HP: Non serviam

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Non serviam » Auri sacra fames » [Вечер встреч - 20.00-23.00, 21.09]


[Вечер встреч - 20.00-23.00, 21.09]

Сообщений 1 страница 30 из 61

1

http://funkyimg.com/u2/4511/542/902029Untitled-5.png

дата и время: 21.09, 20:00-23:00
персонажи: Vivien Lestrange и Dantalian Lestrange (хозяин и хозяйка), Fenella Moon, Richard Bagnold, Alphard Black, Salome Macmillan, Walburga Black, Astrid Crouch, Dorea Black, Edith Carrow.
локация: Лестрейндж-холл

0

2

Сияние свеч, музыки звуки и шум голос. Добро пожаловать на бал лжи и фальши, в царство мраморных статуй и алого занавеса. Привычный мир для любого аристократа, надоевший до чертовых косточек лично ему. Будь его воля, он сейчас бы находился в совершенно другом месте и более интересном окружении. Бокал вина, хорошая книга и полутемный кабинет всё же лучше, чем эти лица. Орион, как не смотри, оказался умнее его и закопался в бумаге, а Вальбурга просто не могла пропустить подобный раут, о чем не замедлила сообщить "дорогому" брату. Разговор окончился как обычно - десять разбитых ваз, полчаса криков и одно Репаро. Ну, правда, более слушать её визгливый на высоких нотах голосок сил не было, а вид за окном оказался слишком скучным. Легче было согласиться, впрочем начальство в кои-то веки оказалось на стороне сестры и письмо, извещающие о командировке в дом семейства Лейстрендж было тому наглядным подтверждением. Приглашение на праздник от Вивьен своей алой лентой просто нервировало и... сейчас он стоял в одной из затемненных ниш, ожидая появление «любимой» сестры. Официально Альфрад здесь сопровождает старшую сестру, неофициально подумывает о смене места работы и не желает попадаться на глаза старым переч... кумушкам.  Шальные пятидесятые, цвет аристократии и привычные традиции. Такие сборища всегда считались идеальными для поиска невесты или жениха, начала знакомства и обсуждения последних слухов. О первом ему тактично намекали родители, и вовсю кричала сестра. Итак, кто же тут собрался? Какие бабочки слетелись на порочный огонь? И где же хозяева, что должны развлекать ненавистных гостей? Вот и милая тетушка Дореа, только Чарлуса что-то нет рядом, неужели то же оказался умнее его дурака. Прекрасная леди и идеальная компания для любого вечера, что же будем прятаться рядом с ней. Астрид Крауч, родственница, дальняя, Чарис Блэк и Каспер Крауч ещё одна новая ветвь у древа. Фенелла Мун, вот ещё один откомандированный человек. Аврорат любит своих сотрудников. Всё-таки не зря начальство кто-то садистами назвал. Что ж будем с кем в случае чего обсудить последние рабочие новости. Ах, а это что за белокурое создание. Кто пустил ребенка в мир взрослых интриг? Очевидно слизеринка, других здесь не водится. Их серпентарий не любит чужаков. И где же Вальбурга и остальное семейство? "Неужели наши дамы решили изменить своим привычкам? Какая приятная неожиданность". Мистеру Блэку было скучно, а развлечения в лице старых неприятелей ещё не появилось на сцене импровизированного театра. В вине осталось лишь тоску топить и ожидать момент явления сестры, которая как всегда найдет недостатки у каждого присутствующего. Её язвительная натура просто не может жить иначе, Королева требует преклонения простых смертных и кидается заклятиями и предметами из хрусталя в отступников. Хорошее развлечение, концерты каждый день с утра до вечера в поместье. Просто поразительно, какой большой у неё словарный запас и какая неограниченная фантазия, сценарий не повторился ни разу. И всё-таки "пора найти удачное место для наблюдений или влиться в пеструю толпу танцующих вальс. Обсудить дела, погоду, политическую обстановку и что там ещё произошло в нашем маленьком мирке? Падение курса галеона к маглловским деньгам, нападение пожирателей, столкновение семейств, у кого-то родилось чудесное дитя. Всё как в колесе судьбы повторяется из-за дня в день. Наш мир бы всколыхнуть. Или эту вялую компанию. Впрочем, Вивьен не простит мне концерта. К слову,  где это вечное трио Блэк-Лейстрендж-Гринграсс? Страшно представить, что они могут натворить, если им станет скучно".  Шаг на свет, бокал в руке, интерес в глазах. Наметить жертву или плыть по течению? Всё потом сначала надо поприветствовать дорогую семью. Где же ваша любимая тетушка? Шаги по краю, сквозь толпу. Шум голосов, кто-то наступи на ногу, кому-то кивнуть.
- Доброго вечера, тетушка Дореа. Как всегда прекрасно выглядите, - поцеловать руку, улыбка на лице, как всегда дерзок- Как здоровье? Как ваш супруг? Не правда ли сегодня на удивление пресный вечерок, так и хочется бросить искру.
Улыбки, этикет, правила игры... и где же черти носят его старшую сестру? Он требует её появления на сцене ада.

+4

3

Народ постепенно подтягивался, но все еще были на грани приветствия всех и каждого, и никому не было дела до того, что некоторые сегодня уже виделись,  а некоторые и по нескольку раз. Лестрейндж уже привык к подобному. Правила приличия. Этикет.
Да, у него был свой круг знакомых, кого он сам соизволит первым поприветствовать, по тем или иным причинам, или же, просто эти люди будут теми, кого он и сам будет искренне рад видеть. Остальное... обычно его мало трогало, но в этот раз, он являлся хозяином этого праздника жизни, а значит, именно ему, в одиночку, приходилось играть роль «радушного» хозяина... мысленно проклиная неизвестно где гуляющую супругу. Хотя, все приветствия, ответы были у него уже выработаны до автоматизма, но это ничего не меняло. Нравится ему это или нет, не столь важно, в большинстве случаев, мужчины на такие вечера работать приходят, а не веселиться. Большинство пришедших здесь именно для этого. Не все можно обсудить на работе, да и не всегда есть время. А званые вечера, идеальный вариант для этого.
А леди? Леди блеснуть нарядами, драгоценностями, показать себя,  посмотреть на других, завести нового знакомого ... обсудить последнюю из выставок, цветы, поделиться сплетнями... В общем, всем есть чем заняться. Все привыкли находить себе занятие по вкусам и личным предпочтениям. Наверняка представительницы прекрасного пола начали сборы еще утром, и весь день не давали прохода своим домочадцам. Был он свидетелем подобного, да и успел наслушаться, как леди, выбирают платья и украшения чуть ли не за месяц до торжества, а потом, всех доводят тем, что им вдруг перехотелось и вообще все не так, и цвет не такой... В принципе, Данталиан был рад тому, что его супруга вполне сама может обо всем позаботиться, и что ей не требуется его мнения в подобных мелочах. Ей вообще, на его мнение плевать с высоты птичьего полета. Что она, как и сам Лестрейндж слишком преданна своему любимому делу, чтобы эти золотые часы, тратить на обмен любезностями, а не на получение интересующей ее информации. И новинки в моде, это последнее, что она станет обсуждать. Хотя сегодня, именно она должна этим заниматься. И не дай Мэрлин, она опять выкинет какой-нибудь сюрприз.
А его в любом случае, на долго не хватит…
Данталиан давно научился включать  маску с нужными эмоциями, и держать ее столько, сколько требуется. Сначала, он практиковал это, играя в покер, и не всегда с приятными партнерами.  Да,  там эмоции только мешали, точнее, лишние очень мешали, а продуманные, помогали, и довольно не плохо, приходилось учиться. Научиться играть и запомнить комбинации карт, это совсем просто, а вот понимать оппонента и успешно обыгрывать его, раз за разом обводить во круг пальца,  такого же матерого игрока, съевшего ни одну собаку на этом, это совсем другое. Тут парой лет не обойтись. Да и жизни, наверное, не хватит, чтобы стать полностью идеальным.  Ошибаться, но думать об ошибках, как о ценном, и главное, платном, опыте, не бояться наступать на одни и те же грабли по нескольку раз, не терять голову от цепочки побед, и не начать себя считать самым везучим, забывая про то, что падать все-таки больно. Постоянно быть на чеку, и просчитывать все последствия, всю партию. А иногда и всю игру, не зависимо от того, сколько будет раздач. Подстраиваться под партнера, разгадывая его за первую партию, а самому оставаться тайной для него...
А потом, когда Лестрейндж отошел от игры, и стал «приличным человеком», оттачивал и шлифовал свое мастерство уже под пристальными взглядами полного состава Визентгамота... да и не только его. Чаще всего, это были открытые слушанья, и прессы всегда было более, чем достаточно. Данталиан научился скрывать за доброжелательной улыбкой, свою не уверенность,  злость, превосходство, победы и поражения. Теперь же это умение играть на публику, было постоянным спутником Лестрейнджа.  Да и казаться многоопытным и мудрым - легче, чем все думают. Открывается секрет. Идеальный вариант, когда вы сидите в просторном кресле, но можно и без него... Итак: плечи расслаблены, пальцы подрагивают в такт пульсу, голова чуть склонена набок, подбородок приподнят - так взгляд выглядит более изучающим и снисходительным, легкая улыбка человека, который видел в жизни всё и даже больше - только уголками рта, а глаза... Глаза должны смотреть в сторону собеседника, но - сквозь него, в точку за его спиной. И думать при этом надо о чем-то приятном, но не смешном, достаточном для того, чтобы задуматься, но не заумном. Можно подсчитать расходы за последний месяц - брови обязательно поднимутся вверх, так что придется следить за ними и придать этому движению изящество точно задуманного. А можно прикинуть, каким маршрутом возвращаться домой из любимого трактира после "принятия на грудь" излишней порции выпивки - тогда собеседник будет полностью уверен, что вы его раскусили или же разрабатываете грандиозный план по установлению господства над миром... Лестрейндж же владеет этим искусством в совершенстве. Он может играть в дипломатию, ласково говорить «хорошая собачка», пока не будет найден «камень» по больше. Пока не почувствует что перевес на его стороне. Что для победы не хватает одного броска. И он точно знает, когда это следует сделать. Или когда следует рискнуть… Игрок. Азартный игрок. Профессионал.
Мерлин, ну почему обо всем должен был побеспокоиться я? – после общения с одним из гостей, Лестрейндж сидел в уютном кресле, с тоской цепляясь в бокал с вином. Все лица были знакомыми, многие, еще со школы, но не со всеми, они идут в одну сторону, кто-то движется на встречу, кто-то отошел в сторону, и естественно с кем-то познакомился на работе. В любом случае, магическая элита, в любом случае ею остается. Не естественные улыбки, разговоры о погоде, сожаления, поздравления… Все идеально, а под этой маской фактически нет ничего. Вновь игры, вновь перешагиваешь через себя. Но.. они образец для остальных, они те, на кого равняются, они те, в чьих руках сосредоточена власть, они те, о ком пишут в газетах, во круг кого крутится весь мир. И не важно, чем именно они занимаются, занимают ли главные посты в министерстве магии, заседают в палате лордов, ведут спокойную жизнь или же имеют частный бизнес. У каждого, кто носит известную фамилию, имеется множество связей. Каждый представитель современной аристократии просто обязан быть образцом. Иначе он просто исключается из семейного древа. И обратно уже никогда не вернется. Жестоко. Но таковы правила того мира, где они родились, в каком они живут. От которого ни за что не откажутся.
Эти двери вновь открыты. Открыты для избранных.
Вечер начался.

+2

4

Балы, официальные приемы… Скука смертная. В школе Аллегонда в тайне от однокурсниц мечтала о том моменте, когда впервые окажется на Святочном балу. Выбор наряда, разучивание танцевальных па, суета вокруг приглашений – волнительно надеяться, что на бал тебя поведет именно тот, о ком ты думаешь больше всего, страшно вдруг оказаться совсем без пары. Только с возрастом понимаешь, насколько все это нелепо. Аллегонда разочаровалась очень быстро. Недаром говорят, что все циники когда-то в прошлом были рьяными романтиками.
Невзирая на недовольство матери, девушка чаще всего игнорировала любые светские рауты. Прямо как ее выдающийся отец. Настоящим ученым нет дела до таких мелочей как балы. Однако в этот раз отказаться от прямого приглашения было бы… Невежливо? Неправильно? Не по дружески? Аллегонда и сама бы не смогла дать четкий ответ. Вероятнее всего, все сразу. Но пусть Данталиан думает, что ей вообще сложно отказать ему в чем бы то ни было.
Над своим внешним видом девушка долго не размышляла: черный бархат длиной в пол, облегающий точно по фигуре, но не сковывающий движений, мягкий, как кошачья шерстка, узкие рукава чуть закрывают предплечья – никто не должен видеть метку Темного Лорда. А вот с глубоким декольте Аллегонда чувствовала себя совсем неудобно. Слишком бледная кожа, невысокая грудь, угловатые, как у подростка, ключицы и тонкая шея. Но, как говорится, что есть. Наряд завершал медальон с крупным опалом, мягкие туфли и маленький изящный мешочек, привязанный к запястью лентой. Даже в маггловскую женскую сумку влезет целая Вселенная, что уж говорить об этом магическом предмете вечернего туалета? В длинные русые волосы девушки были вплетены цветы белого олеандра, как известно, ядовитые. Намек на скрытую опасность? Возможно.
Аллегонда не была первой пришедшей гостьей. Не стремилась. Отдать должное гостеприимству хозяина и хозяйки, а затем побыстрее исчезнуть – такой была ее цель. Оставалось только надеяться, что Данталиан не заставит петь перед гостями. А ведь он мог. Запросто.
Бросив рассеянный взгляд в зал, Аллегонда уверенным шагом прошла прямо к одному из виновников торжества.
- Доброго вечера, господин Лейстрендж, - обыкновенная дань этикету, как и протянутая для поцелуя рука. Девушка заглянула другу в глаза и тонко, едва заметно улыбнулась в знак того, что и на самом деле рада его видеть.
Повернувшись вполоборота к залу, Аллегонда тихо процедила сквозь зубы:
- Чудесно. Ты пригласил всех магов Великобритании? – улыбка незаметно превратилась в усмешку. – Никто еще никого не сожрал?

+1

5

внешний вид: платье [изумрудно-зеленого цвета, пояс черный], черные туфли. волосы уложены. да, детка, это винтаж, это 50-е))))

   Что ты здесь делаешь? В последний раз задаёшь себе этот вопрос, вертя в руке бокал шампанского, вспоминая, за каким чертом явилась в дом к Лестрейнджам. Ах да, общество, твой круг, ты обязана посещать такие мероприятия, даже если относишься к хозяевам не лучшим образом. Ходят слухи, которые, как тебе кажется, совсем не слухи, о принадлежности хозяев дома к Пожирателям… Появляется вопрос, что на их приёме делают авроры? Дань уважения Министерству, способ пустить пыль и отвести подозрения? Но наверняка ты получила своё приглашение, заботливо подписанное Вивьен, совсем не по этому поводу. Ты – часть семья Блэк, пусть уже лишь формально, но всё же, не пригласить тебя не могли.
   Пробегая глазами по изящно написанным строкам, ты скалила улыбку - так сильно разило от написанных слов лицемерием. Ты могла бы не прийти, поступить так же, как твой муж, привычный подобные мероприятия не посещать, тем более, когда это связано с твоей семьей. Но ты была бы не Блэк, если бы не ввязалась в эту очередную авантюру. К тому же, это великолепная возможность вспомнить юность, надеть маску и снова поиграть в эдакую аристократку, леди, светскую львицу. В общем, поиграть в ту, кого терпеть не можешь. Но на то это и высший магический свет Англии, чтобы играть. Есть ли здесь хоть один человек, чувствующий себя в этой атмосфере, как дома? Бросьте, здесь все льстецы, лгуны и лицемеры. Однако, многие не играют эти роли, являясь таковыми в действительности.
   Ты изящно подносишь бокал к губам, про себя думая, как же неудобно быть в платье. Это ещё один ненавистный тебе атрибут, от которого ты избавилась, выйдя замуж. Чарлус не принуждал тебя быть леди, как этого хотела твоя семья. Поэтому сейчас, облачаясь в пышные юбки и затягивая корсеты, становится ясно, куда ты собираешься. На любые семейные встречи и светские рауты ты неизменно возвращаешься к «женскому» образу, жалея тем самым свою семью: хватит с них того, что ты стала аврором.
   Мельком пробегаешь взглядом, бегло всматриваясь в лица гостей. Лейстрейнджи очень любят устраивать подобные вечера, собирая всю элиту, глав из Министерства, Визентгамота. Краешками губ улыбаешься коллегам и киваешь знакомым, высматривая кого-нибудь из семьи. Блэки не могли прибегнуть к отказу подобным приглашением, а значит наверняка здесь можно будет встретить и сестру, и племянников.  Не сказать, что отношения с ними блестящие и надежным тылом их не назовешь, но всё же родные лица созерцать куда приятнее.
   Ты не успеваешь оглянуться, как оказываешься в кругу работников Министерства, обсуждающих зарубежную политическую ситуацию. Что ж, кивать вовремя и бросать пару слов в тему ты умела всегда, что может быть проще создавать видимость беседы? Поражает, насколько эти люди прекрасно разбираются в положениях других стран, зато об Англии предпочитают умалчивать, по крайней мере, сегодня. Это же светский приём, иначе бы все перестали играть роли и перегрызли друг другу глотку…было бы прискорбно. Тебя всё ещё не покидает чувство, что тебе не стоит здесь быть и ещё не поздно медленно продвинуться к двери, никто не заметит твоего ухода. Во всяком случае, сделают вид, что не заметили. А дома ждёт Чарли, правда, весь в работе и бумагах, но по крайней мере родной и близкий Чарли… И не нужно будет фальшиво улыбаться и проклинать чертов корсет. Ты не успеваешь додумать и принять какое-либо решение по побегу, как из-за угла комнаты появляется Альфрад с, кажется, никогда не покидающей его усмешкой. Улыбаешься племяннику, подавая руку для поцелуя, всё по этикету, всё как принято, всё как…черт, когда лучше бы ты сбежала.
-Альфрад! – сладкий голос, стараешься быть как можно естественней, у тебя это великолепно получается, всё-таки, годы тренировок, - благодарю. Ты же знаешь, Чарлус не любит подобные… – так хотелось сказать сборища, - встречи. Да и слишком много работы… Сегодня нашу семью я представляю в гордом одиночестве. Подмигиваешь племяннику и делаешь глоток шампанского. Уж с кем, с кем, а с Альфрадом можно было не церемониться и отбросить нормы этикета, но ситуация обязывает. Пожалуй, во всей комнате он единственный так близок тебе по духу, ещё один аврор, за что так же имеет некоторые недовольства в свой адрес со стороны клана Блэк.
-Кстати об искрах, где Вальбурга? Ты разве не должен был её сопровождать? – вопросительно поднимаешь бровь и пытаешься высмотреть в толпе племянницу, скорее всего, она пришла сюда именно с братом, ведь Орион, так же, как и Чарли, «слишком занят» для подобных «развлечений». Не найдя знакомого лица, снова возвращаешь взгляд к племяннику, странно, если он её сопровождает, то почему он всё ещё цел?

Отредактировано Dorea Black (2013-05-12 16:00:22)

+2

6

Приглашение. На бал. Столько разных мыслей  в голове не давали покоя  ни днём, ни ночью, пока долгожданный день, а точнее вечер не наступил. Чем обернётся второй выход «в свет»? Какое будет от него впечатление? А я, смогу ли я вписаться в него? А нужно ли мне это? Буду ли с улыбкой вспоминать об этом вечере или постараюсь его поскорее забыть, как страшный сон? Выброшу, как использованный флакон из под зелья. Последние наставления дражайшей матушки тонут в пучине волнения, перед глазами всё плывёт, кончики пальцев подрагивают от напряжения, невыносимо больно дышать, кажется, корсет затянули слишком туго, но уже нет времени что-либо переделывать. Матушка пытается прыснуть духами, отмахиваюсь, как от надоедливой мухи, терпение уже на исходе. Остается только закрыть глаза и попытаться очистить сознание от посторонних мыслей и эмоций, на время «выпасть» из реальности ставя блоки, которые представляли собой очень правдоподобные вымышленные воспоминания ,чередуя их с грубыми «заборами», которые можно пробить только с содействием тарана, долго и монотонно.  Не спеша, создавая непроницаемый вакуум округ своей «частной собственности» Соломея с чувством гордости за проделанную работу всё же открывает глаза и уже сейчас чувствует трещину, которая пробежала по защите, остаётся просто вздохнуть и не огорчаться. Просто принять, как факт, что до совершенства ей ещё очень далеко. В полученном лабиринте нет острой необходимости, вероятность встретить легилимента, для которого её воспоминания могут представлять хоть какой-то интерес, ничтожна, мала, а точнее семь процентов.
Но так спокойнее, когда знаешь, что в твоей голове не окажется не прошеных гостей.
Поездка прошла в тщетных попытках убрать трещину в блоках, так что Соломея даже не успела толком разглядеть Лестрейндж – касл снаружи, как им с отцом, который с хорошо скрываемым недовольством исполнял роль провожатого, считающий подобные мероприятия пустой тратой времени и средств, пришлось подниматься по лестнице. С интересом разглядывая внутреннее убранство дома, Соломея не могла не бросить взгляд на своё отражение в зеркалах, но вместо привычной себя видишь какую-то мерзавку, которая закрыла собой  девушку. Потребовалось несколько секунд, чтобы признать в ней себя, на лице появилась такая необходимая милая улыбка, это же надо было умудриться увидеть соперницу в собственном отражение. Но всё же некоторая робость овладела ею, когда они вошли в зал. Огромное количество народа несколько смутило её, но Соломея старалась этого не показывать, только быстро взглянула на отца, ощутив его молчаливую поддержку, которая придала ей заряда бодрости.
Что там дальше по этикету? Ах да, приезжающие гости  должны были засвидетельствовать своё почтение, в виде приветствия перед хозяевами, которых ещё надо найти в этой бочке с селёдкам. А вот и хозяин бала…И ни каких резких движений, улыбка, спокойное дыхание, ровная осанка, руки расслаблены, а пальцы не сжаты в кулаки. А то, что глаз нестерпимо тешется, это надо просто перетерпеть. 
- Мистер Лестрейндж, - Уолтер Макмиллан отвешивает положенный по этикету поклон, - Позвольте засвидетельствовать вам мое почтение и представить мою дочь Соломею, гордость и отраду моих очей. Соломея, позволь представить тебе Данталиана Лестрейнджа – хозяина этого чудесного поместья и сегодняшнего бала.

Отредактировано Salome Macmillan (2013-05-12 22:11:14)

+1

7

- Доброго вечера, господин Лейстрендж.
- Мисс Скамандер, приятного вечера. - Лестрейндж поднялся с кресла, чтобы поприветствовать девушку. Коснувшись губами ее левой руки, Данталиан посмотрел ей в глаза. - Вы как всегда очаровательны. - дружелюбно улыбаясь ей, проговорил мужчина. - И я очень рад, что ты на время отложила свою работу и откликнулась на наше приглашение.
Аллегонда. Его ученица, та, с кем он делится тем, что знает сам. Та, с которой приятно пообщаться. Первая на его памяти девушка, которая своими действиями доказала ему, снобу такому, то, что женщины ничуть не хуже мужчин владеют боевой магией. А в некоторых моментах даже лучше. Нет, Данталиан знал это, но всегда считал, да и продолжает так думать, а то, что появились исключения, что ж, это только доказывает его правоту, что им в любом случае мешает их эмоциональность, смена настроений. А если они решат, что у них вдруг любовь или еще какое-нибудь сильное потрясение, то тут уже все равно на то, чего они достигли. Бросить все и уйти в свои переживания.. что может быть проще? И да, сколько бы девушек, женщин - воительниц он не встречал, на ступень рядом с собой он поставил бы единицы. Тех, кто постоянно на деле доказывает то, что она этого достойна. Ведь доверие такая хрупкая штука, разрушить все можно лишь одним единственным действием, а вот вернуть обратно уже не будет никакой возможности.
- Ну что ты. - Данталиан по-хулигански улыбнулся и ответил в таком же тоне, так, чтобы слышала только Аллегонда. Да-да, они строят планы по захвату восхода солнца и полного его подчинения себе. Ничего интересного. - Мы пригласили тех, кто по своему положению должен тут быть, не зависимо от их политических и прочих взглядов. - Лестрейндж подмигнул девушке и, окинув взглядом собравшихся, приветливо кивнул парочке знакомых, и вновь вернулся к разговору. - Да и никто не рискнет тут устраивать разборки. Все слишком хорошо воспитаны. - Данталиан взял два бокала с шипучим напитком с подноса, которые разносили эльфы, и сдержанно улыбаясь, протянул один девушке. Отсалютировав ей бокалом, Лестрейндж подмигнул ей и сделал глоток напитка.
- Мистер Лестрейндж.
- Мистер Макмиллан. – ответный поклон Уолтеру, а точнее кивок головой, сдержанная улыбка. - Рад видеть Вас, и Вашу дочь. - Лестрейндж невесомо коснулся губами протянутую руку маленькой леди, отдавая дань этикету. А после этого, обратился уже именно к ней.- Прекрасно выглядите, Соломея. И я очень надеюсь, что этот вечер будет для Вас таким же прекрасным. - вновь доброжелательная улыбка Макмилланам, а затем такая же Аллегонде.
- Уолтер, Соломея, я же в свою очередь, хочу представить Вам мою гостью, мисс Аллегонду Скамандер. - Лестрейндж закончил с представлением и вновь окинул зал хозяйским взглядом, отмечая тех, кто уже собрался. Блэки, как и обычно, как и всегда встретились со своими и собирались своей отдельной группой. Это их качество, он заметил еще в школе. Складывалось такое ощущение, что им по большому счёту никто больше и не нужен. Данталиан заметил Альфарда. Неожиданно, совсем неожиданно. Поймав его взгляд, мистер Лестрейндж выполняя обязанности главы дома и хозяина вечера - кивнул ему, а затем и Дорее Блэк. Лично поприветствует он их позже.

+1

8

---- из Гринготса.

Вивьен очень торопилась. Она аппарировала сразу к себе, на второй этаж, скинула мантию на пол, достала украденное, чтобы рассмотреть поближе и, наконец, понять, кому это принадлежит. Волшебница поднесла к глазам первую попавшуюся под руку книгу, прочитала название несколько раз и расхохоталась. Действительно, удача. Она ограбила сейф своего мужа. Надо будет сказать ему, что Гринготс не так уж и надежен.
Лестрейндж пулей понеслась в библиотеку и расставила похищенные книги на дальней полке. Пара золотых непримечательных предметов так и остались в комнате. С той же скоростью Вивьен вернулась назад. Как хорошо, что хоть платье и прочие удовольствия она приготовила с вечера. Женщина переоделась в карминового цвета платье в пол, не пышное, но плавно ниспадающее вниз, встала на каблуки и поправила прическу. Спасибо Моргане, что Вивьен не приходилось долго и нудно приводить себя в порядок, чтобы выглядеть как минимум идеально. Все самое необходимое ей дала природа. Вивьен еще раз оценила собственное отражение в зеркале. Хороша.
Она чинно спустилась вниз по мраморной лестнице и вошла в зал, где приглашенные уже предавались танцам и примитивным светским беседам. Лестрейндж быстро оглядела зал и, приметив тех, кого она действительно хотела бы видеть, довольно улыбнулась. Первым делом Вивьен направилась в сторону Альфарда. Она прекрасно знала, что они с Данталианом друг друга, мягко сказать, недолюбливают, но не пригласить своего друга, одного из немногих, Вивьен не могла. Блэк стоял в компании Дореи, что было ожидаемо. Что ж, ее общество придется немного потерпеть. Не так уж и сложно, тем более, что Вивьен уже развеялась.

- Альфард, Дорея, - поприветствовала Блэков Лестрейндж. - Рада вас видеть, - хотя это уже относилось к одному Альфарду. Чертов этикет! Но нельзя, нельзя: нужно быть вежливой, а иначе расшатанные нервы мужа снова не выдержат. Зачем провоцировать человека?
Она оглянулась, чтобы посмотреть на него. Он о чем-то вполне мило беседовал со Скамандер - эта девчонка у Вивьен вызывала лишь снисходительное равнодушие - ничего интересного, одна милая мордашка. Рядом стоял уже взрослый мужчина и его, скорее всего, дочь. Лестрейндж не помнила их. Совсем. Она снова перевела внимание на Блэков.
- Прошу прощения, но мне просто необходимо показаться на глаза Данталиану, - слегка усмехнувшись произнесла Вивьен, больше для себя, чем для кого бы то не было. И царственно поплыла по зале к супругу.
Надо бы сделать совершенно невинное лицо и унять глупое сердцебиение. Такая эйфория после посещения банка. А потом еще как-то придется объяснять Данталиану, как из его сейфа несколько предметов переместилось обратно в дом. Вивьен подошла к мужу со спины и мягко положила руки на его плечи.
- Добрый вечер, - негромко произнесла она. - Думаю, тебе стоит представить меня нашим гостям, - она обошла Данталиана и встала по правую руку от него.

+2

9

Надо выбирать между тем, к чему привык, и тем, к чему тянет. Сегодня выбор был сделан в пользу первого и, если со временем их застоялый пруд что-нибудь не взбаламутит, он покинет его, чтобы встретиться с тем, к чему тянет. Ибо этот момент его жизни был похож на сон, вроде, он есть, но от него ничего не останется. Все действия данного вечера удачно складывались в шаблон, давно кем-то принятый. Почему дорогая аристократия так привязана к прошлому? Пора бы уже посмотреть в глаза будущему, а не лепить новые идеалы из старых руин. "С другой стороны, куда приятнее ничьих мнений не разделять, а иметь свои. " Свежие взгляды их обществу бы не повредили, но свежие, а не революционные мотивы. Хотя сейчас не места для таких мыслей, они всегда не к месту.
- Я понимаю Чарлуса, как жаль, что наша работа сегодня пересеклась с этим вечером встреч. Сколько выпусков собралось в стенах этого дома?
Всё это напоминало встречу выпускников. Цвет Слизерина был тут основной массой, выпускников остальных факультетов можно было пересчитать по пальцам. И все были знакомы, какой бы полярности не были знакомства, насколько острыми не были бы слова, знакомство было. Это казалось смешным, одни и те же лица сопровождают тебя всю жизнь и все вершится в Хогвартсе или на заднем дворе поместья. Кажется, именно там вы и подрались с сестрой. Один раз. Отчитали и данная ситуация больше не повторялась. Битвы стали словесными. Такие всегда будут в моде. Клинки в них острее, а ум живее. Ты можешь парировать, нападать, запутывать и все ни сходя с одного места. Удобно.
- Королевам пристало опаздывать, а смертным их ожидать,- кривая усмешка,- Возможно мне удастся сбежать раньше, чем она решит меня сосватать. Меня как сопровождающего отослали вперед, усмирять драконов. Верный рыцарь всегда готов подставить подножку своей любимой сестрице принцессе.
Иногда казалось, что это её новое хобби. Вальбурга всегда была одержима семьёй и всем, что её касалось. А её несносный брат рушил все проверенные традиции. Она была недовольна им, он это знал и ему это нравилось. Ему нравилось выводить её из себя. Вэл всегда гнев был к лицу больше любых жемчугов и бриллиантов, а ему всегда будет слишком скучно, чтобы обращать внимание на её угрозы и слова. Но даже самые любимые вещи быстро надоедают, так и от её голоса легко устать. Стоит выпить ещё один бокал за то дело, что удерживает его милую сестру так далеко от Лестрейндж-холла. "Главное, чтобы это дело не нарушало уголовный кодекс иначе репутация семьи полетит к гиппогрифу по хвост. Обелить её будет после такого достаточно сложно".
- Но не будем о грустном, она обязательно будет тут, возможно с одной из своих близких подруг. На кого вам рекомендовали обратить особое внимание? Наше начальство в последнее время очень подозрительно и выбирает неудачные места.
В глазах некоторых членов его семьи он совершил не верный выбор. В корне не верный. Аврорат. Зачем? Благородный наследник древнего рода работает... аврором. Каламбур, честно слово. Но, если в Гриффиндор не взяли, то хоть тут он пойдет по кривой дорожке. Родителей таким шагами уже не удивишь. Отец закрывает глаза, мать устала падать в обмороки. Эстафета передана молодому поколению, и теперь оно само воспитает своих ближних. Ещё один тур вальса из лиц. Кто-то приходит, кто-то знакомится, кто-то спешит скрыться в саду. А по мраморной лестнице спустится черная лебедь. Хозяйка бала, тайной как вуалью скрытая. С Вивьен отношения были значительно лучше, чем с её дорогим супругом. Общее детство никак не хотело отпускать уздечку, и все время предлагала сыграть в прятки или салки. Взрослые в таких играх проявляют больше хитрости и ровно столько же галантности. Ведь можно и просто случайно не поймать. Как всегда мила, прекрасна и играет по правилам, своим правилам. Идеальна по меркам вашего общества.
- Почтения хозяйке этого дома от семейства Блэк,- поцеловать ручку, поклониться, улыбнуться, с них уже можно писать какую-нибудь дешевую пьесу, настолько все загнанно в рамка приличий,- Не проси и так простим.
И он, конечно, же знает, что с Дореей у них расхождения по, так сказать, политическим взглядам, как и у него с Данталианам. Герцог Ада и тут правит бал. Впрочем, на балу принято носить маски вот, и вы обменяетесь кивками, как взрослые и воспитанные люди.

+2

10

внешний вид: кроваво-красное платье, черные туфли, черные перчатки, веер

Вечер который должен запомнится всем на всю жизнь. И он запомнится. С застывшей маской светской любезности, женщина вошла в главную залу и оглянулась. Взгляд заскользил по присутствующим. Скамандер, Лестрейндж, какие-то лица, которые хороводом проносились мимо. Грязнокровки, полукровки, которые по сути ничего из себя не представляли, но занимали главенствующие посты в Министерстве магии. Их нельзя было не пригласить. Ее взгляд зацепился за Финеллу, которая висла на руке Бэгнольда. «И как только он - чистокровный маг позволяет всякой заразе прикасаться к себе», - с раздражением подумала Вальбурга. Она резко дернулась с гримасой отвращения на лице - это длилось лишь долю секунды, никто не успел заметить, и вот она вновь дарит окружающим лучезарные фальшивые улыбки. Добро пожаловать на бал лжи и фальши.
Вальбурга кивнула знакомым, и перехватив бокал с шампанским продефилировала к брату. Он как раз стоял рядом с их тетушкой Дореей и мило беседовал. Она знала, что он притащился сюда лишь ради нее, ведь он терпеть не мог такого рода увеселительные мероприятия. Будь она другой, то возможно поблагодарила бы за это "самопожертвование", но она считала, что это его святая обязанность сопровождать ее везде, когда не мог муж. Быть здесь одной было не позволительно по этикету, а Орион был чем-то занят, но не смог запретить идти на бал. Фамильная ваза точно брошенная в голову была веским аргументом в их семье.
- Альфард. Дорея, - вежливо поприветствовала их Вальбурга и начала пустую вежливую беседу,
- как Вы находите этот бал? Должна признаться, здесь довольно...
- она на секунду запнулась, - мило. Данталиан и Вивьен постарались на славу, - ее голос был полон фальшивого восхищения.
В нашей переплетённой серебристыми линиями жизни - фальшь и ложь были главными составляющими. Сплошной театр, а мы лишь послушные его актеры, исполняющие раз за разом одни и те же роли. Никаких отклонений, никаких промахов - за мельчайшее недоразумение можно горько поплатиться. Одно слово, один взмах волшебной палочки и ты никто - беден, опозорен, вычеркнут и забыт. Мы мечтаем о крылатой свободе, но кодекс элиты позволяет нам наслаждаться лишь изысканной и безнравственной свободой доступной лишь аристократии. Мы птицы в золотых клетках, не способные выбраться на волю. Мы - клан обреченных, не способные снять привычные маски, ведь наши обнаженные эмоции иногда бывают сильнее Круциатуса. Нам никогда не разорвать этот порочный круг. А те кто попытался - поплатились самым дорогим.
- Альфард, ты выразил свое почтение главе дома или это снова придется делать мне? Сделав вид, что ее донимает жара, Вальбурга начала усиленно обмахиваться веером. Только чудом этот веер еще не обрушился на голову ее непутевого братца.
Веер добавлял этой красавице значительности и важности — она гордо выступала с ним на всех балах и светских приемах, веер в её руках смотрелся, как жезл полководца. И не даром, ведь он имел свои хитрости. В него давным давно встроили небольшие заговоренные зеркальца, чтобы скрывшаяся за веером девушка могла подсматривать за кавалером, который ей симпатичен или же насылать незначительное проклятья на соперниц.

+2

11

Я никогда раньше не была на таких светских мероприятиях. Они меня никогда не интересовали да и никому в голову не пришло бы отсылать приглашение простой полукровной волшебницы, которая работает в Аврорате. Как я попала на сегодняшний бал? Вы не поверите, но это всего лишь случайность. Меня пригласил Ричард не желающий идти один на корм этим акулам. Он говорил мне что всегда чувствовал себя не в своей тарелки среди этой фальши и роскоши. Признаться я и сама чувствовала себя не уютно в стареньком мамином платье и залатанной парадной мантии. Я замечала косые взгляды, нагло разглядывающие меня, слышала ехидные шепотки за спиной. Под таким откровенно оценивающими взглядами я покраснела и тем не менее не опускала светло-зеленые глаз, стараясь ничем не выдать охватившие меня раздражение и смущение. Хотелось вытащить палочку и заколдовать этих разодетых дамочек. Они за всю свою жизнь не заработали не единого кната, довольствуясь богатствами, которые достались им в наследство от предков. Они презрительно морщили нос при виде грязнокровок. Я не была грязнокровкой, но тем не мене они не удостаивали меня своим расположением, вечно общались свысока, будто я грязь под их ногами. Это огорчало и раздражало меня. Хотелось доказать им всем, что я чего-то стою, но увы. Их бессердечность передается по наследству вместе с титулом.
Пробираясь сквозь толпу гостей, я выискивала взглядом хоть одно знакомое лицо. Я осмотрелась, пытаясь найти Ричарда. Толпа раздалась, и на секунду я смогла разглядеть дальний конец зала. И тот, кого я искала оказался там. Я стала осторожно двигаться по залу, стараясь снова его увидеть. Изредка я задевала кого-нибудь и извинялась. Я перестала замечать взгляды и шепоток, ведь теперь я полностью сконцентрировалась на нем. На душе стало легко и радостно, как всякий раз, когда он оказывался по близости. Губы сами собой растянулись в глупо-счастливой улыбке.
- Ричард, громко позвала я и помахав ему рукой, стала уже бесцеремонно пробираясь в толпе. Дойдя до него, я неуклюже подскользнулась и чуть было не упала. Пришлось схватиться за его руку дабы предотвратить этот кошмарный позор. - Спасибо, - благодарно пробормотала я, тотчас заливаясь краской. Сердце радостно забилось от его близости и в голову полезли разные мысли, но я сцепила зубы и погнала их метлой и пинками. Лишь одно омрачало мою радость - воспоминание о преступлении хозяйки этого бала. Я не могла отделаться от мысли, будто она знала, что я за ней следила. И теперь она решила поиграть в свою собственную извращенную игру и посмотреть буду ли я держать язык за зубами. Ведь если нет, одной стертой памятью я не отделаюсь. Но я не могу молчать.
- Ричард, мне нужно с тобой поговорить наедине, - неуверенно начала я, - прямо сейчас. Это очень важно. «Он поймет и подскажет, что делать», - успокаивала я саму себя.

Отредактировано Fenella Moon (2013-05-18 19:35:24)

+1

12

Когда Ричард признался сам себе, что в семье он оказался бракованной частью, он надеялся, что его постараются упрятать подальше от таких вещей, как светские вечера или встречи. Это было бы логично - ведь вдруг он что еще выкинет, он же неподходящий, не тот? Опозорит семью и все такое, а репутация для таких как Бэгнольды дороже жизни. Но почему-то все обернулось иначе. И он неизменно появлялся на каждом втором событии, со своими слабыми разговорами и вялыми улыбками, со своим не нарушающим этикета  поведением, дожидаясь, пока гостей будет достаточно, чтобы его уход не заметили. В этот же раз можно было поступить иначе. На самом деле, Ричард не мог понять, почему раньше не пытался протащить кого-то из друзей или подружек на подобное мероприятие. Наверное, просто не каждый добровольно согласится потерять свое свободное время в самом скучном обществе из возможных.
Тем не менее, за день до бала у Лестрейнджей Ричард заявился к Финелле и предложил ей именно это. Та сначала только смеялась, пока Ричард разыгрывал драму, но когда он едва ли не всерьез заявил, что может после этого бала обратиться в напыщенного представителя элиты, Финелла проявила милосердие. Ричард выразил искреннюю надежду, что вдвоем противостоять скуке будет проще. По правде говоря, на следующий день Ричард начал даже немного жалеть. Зачем втягивать Финеллу? В конце концов, он едва ли сможет занять её на все время бала, а реакцию остальных завсегдатаев подобных мероприятий легко спрогнозировать - косые взгляды и подшучивания настолько тонкие и одновременно грубые, что им принято подыгрывать. Этого, кстати, Ричард никогда не умел. Так что, все это могло сильно разочаровать мисс Мун.
Ричард давно перестал удивляться, почему он еще вообще получает приглашения в подобные места. Здесь все было игрой - порой такой смехотворной, что становилось стыдно, что ты принадлежишь к этим кругам. Все прошло по правильное, положенной схеме: появиться, поздороваться с хозяевами бала, перекинуться парой ничего не значащих фраз с уже присутствующими. Старательно избегать взглядов со стороны; как можно меньше говорить о существенном, и больше подхватывать тему. Ричард выработал за пару лет простые правила: говорить немного, обходить все острые углы в беседе и быть как можно более нейтральным. Тут это не любили, могли посчитать бесхребетностью и безволием, да чем угодно. Ричард не слишком об этом заботился, потому что гораздо хуже было бы, если бы он выказал протест. Все равно они все лгуны. Можно отмалчиваться по мере возможности. Поэтому и сейчас он как можно незаметнее влился в собравшуюся компанию.
Ричард уныло стоял чуть в стороне, оглядывая собравшихся. Наконец в зале появилось движение, и Рик уже точно знал - пришла Финелла. В ней было слишком много жизни и энергии, особенно для этого консервированного общества; и по скептичным взглядам дам, шороху юбок и вмешавшимся в тихий гул гостиной настойчивых шепотков Бэгнольд понял, что это она. Её беззаботный оклик заставил Рика улыбнуться - такие вещи, как ему казались, били по самой душе этих людей, взращенных на этикете и правилах. Бэгнольд улыбался ей в ответ, а когда она подошла - вовремя подал руку, чтобы девушка не упала.
- Прекрасно выглядишь, - искренне произнес Ричард, но все равно это прозвучало как-то шаблонно - очень уж в тон месту, в которое они пришли. Поэтому он поспешно добавил, как можно мягче:
- Ты моя спасительница, - Ричарду было немного непривычно, что с ним кто-то "извне", но приятно. - Хотя, боюсь, после того как ты вкусишь все прелести этого бала, больше ни за что не согласишься со мной куда-то пойти.
Ричард неловко улыбнулся. Было странно, что рядом все эти люди в дорогих мантиях и фамильных драгоценностях, а он в этот момент не держит на лице маску. Но Финелла была чем-то сильно обеспокоенна.
- Ладно, - протянул Ричард ей в ответ. "Что же такого важного? Что-то с работой? Кто-то из этих людей - угроза безопасности магической нации? Если так, это точно не новость", - подумал Рик. Ему вообще казалось, что Фин во много излишне мнительна, а все эти вещи про Пожирателей - несерьезные игрушки взрослых людей. Но такие мысли пришлось одернуть, Финелла все же аврор, и могло быть что угодно. Хотя немедля просочились и другие мысли, что это что-то личного характера, и по правде говоря, от такой идеи Ричард уже мог начать волноваться.
Ричард отвел девушку в сторону, остановился недалеко от стола с закусками и напитками и вопросительно на неё посмотрел.
- Не беспокойся, здесь все так заняты своими интригами, что ничего и не заметят, - заверил Финеллу Рик. Сам же он старался не выглядеть озабоченным, наоборот, - выглядеть спокойным. Иначе бы остальные точно что-то заподозрили. Впрочем, сам факт того, что он привел с собой кого-то не из круга, гарантировал Ричарду больше внимания, чем он когда-либо мог тут получить.

+2

13

внешний вид

платье + драгоценности + веер + парадная мантия, которую куда-то убрали эльфы

http://savepic.net/3694846.pngДруэлла заметно опаздывала, но торопиться и не собиралась. А куда спешить-то было? Подумаешь, сестрица, жаждущая поиграть в хозяйку, собирала очередной бал. Тоже мне мероприятие. Что Друэлла на них не видела? Все тот же набор знакомых лиц, все те же пары, все те же бриллианты на шеях. А что самое ужасное, так даже и обсудить нечего. Минимум свежих сплетен, минимум новостей. Словом, девушка серьезно раздумывала над возможностью сказаться больной и не явиться в очередной раз на собрание, но приглашала же Вивьен. А, значит, был еще один замечательный повод ее подколоть, если выдастся возможность. И тем более на ее "собственной территории". Поэтому девушка готовилась со всей возможной тщательностью.
http://savepic.net/3694846.pngТормошить ларец с драгоценностями, который хранился у них дома, было занятием увлекательным. Даже более увлекательным, чем выбор платья. Наряды от лучших модельеров стоили прилично, но бюджет молодой семьи позволял такие траты. Блуждания по гардеробной, подбор аксессуаров и мантии, прическа и макияж - на все это ушло более трех часов. Зато явилась она "при параде" и со всеми тщательно замаскированными недостатками.
http://savepic.net/3694846.pngВ главную залу Друэлла не спешила: прибыв, она встретилась со своей давней школьной подружкой, с которой следовало бы обсудить некоторые детали одного личного дела без особенного скопления свидетелей. Понятно, что в чужом доме и стены могут подслушивать, но информация не представляла ничего сверхсекретного, но и говорить при посторонних было бы неудобно. В общем, пребывая в доме уже добрых минут двадцать, она вошла в зал сразу за сестрой. Даже обеими сестрами, если считать Вальбургу. Друэлла не спешила присоединяться к Блэкам, ожидая, пока Вивьен от них отойдет; за это время миссис Блэк успела поприветствовать многих: и Краучей, и МакМилланов, и Бэгнольда, который стоял с совсем незнакомой девушкой. Судя по всему, та не принадлежала к аристократии, поэтому особенного внимания к себе не привлекала.
http://savepic.net/3694846.pngНаконец, девушка добралась и до своего нового родного семейства.
- Дорея, Вальбурга, Альфард, доброго вечера, - кивнула она. - Сигнус сегодня обещался быть, но, подозреваю, работа лишила его последнего желания выходить в свет, так что... - Друэлла многозначительно пожала плечами, давая понять, что по крайней мере начало вечера она проведет в их компании. - Вальбурга, могу составить компанию. Нам определенно нужно поприветствовать хозяев дома как положено, - предложила Друэлла. Строго говоря, они могли бы выдвинуться и всей дружной компанией: этикет есть этикет, так что здороваться с хозяевами необходимо в любом случае.
http://savepic.net/3694846.pngДруэлла украдкой взглянула на владельца поместья: рядом с ним была какая-то незнакомая девушка. Неужели они собрали здесь сегодня и всех безродных? Не похожи они на достопочтимых иностранок-аристократок, ну, - к собственному неудовольствию отметила Друэлла. Не сказать, что она терпеть не могла магов, в чьих жилах не текла "голубая кровь", но уж хоть где-то можно было отдохнуть от них.  Что же, придется улыбнуться. И как только Вивьен терпит всех, строящих глазки мужу? Удивительно!

+2

14

Нужно куда-то собираться и идти на бал, на котором совсем не хочется появляться. Все это аристократическое общество часто выводит из себя, лучше сидеть целыми днями дома и читать книги, чем притворно улыбаться окружающим и кивать в знак приветствия, но ничего не поделаешь, такова моя участь. Нужно скорее одеваться, чтобы успеть на бал, встану где-нибудь около стены и буду наслаждаться чудесными винами хозяев.
Нужно выбрать наряд, который сможет придать моему и худощавому телу хотя бы какую-то долю элегантности. В шкафу нашлось довольно незатейливое платье, наверное, именно оно будет на мне сегодня вечером в чужом поместье. Оно было черным и чуть ниже колен, юбка пышная, а мои острые плечи оставались в нем обнаженными. Тонкая белая лента заменяет мне пояс, на ощупь – самая простая ткань, которую должны обходить стороной аристократы, а мне она нравится, что поделать. Туфли на небольшом каблуке, чтобы с моим и так довольно высоким ростом не казаться выше всех окружающих. На мой взгляд, смешно, когда мужчина меньше ростом, чем девушка, во мне это вызывает тихий смешок, прошу простить. Мои волосы нельзя назвать длинными, скорее, просто средней длины, чтобы придать им изящную форму – приходится применять магию. Магия – верный помощник волшебника, который, конечно же, умеет ею пользоваться. Взмах волшебной палочкой и прическа стала более пышной и приподнятой, чем раньше. Люблю магию за это, она ухаживает за тобой вместо тебя.
Так не хочется никуда идти, все еще сижу на своей кровати, поправляя пышную юбку из нескольких слоев. Может, что-то еще? Какие-нибудь фамильные драгоценности? Пожалуй, мне будет достаточно колье моей матери, которое она уже отдала мне, как наследство. Она хочет, чтобы у нее родилась внучка, которой я смогу передать это украшение, но сейчас я не могу иметь детей из-за своей худобы, увы.
Вышла из поместья только минут через пятнадцать, в небольшой сумке  - карманные часы на золотой цепочке, люблю такие вещи, могу считать это главным своим украшением, если же, конечно, научиться элегантно доставать их из сумки. Войдя в поместье, в котором я буду гостьей этим вечером, обвела людей усталым взглядом и каждому кивнула в знак приветствия, натянуто улыбнувшись. Знаю почти всех присутствующих, но сегодня я бы предпочла обойти их стороной, чем начать общение. Перехватив бокал вина, отошла в сторону от всей этой суматохи и шума, прислонившись к холодной стене. С интересом разглядывала красное вино, интересно, она и вправду настолько прекрасно, как его хвалят мои знакомые? Пригубив, поняла, что все не так хорошо, как рассказывали другие. Вино, как вино, ничего особенно, ну, может, ароматней, чем другие вины, которые мне доводилось пробовать. У меня в поместье есть вино лучше, чем это. Достаю из сумки небольшие карманные часы и смотрю на время; все еще только начинается, а я уже утомилась и предпочла бы покинуть это общество. Начинает болеть голова.

+1

15

Люди- призраки,
закопанные
в тебе
столетья назад,
возвращаются...

Внешний вид: строгий черный костюм, белая рубашка и черный галстук. На руке дорогие часы. В руке трость, волшебная палочка в правом рукаве, в левом спрятанный маленький нож.

А вы когда-нибудь видели мужскую панику? Видели как одинокий представитель мужского пола паникует, когда не может найти чистые носки? Как он хаотично разрушает квартиру, как переворачивает мебель и нюхает все, что найдет, как заглядывает в самые неожиданные места, в которых только может предположить, что там обитает носок? Когда-нибудь видели, как представитель сильного пола паникует при выборе подарка для женщины на 8 марта? Это же залог счастья на весь год. Это же надо угадать что ей надо, и сделать этот вывод из подаренных ею на 23 геля для душа и пары трусов, конечно же, эти подарки должны были намекнуть на новые туфли, а не на плюшевого медведя! А вот гель для душа и носки- это уже другое дело, это скорее всего просто платьем можно отделаться. Но если она подарила парфюм? Причем не важно нравится ли тебе этот запах, главное что он нравится ей? Эта паника сравнима стихийному бедствию. Это значит она будет нюхать и проверять нет ли на мужчине других запахов. Другого одеколона, другой женщины, сигарет, алкоголя, машинного масла. Она даже поймет облаяла ли тебя соседская собака утром.
Видели ли вы, как паникует мужчина, а? Как он вдруг понимает в один прекрасный момент что не может понять его ли это носки постирались, его ли эта футболка или она уже не его, а ЕЕ. Великолепной и всезнающей ее. Паника, когда в доме появляется первое растение. Оно сначала стоит на подоконнике и девушка просит его изредка поливать...потом приходить поливать...потом остается ночевать, что бы утром полить... а через год, уже весь балкон один большой террариум, квартира похожа больше на зоопарк и нет ничего твоего. Она носит Твои футболки. Она носит Твои боксеры, потому что ей это «клевенькие шортики». Ты ходишь курить на улицу, потому что чертов экзотариум на балконе вянет от никотина.
Что же такое мужская паника? Это обреченность. Обреченность и безысходность. Это когда мужчина понимает, что безнадежно искать носки, что что бы ты не подарил на 8 марта, все равно на 23 февраля это будут носки и гель для душа. Это когда он верит, что фиалкам в его холостяцкой берлоге и в правду будет уютно. Когда он верит в то, что у нему вернется его любимая футболка его обожаемого футбольного клуба и те семейки с трахающимися крокодильчиками скоро снова станут его. Он в это верит, и поэтому паника обрастает такой безысходностью. Ведь носки и правда гости могли спрятать в холодильник, а подаренные удачные туфли могут поднять на 23 февраля тему о покупки тебе кросовок. Ну а если заменить фиалку на кактус, так как он еще и тебя переживет. А что семейки? В конце концов никто не отменял коварного хода по отжиманию вещей, россказни в каких передрягах побывали эти семейки и то, что тебе больше нравится видеть ее голой.
Мужская паника действие необходимое и прискорбное, а потому Азазель не оставлял шансов никому.
Мужчина вытер руки о полотенце, которое держал домовик. Этот домовик был ростом полтора метра и не такой худой как остальные. У него были стеклянные глаза и кожа как штопанная ткань. Это Забини создал его. Несколько трупов людей, домовиков, отлично работающее сердце и мозги... но он перестал обладать магией. Все его пациенты теряли способность к магии и его это угнетало.
- Прибери тут. Труп сожги.- он бросил отрешенный взгляд на свой разделочный стол. Что ж, по крайней мере он получил неплохой комплект органов, а по возвращению можно будет вернуться и продолжить изучение нервных связей в мозге, который сейчас в специальном хранилище.
Мужчина поднялся наверх, одеваясь в черный строгий костюм. Он не оставлял шанса для паники ни одной потаскухе. Да, он часто наведывался в бордели, он часто снимал шлюх. Его неугомонный организм как будто сходил с ума, ведь это просто противоестественно любить секс настолько.
Он спал с ней уже месяц и сегодня она сказала что беременна. Она. Маггла.
Мужчина обрызгался дорогим одеколоном и аппарировал из своей комнаты в сад поместья.
Он не любил долгих церемоний и прочего. И он вообще не понимал что тут забыл.
Подойдя к столикам он сел за свободный, раскинувшись на кресле и достал портсигар. Прикурив он взял бокал вина и принялся наслаждаться моментом. И пусть операция провалилась, а он остался без женщины, зато он избавился от выродка.
Определенно стоило для начала выпить, а уже потом отправляться на поиски хозяев дома, ибо на трезвый желудок он плохо думал.

Отредактировано Azazel Zabini (2013-05-20 18:06:14)

+2

16

внешний вид: платье, темно-синие туфли, волосы распущены, и украшений только кулон с буквой Г.
Someone holds me safe and warm.
Horses prance though a silver storm.
Figures dancing gracefully
Across my memory…

Спектакль окончен, погасли свечи и опущен занавес... для всех, но для избранных он продолжается. Ей тут не место, она это знала. Слишком много правил нарушено, слишком много традиций брошено в пламя свободы. Она ощущает эти взгляды и слышит смешки и разговоры за спиной. Ей все равно. Выбор просто чертовски удивительная вещь, сделал, а потом забыл, что последствия тут же явятся на чай. Она Гринграсс, она горда тем, кто она есть, а все остальное будет лишь за тяжелыми дверями, отчего дома и в кратких визитах старшего брата. Она долго разглядывала фразы на приглашении, сравнивая "за" и "против". Если быть до конца честной она не хотела покидать белые стены больницы, где работала или свой уютный дом ради очередного карнавала лжи, где каждый сам за себя. Не хотела, но вчитывалась в строки и понимала, что давно не видела подруг. Казалось, прошла сотня лет, когда они последний раз встречались, а потом работа, благотворительные вечера, семейные заботы. Быт просто закружил в снежном вальсе и увел от знакомых мест. Мыслей о том, чтобы изменить что-то не возникало и вот...
    Она сжимает темно-синюю ткань платья, входя в парадный зал Лестрейндж-холла. Приглашение было написано Вивьен. Она могла отличить её аккуратный почерк от любого другого. Хотя, конечно же, внизу значились имена обоих хозяев дома. Дань традициям. Ей хочется оглядеться вокруг, чтобы проверить, что слишком любопытных тут нет, и никто не спешит к ней с уймой вопросов. "Синий чулок и старая дева. Чем сильнее пытаешься сдержать пламя внутри льда, тем больше оно стремится наружу. Разве школьные годы не оказали мне это? Надо признаться, я боюсь их тут встретить, что брата, что старого... друга". Совесть ещё не умерла и память услужливо показывает моменты её юности, как кинокадры старого альбома. Она хочет его сжечь, этот ненавистный альбом с колдографиями, где запечатлены все её ошибки. Она краснеет и уже жалеет, что не взяла веер. Зал встречает её шумом голосов, музыкой и тысячей лиц. И все знакомы, пусть даже всего лишь мимоходом. С этим вы учились, с тем пересекались по работе, того ты лечила, а с этим играла в детстве. Каким же маленьким иногда кажется их круг. Новых лиц в нем редко встретишь. "Нельзя так стоять в гордом одиночестве. Надо найти знакомых. Вальбурга скорее всего уже тут. Вивьен сейчас выполняет обязанности хозяйки вечера, не буду отвлекать и поприветствую потом". Надо и не надо. Дайте ей пять минут. Много? Тогда хотя бы одну и один бокал чего-нибудь прохладного для храбрости. Птица покинула свою клетку, в которой уже отвыкла от неба. Что ни говори, а работа просто идеальный повод отказаться от всего. Обязательно ведь найдется тот, кто отравился зельем, неудачно познакомился с экзотическим растением. Ежели нет, то старый добрый Хогвартс никогда не подведет и что-нибудь да случится. Школу просто невозможно без этого представить. Бокал появляется из ни откуда, домовые эльфы слишком хорошо знают свою работу, а вид у окна просто чудесный по обе его стороны. Только правды больше за ним. Хрусталь так тонок, а напиток кисло-сладок. Вкус самой жизни, такая тонкая грань, когда что-то одно просто не может перевесить. Она улыбается и кивает на приветствия и уверена, что многие были бы рады увидеть оплошность любого из гостей. Старые кумушки как обычно у кресел и диванов, а вон и стайка юных дебютанток. Все мы ими были когда-то. Даже тошно. И смешно, так смешно, что метка настроения неуверенно начинает ползти вверх, а губы дрогнут в улыбки. "Ничего не меняется, сколько бы лет не прошло все останется точно так же. Даже через сотню лет все будет точь в точь. Кружащиеся в вальсе пары, неуверенные девичьи лица, старушки сплетницы и насытившиеся гости. Хозяева безукоризненно вежливы и радушно улыбаются даже тем, кому не рады. Маскарад". А она все так же будет наблюдать издалека, как и многие выросшие в этой среде, уже успела устать от всего. Далеко, очень давно, свет мерцает как последние угли костра. Всё, что моё сердце знало когда-то, оно жаждет вспомнить... И песня, которую кто-то поёт, однажды в декабре... Под звуки фортепиано, читая сказки несмышленой девчонке с карими глазами и темными кудряшками. Давно это было, с тех пор прошла не одна весна. Ей так нравилось исчислять время в ушедшей весне. Было в этом что-то трагическое, что разбавляло её стойкий реализм. Ещё один глоток и она будет готова к тому, чтобы окунуться в это море лжи. Ничто в  этом мире не заставит её считать такие вечера честными. Только тут друг и враг улыбаются тебе одинаково. Только тут разворачиваются настоящие игры в шахматы. За кого же сегодня ты? Белые? Черные? Или снова нейтрально серые? Выбирай. Шаг, два, касаясь рукой стекла. Кажется она уже видит семейство Блэк и порхающая от компании к компании Вив. Ничего не меняется.

+1

17

- Спасибо, но мне далеко до этих разодетых в пух и прах дамочек, - звонко рассмеялась я указывая на одну из них. Это была невысокая полная дама, одетая вся в черное, явно думающая, что этот цвет сделает ее талию на несколько дюймов стройнее. Она была почтенного возраста и имела вид, будто страдает одышкой; полные пальцы ее то и дело хватались за подбородок, выступающий внушительно из-под воротника и усеянный кое-где седыми волосиками.
- Слушай, а эта лиса настоящая? - поинтересовалась я, с любопытством разглядывая ее лисью накидку. В ответе я не нуждалась, сама понимала, что эти богатые дамочки вряд ли будут носить подделку. Мне это никогда не будет по карману, мысленно вздохнула я. - Ричард, что за глупости, мне нравится находиться тут с тобой, - тут я конечно покривила душой. Бал был просто роскошный, но я чувствовала себя не в своей тарелке и лишь присутствие Ричарда давало моей душе радостный покой. Так было всегда - безграничный океан радости лишь рядом с ним. И как это обычно бывает, всякий раз эту радость омрачают отемнённые мысли. Так было и сейчас. Вместо того, чтобы наслаждаться его близостью, напроситься на танец и просто весело провести время, я решила рассказать ему о том, что не давало покоя уже несколько часов. О Вивьен. Это как злая шутка судьбы, пойти на бал к той, которая несколько часов назад угрожала тебе волшебной палочкой. К той, которая к такой устрашающей легкостью ограбила одно из самых неприступных магических мест. А я была настолько беспомощной - не смогла ее остановить. Я даже не смогла выяснить, что было похищено. Вдруг цена моей слабости будут многочисленные жертвы или политические интриги? Я уже чую ветерок перемен, мне кажется он дует с севера.
Я стояла, переминаясь с ноги на ногу, закусывая губу и, как будто решаясь что-то сказать, но никак не могла подобрать нужных слов. Я боялась, что он мне не поверит, сочтет меня за сумасшедшую. Вдруг я лишусь его дружбы из-за неправильных слов, очерняющих хозяйку этого дома. Но это была чистейшая правда, я видела ее и могу доказать это даже с сывороткой правды, но мне нужна поддержка. Кто если не Ричард поддержит меня и поможет остановить зло, которое медленно опутывает своей паутиной магическую Британию, высасывая надежду, добро и сея лишь страх.
- Обещай поверить, - мои зеленые глаза стали огромными и очень серьезными. Мне было важно, чтобы он поверил. - Обещай. Я замолчала на несколько минут, внимательно вглядываясь в его глаза, в поисках малейшего знака, что он правда верит мне. Внутренне я решилась и глубоко вздохнула, готовясь выпалить все одним махом.
- Сегодня мой начальник отправил меня на задание - охранять банк Гринготтс, - еле слышно начала я, - конечно кто станет охранять такое неприступное здание, но это случилось Ричард. Банк ограбили в моем присутствии. Я видела, как она накладывает запретные заклинания, - я старалась быть храброй и не выдавать своего страха, - и мне кажется, что она знает о том, что я знаю. Я снова замолчала, прикусив нижнюю губу, но потом все же произнесла: - Я узнала ее, это она. Хозяйка бала. Вивьен Лестрейндж.

+3

18

Событие: Домовик, служащий семейству Лестрейндж, шустро пробрался сквозь толпу гостей прямо к хозяину бала. Он принес письмо в котором говорилось о том, что сейф Dantalian Lestrange был опустошен несколько часов назад.
Ничего неизвестно о похищенных ценностях, преступник скрылся.

0

19

Все как всегда, все до скуки предсказуемо, все слова известны. Никто никому не верит, никто ничего ни от кого не ждет, ну кроме юных барышень, для которых все в диковинку. Прожжённые леди и джентльмены всеми путями стараются избегать таких мероприятий, вот только мало кому это удается. Нужно держать лицо и соответствовать своему статусу, иначе, не придешь - насочиняют таких небылиц, что лучше уж перетерпеть.
Хотя, с другой стороны, есть и те, кому нравится эта игра, кто без ума от этой атмосферы... Но таких очень мало. Все бы ничего, если бы, вокруг были те лица, которых приятно видеть, а не этот сенпертарий. Да, Лестрейнджи в этот раз действительно побили все рекорды и устроили поистине историческое событие. Балл столетия. Именно так его назовут в газетах. В этом, господин Лестрейндж совершенно не сомневался.
Поддерживая непринужденную, светскую, беседу с Макмилланом, Данталиан внимательно следил за гостями, отмечая всех и каждого, не упуская ни одной детали. Привычка. Запоминать все. В любой игре, если есть желание победить - это очень важно. А здесь, игра, большая игра, у которой вообще нет никаких правил. И все знают это правило. Все ему следуют. Лестрейндж поприветствовал еще кого-то, вроде это был кто-то из министерства... или дементор его знает откуда. Но раз он тут, то он что-то может.
Несколько улыбок дамам, один бокал с напитком сменился другим, а затем письмо, которое принес эльф. Какого кентавра от меня кому-то надо? Все знают, что на этот вечер Лестрейндж сильно занят. Подавив желание оторвать эльфу уши, посчитав, что для этого действия, слишком много свидетелей, и на утро он не желает увидеть сей факт в газете, Данталиан коснулся письма палочкой и, развернув послание, пробежался глазами по ровным строчкам отвратительного известия. А затем еще раз. И еще раз. Никто пока не ведал, что произошло, почему у хозяина этого вечера загораются бешенством глаза. Никто не мог предположить, чем это аукнется тому, кто посмел посягнуть на то, что принадлежит ему.
Нет, идиотом, он не был и прекрасно понимал, что все это значит. А еще, то, что за этим последует. Прощай спокойная жизнь. Здравствуй, повышенное внимание к своей семье. Лестрейндж зло скомкал в руке листок, одновременно с этим, уничтожая его магией. Окидывая зал тяжелым взглядом, если бы он мог, то в живых бы тут уже никого не осталось. Пытаясь решить - остаться тут и доиграть свою роль до конца или посетить банк, лично устроить там всем разнос и содрать с гоблинов энную сумму в виде компенсации.
И все-таки...
Тут его плеч коснулись нежные женские руки. Да, Данталиан так увлекся чтением, что пропустил появление своей супруги. И она как всегда не вовремя. На этот раз, она совсем не вовремя.
- Добрый вечер. Думаю, тебе стоит представить меня нашим гостям. - Данталиан одарил супругу оскалом, замаскированным под сдержанную улыбку и осторожно взял ее под локоть.
- Уолтер, Соломея, я рад Вам представить свою супругу Вивьен Лестрейндж. - как можно спокойнее проговорил Лестрейндж, а затем посмотрел на Аллегонду, он знал, что они знакомы с его супругой и в представлении друг другу не нуждаются. - Милая, мистер Уолтер Макмиллан и его дочь Соломея, с радостью приняли наше приглашение. - с еле заметной улыбкой на лице, закончил свою речь Данталиан.
- Уолтер, я приношу свои извинения, нам нужно открывать вечер. – господин Лестрейндж махнул рукой музыкантам и музыка стала заиграла гораздо громче. Вальс. Первый танец. Дань традициям.
Лестрейндж, крепко держа Вивьен под руку, повел в центр зала, приглашенные расступались, пропуская их.
- Улыбайся. Это твой вечер. Играй. - пряча жестокую усмешку в уголках губ, проговорил Данталиан, решительным жестом прижимая ее к себе. О да, из двух зол он всегда умел выбирать меньшее. По крайней мере, во время танца, ему не придется изображать радушного хозяина, мечтая попрактиковаться на них с пыточными заклинаниями. Сейчас все внимание одной единственной женщине, и все красочные фантазии направлены только на нее. Вивьен.
- Душа моя, как ты будешь объяснять свое поведение? - Легко двигаясь в танце и ведя супругу за собой, холодно проговорил Лестрейндж. По звуку это было скорее похоже на шипение змеи или шелест осенней листвы. Это звучало как приговор. Пока еще не для всех, пока только для нее. Тяжелый, холодный, внимательный взгляд ей в глаза, довольно резкие движения, и вновь в такт играющей музыки. И довольная улыбка на лице. Фальшь. Ложь. Игра в счастливую пару для окружающих. И только они знают правду. Только она видит его настоящего. Единственная, для кого Данталиан не одевает маски.

+1

20

Невыносимое.
Лестрейндж бросила косой взгляд в сторону. Эти люди, которые собрались вокруг Данталиана были ей совершенно не интересны. Макмиллан, Скамандер или еще кто-либо: какая разница. Эмоции от них всех исходили совершенно одинаковые. Недовольством существованием бала, восхищение обстановкой и лицемерие, лицемерие, лицемерие, на котором можно уже коржи печь для свадебного торта какой-нибудь молоденькой идиотке. Неожиданно, Вивьен зацепилась взглядом за подошедшую Гринграсс, которой бы она лично не простила непосещение этого вечера, и отстраненного Забини. Нет, сейчас не до них. Лестрейндж кожей чувствовала как Данталиан бесится.

Четыре танца с ней танцуют демоны,
Вивьен не успела пустить никакой дежурной фразы, как муж увел ее открывать бал. Как это пафосно звучит. Данталиан был зол, но, очевидно, не только из-за опоздания супруги. Это слишком мелкое и обыденное. Пока Дант вел Вивьен под руку, она мельком выискивали глазами тех, кого еще не успела увидеть в зале. Первую реплику мужа волшебница вовсе пропустила мимо ушей. Ну сколько можно об одном и том же? Улыбается она, улыбается. Да и в отличие от всех этих замшелых светских лиц, Вивьен горячо любила такие мероприятия. Она с удовольствием заметила ту прелестную девочку из банка, которая так хотела ее задержать. Чувствуется, юная аврор собиралась что-то устроить прямо на балу. Смешно. От последних мыслей Вивьен отвлек Данталиан. Он уверенно притянул ее к себе и повел в танце. Лестрейнджи никогда и никому не отдают своего, не так ли? Наблюдая за тем, как смотрит на нее Дант, в Вивьен просыпалась еще большая дерзость. Она улыбалась все искреннее, не уводя взгляда. Кого он хочет напугать?

Но этот пятый танец мой. Уже за облака зашла луна,
Как она ждала его вопроса, слов нет. На самом деле Вивьен не собиралась оправдываться. Она вообще редко считала себя неправой. Все ее решения, были взвешены, хотя, как может показаться на первый взгляд, дело обстояло наоборот. Но, как никак, Лестрейндж никогда и ни в чем себя не винила. Что сделано, то сделано. А если от сделанного еще получено удовольствие, мм.
Данталиан двигался резко. Такой темперамент гораздо больше подходит под танго, нежели под такую нежную вальсовую музыку. Впрочем, у Лестрейнджа не отнять прекрасного чувства ритма. Помолчав с полминуты, чтобы еще больше позлить мужа, Вивьен все-таки смилостивилась ответить.
- Никак, - легко и лаконично. Два движения губ. И плевать, что будет после бала. Вивьен уже получила свою порцию удовольствия: она прекрасно чувствовала как в супруге все больше закипает ярость. Что может быть прекраснее этого? Пусть потом делает, что хочет.

Игра окончена.
- Тебе еще не приходило письмо из банка? - деланно-равнодушным тоном поинтересовалась Вивьен. Обычно, гоблины сразу сообщают хозяевам о каких-либо инцидентах, а о таких... Лестрейндж была уверена, что письмо было и что Данталиан бесится именно из-за него. Что ж, тогда было бы вдвойне приятней. Тогда именно Вивьен была причиной всех нервных расстройств мужа за сегодняшний вечер и, явно, не последних.

Отредактировано Vivien Lestrange (2013-05-22 21:08:58)

+1

21

внешний вид:
платье + черные туфли + драгоценности

Приглашение Вальбурги привело ее в ступор. Бал. У Лейстренджей. На который у нее нет официального приглашения. Нет, определенно ей это не нравилось. У нее даже нет подходящей одежды. Все в голове перемешалось. Но при этом постоянно пульсировала только одна мысль - это шанс. Это шанс влиться в это общество. Это шанс стать своей среди чужих. Эта мысль не давала ей покоя, в конце концов, Девис приняла решение, что пойдет. "Ни Данталиан, ни его женушка меня не остановят. Я буду с Блэк. Никто не посмеет пойти против нее, а значит и против меня." Таким образом, Эмерциана сразу же после того, как рассталась с мисисс Блэк, направилась в Косой переулок. Действовать нужно было быстро - опаздывать на светский раут, да еще и в первый раз, - не самое хорошее начало для ее мечты. Слава Мерлину вкус у нее был хороший, а мозг соображал быстро, поэтому выбрать платье не составило большого труда. Драгоценности и туфли имелись и дома. Оставалось только привести в порядок прическу и лицо. Однако уложиться во время все равно не вышло. Непонятно откуда взявшееся волнение сыграло против нее. Уверенность, которая наполняла ее весь день, с каждым шагом, приближающим ее к дому Лейстренджей, стала улетучиваться в непонятном направлении.
Вот, она уже стоит у дверей, готовиться открыть  их и вступить в этот мир масок, театра, фальши и лжи. Мерциана готова окунуться полностью в него. Несколько слов, брошенные  высокомерным видом  домовику, встречающим гостей, слетели с ее губ с нужной повелительной интонацией. Вдох-выдох. Она стоит около бальной комнаты: стоит ей только распахнуть двери и новый мир захлестнет ее. Не поздно еще бежать?
Поздно. Она делает над собой усилие и распахивает двери. Блеск бриллиантов в первый миг ослепляет, после нескольких секунд моргания - завораживает, затем пугает. Девушке кажется, что все взгляды направлены на нее, а за веерами, прикрывающими губы женщин, прячется презрительная усмешка. Около минуты она стоит неподвижно. Потом берет себя в руки и раскрывая свой веер проходит в глубь залы, найдя удобную позицию для наблюдений, останавливается. Напрягая свою память и зрение, она ищет знакомые лица, а точнее знакомое лицо. Нужно подойти поздороваться. Взгляд бегает по лицам, некоторые знакомы, многие - нет. Она не этого поля ягода, но это временно. И никому из них она не позволит себя унизить. Колкий язык всегда наготове. Осматривая присутствующих, она наконец-то находит Вальбургу. "Что ж, стоит сначала подойти к ней, а потом уже под руку направится к хозяевам… С кем это она? Должно быть брат. Интересно посмотреть на него поближе."
Пробираясь сквозь волшебников и волшебниц, она видит их улыбки, но не чувствует искренности. Вся комната наполнена фарсом. Все эти люди утонули во лжи. Она криво усмехается. Она, то знает, что и как на самом деле. Но сегодня придется играть по их правилам. Улыбка направо, кивок налево - все не так уж безнадежно, знакомые лица есть. Вот, она замечает Керроу - "о, какая удача, хоть один живой человек на этом празднике искусственных гримас" Но к ней она решает подойти позже, главное - это дело, а друзья потом. Проделав, еще несколько шагов, Эмерциана достигает цели. Волшебница стоит напротив своей покровительницы и начинает разговор.
- Миссис Блэк, приветствую. Огромное спасибо за приглашение. Хотя бы выбралась из дома. Вы прекрасно выглядите. Не будете ли вы так любезны, представить ваших спутников?
Эмми улыбается, своей красивой улыбкой, она такая же, как и у всех - наигранная. Только, вот, душа ее еще не мертва в отличие их душ. Но гниль, что растекается от сердец этих людей, может уничтожить самое светлое сердце, не говоря уже о слезиринской льдинке вместо него.

0

22

Сегодняшний день ничем не выделялся из обычного графика Ориона Блэка. Работа в Министерстве для него никогда не была особым грузом, там он чувствовал себя ещё возвышеннее, чем в родном поместье. Вокруг такого высокопоставленного мага носились, прямо как эльфы, работники со всех подчиняющихся отделов. Ориону необходимо было лишь вовремя давать советы, присутствовать на важных заседаниях, встречать международных послов. В общем, как говорится, репутация работала на представителя семейства Блэков, а он отдыхал от домашнего хаоса. Но вот в последнее время его мысли стали занимать новые веяния общества. От своих близких друзей, а также от тех, с кем ему приходится общаться, Орион часто слышал о деяниях организации «Пожиратели смерти». Он и до этого, конечно, был в курсе их деятельности, но когда о них начинали лестно отзываться доверенные лица, те же Лейстренджи, то Блэк захотел лично вникнуть в суть вещей. Ведь там где интеллигенция, там власть, а там где власть, там и сила. Мужчина всегда любил власть и силу, особенно если они не на виду.
Все его думы теперь занимал этот вопрос, потому что пахло неплохим заговором, а там, где есть заговор, там есть интриги, в которых Блэк был ну очень хорош. «Главное, - рассуждал он, сидя у себя в кабинете в Министерстве, - вовремя сделать верный ход. Причем так, чтобы Блэки ушли в тень – они, несомненно, будут на стороне чистоты крови, но вот руки свои марать, они не будут. Власть и сила должны быть у нас…» Орион совершенно пропускал все то, что ему говорит его помощник. Он весь день продумывал очередной план.
«Блэки, сейчас, должны быть едины, - пришел он к выводу, - если мы будем контролировать своих союзников, то сумеем перестроить ход борьбы в нужное русло». Перед Орионом лежали различные бумаги и документы, среди которых на самом видном месте лежало письмо с приглашением на бал к Лейстранджам. Вообще в последнее время Блэк редко посещал подобные мероприятия, ссылаясь на работу, да и в родном поместье забот хватало. Вальбурга рушила семью, ежедневно решая вычеркнуть очередного Блэка из родовой истории. Орион, конечно, злился, это путало его карты, но он не мог не согласится с женой – многие медленно, но верно сходили с верного пути.
Долго обдумывая, Блэк пришел к выводу, что на сегодняшнем мероприятии он обязан быть. Во-первых, он сможет обсудить все со своим близким другом – Данталианом Лейстрейнджем. Во-вторых, остановить неминуемое столкновение некоторых представителей Блэков. В общем, Орион решился пойти.
До этого правда, он решил встретиться с Чарлусом и обсудить некоторые моменты, поэтому планировал приехать чуть попозже, удивив жену и другим Блэков.
На улице уже стемнело, на крыльцо поместья Лейстренджей трансгрессировал Орион. Отголоски множества голосов, гул и вальс – все подсказывало, что торжество в самом разгаре. Блэк как всегда был спокоен и хладнокровен. Он бывал на подобных мероприятиях множество раз, уже научился читать умело сокрытые эмоции. А внутри его ожидала грубая лесть, подхалимство и фальшь. Но Блэк считал это нормой, ведь отчасти сам всегда следовал старым традициям аристократии. Небрежно скинув дорожный плащ домовику, он, как хозяин, прошествовал в главный зал. Выглядел Блэк, как всегда, представительно. Сам Орион в моде и в имидже ничего не понимал, но просто платил круглую сумму тем, кто в этом понимает, и всегда выглядел очень дорого и стильно, чего стоила только одна изящная черная мантия из дорогих материалов.
Оглядев зал, Орион сразу же увидел знакомые лица. Тут собрался весь высший свет Магической Британии, а он был с многими знаком непосредственно. Однако Ориона привлекли и новые личности, которых он знал, но не представлял, что они будут присутствовать здесь.
«Полукровки…здесь…о, я явно не прогадал сегодня, из этого может получиться неплохая игра…» - в голове аристократа сразу появились мысли о том, как все это можно обыграть для себя.
Орион уверенно зашагал по залу, который был переполнен очаровательными леди и аристократами, все, при виде Ориона, кивали в знак приветствия, он, в свою очередь, также выражал свою любезность, а на лице играла фальшивая улыбка.
Орион завидел семейство, они стояли отдельной группой, сторонясь остальных. Правда с ними ещё была мисс Дэвис. Он прошествовал к ним, озаряя всех своей поддельной улыбкой:
- Вальбурга, - он внимательно посмотрел на нее, - чудесно выглядишь, - поцеловал протянутую руку. Тетушка Дорея, Друэлла, Альфард, мисс Дэвис, отличный вечер, не правда ли? Данталиан и Вивьен постарались на славу, нужно выразить им нашу признательность, - он приветствовал родню, замечая их удивление. Спокойствие и прямолинейность Ориона могли любого смутить и удивить.
Как раз в это время хозяин и хозяйка вечера открывали бал своим танцем, пары медленно к ним присоединялись.
Привычным поклоном и жестом приглашая супругу на танец, он получил ожидаемое согласие. Вальбурга и Орион закружились в танце, который был уже настолько отучен, что получался на автомате.
- Что я пропустил? – шепнул он жене.

Отредактировано Orion Black (2013-05-25 00:28:39)

+1

23

Они улыбаются, пьют дорогие напитки, танцуют, обсуждают дела. Они играют. У них идеальный театр, их роли выучены наизусть и впитаны с молоком матери. Это их круг, их карнавал лжи. Чужаки тут не к месту. Тут принято всех встречать с улыбкой даже, если вчера вы были врагами. Он тоже улыбается подошедшей сестре. Слушает её невнимательно, все равно он и так может предсказать её слова. Она ведь тоже прекрасная актриса. Что же она натворила?
- Вальбурга, кактус мой ненаглядный, как всегда в колючках хороша,- прилюдного скандала родители бы вам не простили ещё лет сто, но традиции, традиции,- Прекрасный вечер. Все змеи собраны в одном месте и уже готовы выпустить яд. Хозяева, как всегда милы. Музыка прекрасна, подобрана, если мне не изменяет память венский вальс, далее, наверное, будет Моцарт или Бах.
Она не пробыла тут и минуты, а уже чувствует себя, как дома. Фальшиво улыбается, оценивает обстановку и готова к любым неожиданностям. Таких, как его сестра время не меняет и не затрагивает. Видимо боится попасть под Круцио или старинную вазу. Сколько их было разбито, сколько Протего отправлено в ответ. Разлетаясь на мелкие кусочки, в конечно итоге оказывались склеенными Репаро. Только каждый раз терялась какая-то деталь и в воздухе повисала недоговоренность. В их обществе не приняты откровенности даже с родственниками, у вас общая фамилия, одна кровь и дома, но не более. И снова... снова критика. Не привыкать, в этом уже есть что-то домашнее, как отличительная черта. Так делает только Вальбурга Блэк и никто боле.
- Я выразил почтение хозяевам, моя милая колючка,- усмешка, поднятый бокал,- а это в сотни раз важнее остальных. С каких пор тебе стали интересны мелкие сошки?
А вот и милая Друэлла, в девичестве Розье. Ваша дорогая золовка, жена младшего брата. Чисто с коммерческой точки зрения неплохое приобретение семье, новая ветвь, свежая кровь. Если бы ситуация развернулось по-другому, то сейчас она бы жаловалась на его загруженность, а Сигнус сопровождал бы эту чудесную компания. Но как-то не сложилось, не сошлось, и перед брачным алтарем оказался не он. Впрочем, Альфрад только рад. Леди Роз... ах простите уже Блэк вполне мила, умна и достойна их фамилии. Да и она идеальная компания в дождливый день. Кого же тут не хватает? Лукреции и тетушки Кассиопеи. Не стоит рассчитывать на появление кого-то ещё. Родители изволили почивать дома, как это мило с их стороны. Впрочем, возможно вечер станет интереснее?
- Доброго, Друэлла. Ах, бедные дамы. Вам придется довольствоваться таким плохим кавалером, как я,- ему даже интересно стало, мужская половина их семьи сговорилась и забыла его уведомить или всё как всегда,- Не торопитесь мои дорогие, хозяева изволили открыть бал своим первым танцем. Так полюбуемся на них.
Всё равно больше заняться не чем. Он снова оглядывает их скучное собрание на предмет новых лиц, и взгляд останавливается на даме в темно-синем у окна. Гринграсс. Одинокая дева у темного окна. Где художник? Надо запечатлеть этот аристократически одинокий образ, пока он не рухнул от резкого движения. Но он отвлекся, главное в том, что вся троица в сборе, значит вскоре либо дражайшая сестра уйдет здороваться, либо она подойдет разбавить их компанию, а пока... Пока стоит спасаться бегством, ибо в их сторону движется Дэвис. По слухам охотница за мужьями, и все как всегда, чтобы по высшим критериям.  Может, действительно, стоит совершить круг приветствия и начать с Бэгнольда или Забини, например. Беды, определенно не миновать. Она уже сверкает глазами и натягивает милую улыбку на лицо. "Так и хочется сказать, чтобы не старалась. Сколько сил, а все зря". Ему уже давно не интересны подобные леди, что смотрят на наследников как на желаемую игрушку. В их семьи и так полно кобр и гадюк, для разнообразия надо завести птичку, например орлицу. Кстати о птичках, а вот и орел явился. Появление Ориона было неожиданностью, но приятной. Объект Вальбурга Блэк можно было сдать в руки её супругу и успокоить этим свою вдруг проснувшуюся совесть.
- Приветствуем, Орион. Вечер, как всегда прекрасен. Рады, что ты уладил свои дела.
Круг танцующих увеличивается, хозяева теряются на их фоне. Вот и первые Блэки отправляются на тур вальса. А общества все так же продолжает улыбаться, обсуждать погоду и наблюдать. Может, стоит сбежать?

+3

24

Вальбурга так яростно обмахивалась веером и кидала совсем не двусмысленные взгляды на своего брата. Дома она давно бы устроила ему хорошую взбучку, может даже наложила какой-нибудь очень миленький сглаз, чтобы знал как вести себя в обществе. Как он вообще посмел назвать ее кактусом? На лице Вальбурги застыла неприятная улыбка, а взгляд явно не предвещал ничего хорошего.
- Все таки память тебе изменяет, мой ненаглядный брат, -  голос ее был приторно-сладким, почти медовым, однако капельки яда настойчиво сочились сквозь каждое слово. Уточнять в чем же он не прав она не стала, лишь сложила веер таким образом, что теперь он показывал нечто среднее между "мой брат идиот" и "Друэлла, золотце, ты меня спасла от этого невыносимого общества". Она даже вполне искренне улыбнулась новоиспеченной родственнице.
- Друэлла, рада тебя видеть. Жаль, что работа не позволяет Сигнусу часто выходить в свет. Скоро мы все забудем как он выглядит, - она слегка наклонила голову в знак приветствия. Друэлла довольно быстро влилась в их семью, впитала их черный дух и теперь являлась достойным членом их многочисленной семьи. Вальбурга была довольна выбором своего брата, который в отличие от Альфарда думает о будущем их семьи. Снова бросив на брата уничижительный взгляд, она едко подметила: – Мелкие сошки это по твоей части, мой ненаглядный брат. Все еще работаешь мальчиком на побегушках в Аврорате? Я все еще надеюсь, что ты не потерян для этого мира. Бери пример с нашего младшего брата. Вальбурга пригубила охлажденное игристое вино и обратилась к Друэлле.
- Мой ненаглядный брат сказал, что выразил свое почтение. Надеюсь это так, иначе.. Она оборвала себя и пожала плечами. Каждый пусть сам домысливает. Длительной аристократической перепалке помешала Эмерциана. И Вальбурга тут же переключила все внимание на нее. Расплескивать свой яд она могла довольно долго, а уж когда она распалялась, ее было трудно остановить.
- Мисс Дэвис, весьма рада, что вы последовали моему совету и посетили бал. Надеюсь у вас не возникло трудностей, - она улыбнулась ей и продолжила, - Позвольте мне познакомить вас с моими спутниками, как вы выразились. Этой мой ненаглядный брат - Альфард, - она указал веером на него, - моя тетушка Дорея и сестра Друэлла , - поочередно представила Вальбурга свою семью. В присутствие посторонних она всегда вела себя мило и непринужденно. Как хамелеон подстраиваясь под нужные обстоятельства. На эту девушку у нее были большие планы и никто не должен о них узнать. Особенно супруг. Может стоит применить к ней Непреложенный обет? - подумалось ей.
От дальнейших раздумий ее избавил собственный муж, который неожиданно появился возле нее. Вальбурга совсем не ожидала его появления на балу, но было приятно удивлена. Хотя некоторые ее планы это могло разрушить. Сегодня она хотела предложить Эмерциане сделку, если та выживет в этом аквариуме с голодными акулами в который ее закинула Вальбурга.
- Милый, какой неожиданный сюрприз, -  она протянула ему руку для поцелуя, - нам непременно нужно поблагодарить наших дорогих хозяев за столь чудный прием, - в этот раз она постаралась, чтобы ее голос не сочился ядом и фальшью. Она бы возможно сказала что-то еще, но начались танцы и Вальбурга не хотела их пропускать. Танцы - это самая искренняя часть всех светских торжеств. Язык тела, переплетенный с пленительными аккордами не может лгать. Прежде чем присоединиться к кружащим на паркете парам, она незаметно, но весьма ощутимо наступила брату на ногу и прошипела: Не стой столбом и пригласи Друэллу и мисс Дэвис на танец. Ты за них в ответе, мой милый.

У нее закружилась голова, когда она танцевала со своим суженным, который держал ее и вел ее, танцевал с ней, не замечая никого кругом, и она любовалась собой, кружащейся под музыку, в огромных зеркалах по стенам — изящная, взволнованная, самая любимая женщина.
- Ты мой спаситель Орион. Несколько минут в обществе моего брата и я уже готова кого-нибудь убить, - по ее лицу невозможно было понять, шутит она или нет, - ты не пропустил ничего, чтобы стоило твоего внимания. Обычные сплетни, роскошь и фальшиво-приторные улыбки. 

+1

25

http://vk.com/doc34354079_184363469?hash=b0a8a5def8c62464eb&dl=cd7447ad3069e058e3&wnd=1

он приходит когда у тебя потолок заплёван
он приходит когда ты готова убить любого
кто напомнит тебе о времени годасуток
он приходит когда забываешь как бьют посуду

Мужчина еще не успел допить свой второй бокал вина и докурить длинную сигару, как действие вокруг завертелось. Начался первый танец, что значило, что он припоздал поздравить хозяина и хозяйку пиршества до танца. Что ж, с кем не бывает.
Мужчина поставил бокал а столик и обвел глазами аудиторию. Блэки, Кэрроу. Мужчина кивну своей знакомой, улыбаясь ей. Они не были особо разговорчивы, к тому же он, как ее друг и лечащий врач, прекрасно представлял как у нее сейчас болит голова, а следовательно ему уж точно не следует лезть к ней. Интересно, она пила сегодня микстуру, которую он ей прописал? Ту, которая помогает расширять каналы в головном мозге, от чего боль становится тише, плюс, настойка на шалфее и валерьяне позволяет более легкомысленно отодвинуть боль на второй план. Мужчина залез в карман пиджака, что взял с собой а случай холода или необходимости. Он накинул его себе на плечи и вынул из кармана миниатюрный флакон. Проходя мимо Эдит, он поприветствовал ее поцеловав руку и вложил в ее мягкую ладонь флакон. По глазам он уже мог сказать, что настойку девушка не пила, то ли забыла, то ли из-за каких-то своих причин. Азазель доктор, он не мог видеть страдания людей, о которых обещал заботиться. О надо было двигаться дальше.
Он заметил прекрасную Мунн, но она беседовала с мужчиной, а следовательно поздороваться можно и позже.
Проходя в зал, где танцевали Лейнстреджи мужчина обворожительно улыбнулся, ловя на себе мимолетный взгляд вальсирующей Вив и безошибочно впиваясь взглядом в шее. Там был его знак. Его метка, его клеймо. Это осознание помогало чувствовать себя выше ее мужа. Достойнее и важнее. А следовательно, спокойнее. В отличии от ее мужа он не боялся, не опасался и не переживал. Он просто знал что она его. Вот и все.
Поймал в толпе взгляд Дэвис, но из-за того что она была в компании мужчины, предпочел отложить приятный момент приветствия на попозже, его сейчас заинтересовала мисс Блэк, которая стояла не так далеко от него. Все улыбаются так неискренне. Мужчина еще более лучезарно улыбнулся, вдыхая полной грудью запахи. Запах интриг, лицемерия и лжи. Он его не чувствовал. Ему в нос ударил аромат десятка дорогих духов. Дорогих и мягких. У кого-то сладкие,  кого-то резкие. Прикрыв глаза он безошибочно мог отгадать кому принадлежат половина из них и предположить кому принадлежит оставшаяся половина. Демон похоти, что сидел в нем уже сладостно потирал лапки, вдыхая знакомые ароматы.

Желание вмешиваться в семейную идиллию Блэков было весьма атрофированным, потому он дождался пока Дореа отвлечет свое внимание от своего семейства и заметит взгляд. Его взгляд. Что произошло довольно быстро. Стоило ей перехватить его взгляд и сделать буквально шаг к нему на встречу, возможно семье она это объяснила, как желание пойти взять бокальчик чего-либо покрепче, как мужчина оказался уже подле нее, целуя ее руку и пристально глядя в глаза. Все его внимание было приковано к этой особе. Они стояли практически в центре зала, где кружили хозяева бала, от чего на них многие обращали внимание. Ему это нравилось.
Он оглядел ее изумрудное платье и прислонил трость к столику, дабы она не мешалась.- Миледи.- Он поклонился, протягивая руку и приглашая на танец. Как раз зазвучали последние ноты первого танца. Забини было необходимо выйти сейчас. Сразу же после вальса хозяев, вместе со своей прелестной спутницей. Эпотаж. О да, демон гордыни, который никогда не засыпает... Его надо было накормить. Азазель, взяв в руку ладонь девушки, вывел ее почти в центр зала, после чего выполнил нетрудный маневр рукой, круча Блэк и оказываясь прижатым к ее спине.- Мне нравится твоя шея.- Он убрал волосы девушки с одного плеча и вдохнул аромат знакомых духов. Довольная улыбка не сходила у его уст, как бы это не выглядело странным, но он, видимо, был единственным кто улыбался искренне и был рад тут находиться. Здесь и сейчас, а остальное не важно.
Он повел Дореа в танце, демонстрируя идеальную грацию своей спутницы и четкость и плавность своих движений. Это был не танец, а скорее демонстрация. Демонстрация того, что они оба на высоте, того, что пусть они и гости, но достойные гости, демонстрация того, что еще только прозвучали первые аккорды нового танца, они уже были готовы. Блэк была обворожительна, как и всегда. Иуде всегда нравились ее глаза и волосы, а еще ее мысли. Ему не терпелось вновь в них окунуться, стать частью ее, разделить с ней ее страхи и ожидания, ее надежды и мечты. О да, в этой голове он чувствовал себя как во втором доме. Идеально место для такого мозгового червя как он. Азазель знал все о чем только мог, и даже то, о чем сама девушка иногда боялась себе признаться. От того он и казался нереальным и будто искусственным. Пластмассовым принцем на белом коне. Вроде и настоящим идеалом, а вроде и слишком понимающим и много знающим. Других бы это испугало, но только не прелестную Блэк. Ее трудно было таким испугать.

+1

26

Событие: кто-то из приглашенных пустил по залу слух, что часом ранее был ограблен Гринготс. Главное, что в это время в банке видели только Walburga Black, Fenella Moon, Emerentiana Davies и Vivien Lestrange.

0

27

Ричарду нужно следить за собой, чтобы ненароком не отвести взгляд - такая уж у него привычка, что поделать; а Фин собирается сказать что-то важное, и лучше, чтобы она не заподозрила его в невнимательности (которой, впрочем, и нет). Мун взволнована, и Ричард не отвлекается на остальное.
- Обещай поверить, - уж слишком серьезно произносит девушка. Ричарда этого немного удивляет и напрягает - очень необычно слышать такие интонации в её голосе; из них двоих серьезным и невеселым мог быть он, но никак не Финелла. Такая смена ролей заставляет его подавить улыбку. Финелла снова повторяет "обещай", и Ричард коротко кивает - ему хочется поскорее выяснить, в чем дело-то и почему это дело заставляет Фин сейчас так беспокойно хмуриться. Наконец, девушка начинает рассказывать. Что-то за задание, банк, неясное ограбление. Она просто винит себя за то, что ничего не сделала? - сначала думает Ричард, но Мун продолжает говорить.
- Я узнала ее, это она. Хозяйка бала. Вивьен Лестрейндж.
Тут Рик говорит сам себе "стоп" и удивленно приподнимает брови. Он не ослышался? Нет, вроде нет. За словами Финеллы следует пауза, вполне себе затянувшаяся, и определенно нужно что-то сказать. Фин доверчиво заглядывает ему в глаза и ждет, а Ричард и не знает, с чего начать. Сказать напрямую о том, что для него это звучит абсурдно и алогично - чтобы Вивьен Лестрейндж, эта самая грациозная и донельзя красивая леди, которая сейчас вальсирует со своим мужем, - чтобы она несколькими часами ранее пыталась ограбить (и даже успешно ограбила) Гринготтс? Чепуха, конечно же. Финелла вполне могла обознаться, а Ричард нисколько не поражен этой новостью. Начать бы с того, что вообще местная компания склонна выходить за рамки. Мало ли - захотелось острых ощущений, а интрижки и скандалы локальных масштабов стали слишком пресны. Чего только стоят их новые игры в - как, Пожирателей Смерти? - с трудом припоминает Ричард. Да, да, Пожирателей - звучит смехотворно даже, - причем так и неясно, в чем суть игры заключается. Это напоминает школьные увлечения травлей, и все это несерьезно, и Ричард мешкает с ответом, потому что он же пообещал поверить, а Мун отчего-то так верит в Рика, будто он последний человек на земле.
- Думаю, им есть кого нанять для столь грязной работенки, - осторожно начинает Ричард и делает пару шагов назад, чтобы пропустить пару гостей. Провожает их взглядом, отвлекается на хозяев бала. Вот Вивьен; в ярком красном платье (а ведь наверняка есть какое-то замысловатое название этого цвета - девчонки в школе вечно называли простые оттенки дурацкими словами) она плывет по зале. Вот уж чего не отнять - так это непременно удивительной красоты тех, кому повезло (или не повезло?) родиться чистокровным. Стала бы она рисковать репутацией и своим положением, чтобы зачем-то грабить Гринготтс? Ричард не может сказать; он знает только, что она, кажется, из невыразимцев. Этот факт ставит перед дальнейшими рассуждениями стоп-стену, и Бэгнольд не решается строить предположения. Он изрядно приуныл: напоминать ему лишний раз о том, что на самом деле он происходит не из лучшего общества - плохой способ поднять настроение.
- Фин, - мягко начинает он снова, стараясь подобрать слова так, чтобы не обидеть девушку. - Я тебе верю, но не думаю, что это возможно.
Может ты ошиблась, - виснут в воздухе очевидные слова. Мун обязательно расстроится - или начнет его убеждать, но Ричард уже невесело смотрит на неё. Он серьезен и спокоен, и все, что ему сейчас хотелось бы сказать на самом деле - "Это не мое дело и меня не касается. Поэтому мне, собственно, все равно". Но Мун не оценит такой подход, никогда не ценила. И Ричард не замечает, как уже другие гости начинают заинтересованно озираться на хозяйку бала.

+1

28

Несколько раз в жизни мы встаем перед выбором, когда принятое решение определяет всю нашу дальнейшую судьбу.. и за тебя никто этот выбор не сделает, только ты сам. Вот только после этого выбора, когда понимаешь во что втянулся, понимаешь, что это не совсем то, точнее совсем не то, что ты выбирал, и при этом обратного пути нет. Но что самое страшное, по-другому уже не можешь, и даже не будешь пытаться. Примешь все таким, какое оно есть, привыкнешь, будешь всеми силами защищать все то, что у тебя есть и даже будешь при этом счастлив. Не замечая тщательно созданной иллюзии и горечи, которая заполняет одинокие вечера и безлунные ночи. Ты рад любой деятельности, которая занимает хоть часть твоего одинокого времени и выматывает до того состояния, когда думать о чем то и понимать это уже не остается ни сил, ни желания.
А если разложить все по местам и углубиться в размышления то, горечь тесно связана с аристократией и хорошим вкусом. Все изысканное горчит. Все изысканное не очень естественно и рассчитано на изломанный, извращенный, прихотливый вкус. Вместе с этим, горечь – это сожаления, которые человек не может себе позволить, и они разлиты в нем помимо сознания фоном острой недостаточности. Горьки слезы, стоящие комом в горле. Правда, горька, если неприглядна. После разбитых иллюзий, что мы живем в раю, приходит разочарования и вместе с ними горечь. От того, что могло быть, но не случилось.
Горечь связана со словом «горе» - речи и поступки в состоянии горя – горьки. Горечь наступает, когда что-то утрачено безвозвратно. Умирает человек, уходит юность, уходит любимый человек.  Горькими бывают чужие речи – как правило, говорящий их, не щадит ни себя, ни собеседника, и эта готовность ранить самого себя вызывает горечь.

Середина танца. И они уже не одни в центре зала. Приглашенные постепенно разбивались на пары и присоединялись к танцующим. Все правильно, все заняты, все так, как должно быть.
- Никак.
Так предсказуемо. Дерзость, противостояние во всем, во взгляде, в движениях... Вивьен, Вивьен, пожалей хоть себя, малышка. А еще лучше, исчезни, просто исчезни.
- Тебе еще не приходило письмо из банка? – поистине невинный вопрос, если бы не несколько «но». Она не могла знать об этом инциденте, если сама не причастна к нему. Данталиана вновь захлестнула волна ярости – резкая, грубая, застилающая глаза пеленой кровавого тумана. На какой-то бесконечно застывший промежуток времени перехватило дыхание, и отчаянная, бешеная ярость, бушующая в голове, с силой бьющая по вискам, чуть не хлестнула через край, вынудив невозмутимого Лестрейнджа с силой втянуть воздух с силой вцепиться в локоть супруги, удерживая себя в руках. Продолжая следовать играющей мелодии. Приподнимая ее в танце, чуть больше, чем следует, прижимая к себе, избегая столкновения с танцующими. Неужели она настолько верит в свои силы, что забыла, на чьей земле стоит и выпускает сучий пар? Он это с легкостью исправит.
Как только темп музыки стал чуть спокойнее, мистер Лестрейндж посмотрел в глаза супруге, и задал ответный вопрос.
- Какое письмо? – Если играть, так играть до конца. Так ведь милая? Эту партию он уже просчитал. Он знал ее карты, а она видела его. Ему просто было интересно, как быстро она поймет, в каком именно месте допустила ошибку, где просчиталась.

Несколько раз в жизни мы встаем перед выбором, когда принятое решение определяет всю нашу дальнейшую судьбу.. и за тебя никто этот выбор не сделает, только ты сам. Для этого у тебя не так много времени, как тебе кажется. Выбери уже, Вивьен, выбери, или продолжай прятаться и лгать. И себе и всем, кто рядом с тобой. Выбирай же. Хотя и выбора то у тебя нет. Просто сделай то, что должна.

Отредактировано Dantalian Lestrange (2013-05-28 15:50:41)

+1

29

Любезность — или нежелание огорчить? Глухота — или нежелание принять?*
Вивьен всегда жила по наитию. Рассчитывая на свое собственное внутренне ощущение мира, которое, к гордости, никогда ее не обманывало. Все ее существование - одна многогранная эмоция, не сравнивая по силе ни с чем другим, не подгоняемая под какой-либо шаблон. Да и сама Вивьен - стихия, которую просто невозможно загнать в рамки. Неужели Данталиан еще этого не понял, или он до сих пор лелеет эту несбыточную мечту? Видимо, нет. С каждым тактом супруга Вивьен все больше захлестывала квинтэссенция ярости. Каким бы спокойствием он не обладал, он никогда не научится не реагировать на выходки жены. Если бы он хоть раз проигнорировал ее свистопляску, она бы никогда и не повторяла: зачем тратить попусту силы. А здесь - всегда цель оправдывала средства.
Но вот и критическая точка. От эмоций супруга у Вивиьен едва не закружилась голова. Такая страсть в его гневе. Сродни ненависти. Ну что же ты, дорогой, так нервничаешь. Всего лишь какой-то сейф в банке. Пора бы уже и привыкнуть, что жизнь не идет по твоему выверенному плану, а диктует свои условия и обстоятельства. Пора привыкнуть, что в жены тебе досталась та, кто не собирается считаться с твоими взглядами на идеальное существование. Или ты бы был больше рад послушной молчаливой безмозглой куколке, которая палочку в руках держать не способна? Определенно, нет.

Данталиан так сильно держит Вивьен за локоть, все движения делает настолько через "слишком", что ни остается никаких сомнений. Письмо он получил. Лестрейндж нежно улыбается, когда слышит в тон ее же вопросу вопрос мужа. Кому он лжет? Вивьен, может, и дура, но дура магически одаренная.
- Как, ты не знаешь? - с искренним недоумением произнесла она. Вивьен прекрасно осознавала, что ее супруг уже все понял. Но раз он хочет продолжить ломать эту комедию - пожалуйста, она подыграет. - Среди приглашенных уже ходит сплетня, что ограбили твой сейф, - понизив голос до интригующего шепота продолжила Вивьен. - Странно, что ты узнаешь об этом последним, - притворный вздох, обеспокоенное лицо - очередная издевка. Данталиану же всегда неприятно понимать, что он не является центром этой вселенной и что все планеты не вращаются вокруг него. Может быть он и обладал притяжением, но не настолько сильным, чтобы всем хотелось поменять свою орбиту. Да, с его участием всем приходится считаться. Но, не больше. - Эти гоблины вообще стали работать из рук вон плохо, - поморщилась Вивьен. Вальс казался ей бесконечным. И кто выдумал эти танцы? Видно, какой-то отчаянный любитель поскалить зубы и потрепать языком. - На меня и Вальбургу сегодня там вылили кофе, - черт, когда же она научится держать язык за зубами. Вот так вот взять и сказать, что была сегодня в банке - не входило в планы Вивьен. Хотя, и так все ясно, чего уж тут. Прости, дорогой, игра не получилась. Вивьен слишком устала для того, чтобы пытаться переговорить адвоката. Тем более профессионального.

*

М. Цветаева

Отредактировано Vivien Lestrange (2013-05-28 19:23:46)

+1

30

- Что вынесла? – не проговорил, скорее тихо прорычал. Он, Лестрейндж все понял. Все части мозайки сложились в единую картину. Точнее, его подозрения оправдались. Да. Он ждал ее признания, но не думал, что она так просто расколется. Еще с ней работать и работать… И он его получил. Получив вместе с этим еще ни одну головную боль. Игра окончена. Шутки остались в прошлом.
Как писал Джеймс Гудвин: "Для одного любая первая встречная женщина — единственная, для другого — одна на всю жизнь, ну а третий просто не способен полюбить ближнего своего, кроме себя самого". К таким "третьим" всегда относился, и будет относиться Данталиан. В его сердце, если и были, то давно уже исчезли все теплые чувства, и теперь в нем нет никакой жалости, сострадания, жертвенной любви. Он стал слишком далеким от прекрасных светлых чувств. И пусть утверждают, что человек изначально рождается добрым, чистым, непорочным. Пусть говорят, что "хорошо" и "плохо" - весьма относительные понятия. Мы - то с вами прекрасно знаем, что Данталиан - зло во плоти. Он давным-давно позабыл, зачем сдерживаться, если можно убить за считанные секунды, зачем ждать, тянуть, он уже не вспомнит, что такое мораль, он живет по своим законам, лишь изредка оглядываясь на семейные традиции, которые все еще живы.
Как с ним, так и он. И ему совсем не важно, что вы еще не успели перейти ему дорогу, вы просто мешаете, не важно, что вы не успели наступить ему на больную мозоль. До вас, по ней хорошо потоптались, поэтому даже великое "ссори" не услышите. Сборник кошмаров, сотворенных им самим и так надежно хранимый в лучшем сейфе вселенной - его разуме и памяти, - вот, что ему дорого. И если выбирать между смертью и потерей мозгов, Данталиан предпочтет умереть. И забрать с собой, как можно больше противников. А пока...
- Империо?! – вновь прижав к Вивьен к себе, Данталиан жарко прошептал ей на ухо. Данный вопрос предназначался только ей одной. И в ответе не нуждался. Он знал это наверняка. Так же, он знает, что его супруге всегда сопутствует удача. Нет, он не успокоился, он продолжает сгорать от ярости, он просто заморозил свою злость, он отложил воспитательные меры на ночь, он взял себя в руки. Появилась неотложная работа. Пока слухи не расползлись по всему залу, пока представители аврората соображают, что им лучше сделать… Для всех будет лучше, если они промолчат.
Завершение первого танца. Последний аккорд. Вивьен в его объятиях. Тишина в зале, по которому разнесся его смех. Вновь игра в счастливую пару. Благо зрителей даже больше, чем надо. Есть перед кем играть. Непроницаемая маска на лице хозяина бала. И вновь играет мелодия. Некоторые гости сменили партнеров, продолжая вальсировать, а он, держа под руку супругу, приветливо кивая знакомым, с которыми не успел поздороваться, увел Вивьен из зала. И если при гостях он сдерживался, подстраиваясь под нее, то оказавшись в коридорах поместья, скрывшись от посторонних глаз, уже силой тащил ее в сторону кухни. Нет. Расплата будет позже. А пока они просто заметут следы.
***
Появившись на кухне, напугав этим домовых эльфов, Лестрейндж распахнул двери шкафа и недолго думая, разбил стопку тарелок.
- Их надо склеить и отлевитировать на место. – проговорил Лестрейндж обратившись к супруге, ледяным, повелительным тоном, не терпящим никаких возражений. Домовые эльфы, бросив всю работу, дружно зажались в углу, не решаясь высунуться от туда, не решаясь перечить хозяевам.
- Инсендио! – Данталиан направил палочку на шторы. Он действовал точно и быстро. Как и пламя, которое быстро поглощало шторы и все то, что было поблизости.
- Потушить. Потом любые бытовые заклинания, которые придут в голову. Не менее десяти. – В случае проверки, Вивьен должна быть чиста, как и ее палочка. И если в супруге он не сомневался, он был уверен, что она отыграет свою роль безукоризненно, то ее палочку следовало загрузить так, чтобы допустимая законом проверка не показала использование непростительных заклинаний…

***

пфф... отличная ахинея, автор был пьян.

Отредактировано Dantalian Lestrange (2013-05-29 13:37:47)

+1


Вы здесь » HP: Non serviam » Auri sacra fames » [Вечер встреч - 20.00-23.00, 21.09]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC