HP: Non serviam

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Non serviam » Архив квестов » Beyound fire [15.09.1943]


Beyound fire [15.09.1943]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время:
15 сентября 1943 года;

Место действия:
Нотт-кастл, бал;

Действующие лица:
Richard Nott and Millicent Bagnold;

0

2

...А по ночам душа моя свободна –
И ты приходишь... И встаёт рассвет...
«Вчера», вмещаясь в грустное «сегодня»,
Меня уносит в бездну прошлых лет...

    Поздний вечер. Поместье семьи Нотт, которое на время стало настоящим пристанищем для многочисленных волшебников и волшебниц, постепенно притягивало все новых гостей. Традиционный осенний бал, который превратился в некую особенность данной семьи, невозможно было пропустить. Здесь, в доме Октавиана и Амелии, царила невероятное спокойствие и уверенность представителей почетных магических родов, но было сложно закрыть глаза на истинную постановку наигранного спектакля.  Это был праздник, на котором принято скрывать свои настоящие эмоции. Праздник, на котором нужно все время улыбаться и показывать свое превосходство. Праздник, который стирает грани дозволенного. Здесь рамки не будут иметь границ, границы не будут иметь смысла, смысл будет заполнен безумием, а безумие будет символизировать счастье. Мимолетное, своеобразное, доступное далеко не всем счастье. Тогда всплывает весьма логичный вопрос, следует ли посещать мероприятия подобного рода? Возможно, не каждый человек пожелает оказаться в самом эпицентре неимоверного урагана событий, который проноситься мимолетным вихрем и оставит не прошеный отпечаток на сердце.  Мнимые осколки, которые мгновенно окажутся в душе, будут причинять неимоверную боль и страдания. Лицемерие и ярость прикрыты мерцанием свеч, легкими звуками музыки и шумом голосов. Добро пожаловать на бал лжи и фальши, в мир чистокровного аристократического общества. Двери поместья Нотт вновь открыты. Открыты для избранных и почетых.
Молодой человек по-настоящему ненавидел  напыщенные, великолепные балы, которые устраивали его родственники. Ричард презирал людей, способных совершить любой опрометчивый поступок, дабы оказаться в числе приглашенных и явиться в поместье с презрительной ухмылкой на губах. Безусловно, Нотт относился к данным представителям лживого общества, он умело пользовался многочисленными масками и совершенно не задумывался о последствиях собственных поступков, но мужчине совершенно не нравилось, когда именно к нему относятся  с высокомерием. Временами он чувствовал уныние, которое переплеталось с непритворными гневными порывами. Ричард не должен быть простой марионеткой в руках опытного кукловода, поэтому ему приходилось придерживаться определенных рамок и оценивать окружающее пространство подобающим образом. Если бы он дал слабину и проникся искренними чувствами к этим аристократическим, притворным людям, его репутация оказалась бы на глубочайшем дне океана.  К сожалению, это могло произойти в любой неподходящий для мужчины момент, поэтому он старательно преподносил свои отрицательные черты характера, которые молниеносно и бесповоротно отталкивали от его личности людей. Атмосфера бала, которая витала в воздухе, была невероятно идеальна и чудесна. Роскошный интерьер, приятные звуки музыки расходились в пределах четырёх стен, завлекая мужчин прямо к дамам. Среди гостей носились официанты с подносами в руках, а на столах стояли закуски, приготовленные самым лучшим поваром, которого только можно отыскать в Лондоне. Девушки в вечерних платьях выглядели довольно элегантно, каждая из них пыталась добавить к своему наряду изюминку, кому-то это удавалось, а чей-то наряд выглядел нелепо. Мужчины в строгих, утонченных костюмах, находились поблизости и всячески пытались перевести внимание своих спутниц на более насыщенные и важные темы, нежели разговоры о погоде и новых драгоценностях. Ричард вопросительно вскинул брови и огляделся по сторонам, обдумывая собственные последующие действия. Он желал немедленно покинуть данное мероприятие, скрыться под покровом ночи, раствориться в бесшумной тишине и более не возвращаться в стены родного поместья. Но его родители радостно приветствовали гостей и мимолетно бросали унылые, принудительные взгляды на молодого человека, который лишь закатывал глаза и проклинал сегодняшний вечер. Ричард осознавал, что празднование долгожданной осени будет весьма долгим, поэтому ему придется смириться с подобным положением и воспринимать реальность, как некоторую игру. Мысль, мелькнувшая в его сознании и мгновенно растворившаяся в небытие, озарила лицо мужчины, который не видел прелестей в сегодняшнем дне. Он должен был вести себя странно, наигранно и лживо, как поступали многие представители магического общества, он должен поддаться в игру. Когда данное умозаключение нахлынуло на рассудок Нотта, он сорвался с места и бросился в непритворный круговорот пафоса и лести, вызывающий истинное презрение у молодого человека. Но Ричард обязан раствориться в шуме этого неэтичного общества и стать его частью, хотя бы на время, дабы вызвать улыбку на лицах собственных родителей. Ему предстоит заплатить высокую цену и сыграть великолепным образом, чтобы его мать и отец перестали расценивать сына, как безответственного человека. Мы еще увидим, каков мистер Нотт.
Раздалась громкая музыка, свидетельствующая об открытии и начале бала. Мужчины мгновенно оказались напротив элегантных дамочек, которые лучезарно улыбались своим спутникам. Настало время вальса, который открывал данное традиционное мероприятие, поэтому было неудивительно смотреть на суматоху, разворачивающуюся кругом. Ричард быстро окинул взглядом собравшихся людей, и, преодолев незначительное расстояние, оказался напротив молодой, привлекательной леди. Подав ей одну руку, а другую, положив на хрупкую, тоненькую талию, молодой человек растворился в ритме вальса, который подчинил своей неимоверной силой всех знатных магических представителей. Лучезарная улыбка появилась на губах мужчины, скрывающего свои настоящие эмоции, и мгновенно померкла, когда Ричард понял, что превратился в человека, который был обязан следовать распространившимся правилам и порядкам. Но вечер только начинался, кто знает, что произойдет буквально через пару минут? Шоу должно продолжаться под любым предлогом. Даже самые почтительные и привередливые люди не в состоянии изменить уставы высшего общества.

Отредактировано Richard Nott (2013-05-12 09:37:48)

+1

3

Август в Хогвартсе выдался непередаваемо тяжелым – сдача последних экзаменов, выпускной бал и мысли о том, что будет дальше, невольно доводили Миллисент до состояния, в котором ей становился абсолютно безразличен окружающий мир. Безразличен, прежде всего потому что она, в отличие от многих других чистокровных аристократок могла с уверенностью утверждать, что после школы ее судьбу не решат поспешным замужеством, с тем чтобы как можно быстрее избавиться и вместе с тем заключить выгодные экономические и политические союзы. Родители, в больше степени вкладывавшиеся все это время именно в Миллисент, делали на нее слишком большие ставки, чтобы сейчас вот так просто лишить себя всяких надежд на возвышение среди прочих чистокровных семейств. В дочери, в отличие от сына, они видели потенциал, видели устремления, и это более чем устраивало чету Бэгнольд, чтобы дать ей возможность не закапывать себя в сменяющей череде семейных будней, пышных балов и блеска драгоценностей. От Миллисент ожидали очень многого и пока она оправдывала надежды, пока она готова была реализовывать собственные амбиции так, как это нужно было семье – никто не собирался ее ни к чему принуждать. А поскольку уже к сентябрю в вывешенных Министерством списках имя Миллисент Бэгнольд значилось среди принятых на стажировку, вопрос вероятного замужества девушки откладывался на очень далекий и весьма неопределенный срок вне зависимости от того, что намеревалось сказать на этот счет чистокровное магическое общество. Английская аристократия вообще была поспешна на навешивание ярлыков и следованию шаблонам. Так что за тот короткий месяц, что леди Бэгнольд провела дома, уже несколько чистокровных семейств благоразумно посетили Бэгнольд-холл с визитом и предложением заключить взаимовыгодный союз, соединив узами брака Миллисент и благородного чистокровного аристократа в возрасте от восемнадцати и до сорока лет. В подобные моменты волшебница с трудом держала язык за зубами с тем, чтобы не ответить на предложения язвительным отказом, но благо, что говорил в этот момент ее отец и ответа самой девушки никто не ждал и не требовал. А мистер Бэгнольд был хоть и предельно вежлив, но точно так же настойчив и предельно однозначен в своем отказе. Это не обсуждалось. Разговоры о замужестве не велись даже в самых узких кругах их семьи. Негласные ожидания от Миллисент гораздо большего, чем удачное замужество хотя никогда и не озвучивались, но витали в воздухе. И эти настроения давали ей свободу, которой не было ни у одной другой чистокровной леди всей магической Великобритании. В этом смысле было совершенно очевидным, что посещение балов, приемов и званых ужинов семейством Бэгнольд сопряжено с поиском достойного жениха не было, а значит это совершенно не коробило и не унижало достоинства Миллисент, которая соглашалась на посещение других чистокровных домов с легкостью, когда не была занята делами Министерства, что случалось довольно часто. Мнится, о том, что ей надлежит посетить осенний бал в доме Ноттов, Миллисент предупредили за неделю, а быть может, и больше, но вспомнила о предстоящем торжестве она не раньше того дня, когда упомянутое торжество должно было начаться. Суету с выбором платья сгладила мать, драгоценности благоразумно и весьма осторожно были выбраны отцом, так что тягот подготовки к первому выходу в свет после окончания школы волшебница на себе не ощутила.
Дом Ноттов не был для Миллисент домом чужих людей. С хозяином и хозяйкой мисс Бэгнольд была знакома уже очень давно по известным причинам – в чистокровном обществе не было семейств, которые не знали бы друг друга достаточно хорошо. С их сыном девушка была знакома еще лучше и хотя она благоразумно молчала об этом, боясь вызвать никому ненужные слухи и сплетни, Бэгнольд никогда не забывала о Ричарде и о том, что их связывало в школе и, возможно, связывало до сих пор. Вопреки собственным желаниям, Миллисент не написала ему письма, вопреки собственным желаниям не предупредила, что будет на балу в его доме, вопреки собственным желаниям она до сих пор не увиделась с ним, хотя очень этого хотела. Боялась. Боялась, что нет больше того, что связывало их раньше, боялась, что связь утеряна и выглядеть наивной глупой дурочкой не желала. Никаких чаяний, никаких надежд, пусть даже сердце все равно болезненно билось о ребра, отбивая беспокойный ритм. Будь как будет. И ничего больше.
Миллисент не присоединилась к толпе хихикающей девушек, Миллисент не слилась в пестром многообразии шелка и драгоценностей. Отвечая короткими улыбками на оброненные в ее сторону приветствия, Бэгнольд держалась благородной холодностью, не позволяя себе отдыхать и забавляться глупым флиртом даже там, где даже самые достойные представительницы чистокровных родов превращались в обычных девчонок, чрезмерно интересующихся мужским вниманием. Зазвучала музыка, Миллисент неторопливо встала напротив первого попавшегося ей на глаза кавалера и ответив ему слабой улыбкой заняла исходную позицию, с которой и началась бесконечная череда танцев в пестром многообразии осеннего бала. Короткие перерывы между одним, другим и всеми последующими танцами Бэгнольд заполняла ничего не значащими разговорами, и в какой-то момент ей даже показалось, что удалось отвлечься. Но только на одно короткое мгновение. Потому что стоило Миллисент развернуться с тем, чтобы разбавить свое общество обществом одной из леди Блэк, как Бэгнольд лицом к лицу оказалась с Ричардом Ноттом. Первоначальная растерянность сменилась жестким официозом прежде всего именно потому что Миллисент не знала как ей следует вести себя в этой ситуации. Отвесив церемониальный поклон, она протянула мужчине руку и чуть заметно улыбнулась.
- Мистер Нотт. Несказанно рада встрече.

+1

4

Квест заморожен.

0


Вы здесь » HP: Non serviam » Архив квестов » Beyound fire [15.09.1943]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC