HP: Non serviam

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Non serviam » Омут памяти » Безумства в Хэмптоне


Безумства в Хэмптоне

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время:
ночь с 22 на 23 сентября 1950 года
Место действия:
Хэмптон Корт. Церковь Св. Марии
Вектор действия:
Дженифер и Рунил пытаются выведать полезные сведения у невыразимца Леонарда Брауна. Но все ли пойдет так, как они задумали?
Действующие лица:
Jennifer Winston, Roonil Wazlib, Leonard Brown, Lucrezia J. Swan

0

2

Леонард Браун
_______________

Я уже давно потерял счёт дням - сколько их прошло уже не знаю и сам. Время для меня прекратило свой бег в тот момент, когда поздно ночью в мой дом ворвались незнакомцы в странных масках. Это было так неожиданно, но я не растерялся и сражался как лев. По крайне мере мне хочется так думать. Эти нападающие были странные - они не применяли волшебных палочек. Сначала я даже не понял этого, но потом стал замечать как тяжело им было остановиться после заклинаний. Я слышал о Пожирателях смерти, видел черные метки в газетных вырезках, но я не знал, что их так легко победить. Но я рано праздновал свою победу. Все произошло в одно мгновение - палочка была выбита из руки, меня схватили и связали. Дальше мои воспоминания обрываются. Помню, что я проснулся в каком-то помещении, мои руки были связаны, а голова гудела. Я что-то прохрипел и мне дали попить. Тогда я не думал, что в воду могли что-то подмешать - яд? сыворотку правды? Мне хотелось лишь заглушить головную боль и резкий металлический привкус во рту. Сначала я задавал вопросы, но ответом мне было - молчание. Когда я стал чувствовать себя лучше, я стал осматривать то место в котором оказался, но не было ни единой зацепки, где я мог быть. Я пытался снова и снова заговаривать с людьми, которые приносили мне еду и воду, однажды я даже пытался сорвать с них маску, но ничего не вышло. Спустя несколько дней, а может и недель, они стали заходить ко мне чаще, и задавать вопросы. Но я отмалчивался, также как и они когда я требовал ответы на свои. Я понимал, что долго эта игра в молчанку продолжаться не может и был прав. Они начали применять более действенные средства - пытки, артефакты, зелья. Я всегда чувствовал боль или слабость, мне хотелось выбраться отсюда и умереть. Когда я был в полузабытьи после мучений, до меня доносился шепот моих похитителей, так я узнал кто они и что им было нужно. Магглы, сквибы, отбросы магического мира ратующие за избавление от магии и волшебников. Они были изобретательны и безжалостны. Я знал, что умру, как только выдам все секреты. Но я не хотел становиться трусом, но у меня есть одна слабость - я боюсь боли. Каждый раз, когда они мне ее причиняли, я рассказывал им что-то о волшебниках. Я ненавидел себя за эту слабость, но ничего не мог с этим поделать.
Сегодня я принял решение - бежать или умереть. Они пришли ровно в назначенный час и стали пытать меня. Я заходился криками и выплевывал вместе с кровью новые сведения о магах. Я слышал смех одного из них - он явно наслаждался пыткой.
- Пожалуйста, я больше ничего не знаю, отпустите меня, - в который раз взмолился я. Это было бесполезно. Эти нелюди ни за что не отпустят меня живым. Как только я перестану быть нужным, они меня убьют.

0

3

Рунил Вазлиб
_____________

Все это начиналось очень давно. Еще когда я был маленьким и верил в волшебство. Я знал, что в 11 лет я получу письмо и отправлюсь в сказочный замок - Хогвартс, потом найду не менее сказочную работу и вся моя жизнь будет наполнена радостью и волшебством. Но все изменилось когда я не получил письма. Сначала я думал, что это ошибка и его просто забыли прислать. Я дни и ночи ждал сову, но она все не летела. Родители отвели меня в больницу св. Мунго и мне поставили страшный диагноз - сквиб. Это перечеркнуло всю мою жизнь и все мои мечты. Я не верил, боролся с этим, пытался изучать магию по специальному курсу и даже достиг некоторых успехов, но в магическом сообществе я все оставался изгоем. Тогда я решил уйти и начать жизнь заново. Я нашел жену среди магглов, купил домик и ждал появления долгожданных детей. Я был по настоящему счастлив среди не волшебников, я почти забыл о магии, не навещал родителей, не посещал волшебных заведений. Я вычеркнул магию из своей жизни, но она все равно преследовала меня. Пару лет назад на мой дом напали неизвестные волшебники и убили мою жену и дочь, сына же похитили и я не знаю, где он теперь. Тогда я возненавидел магию и волшебников, я поклялся отомстить. Моя слепая злость вывела меня на след одной любопытной организации. Она называет себя - Инквизицией. По началу я думал, что они все шуты, но войдя в круг "избранных" я понял, что это единственный способ искоренить магию и вернуть моего мальчика.
Сегодня мы пытали очередного волшебника, раньше бы это вызвало у меня жалость, но мое сердце ожесточилось и я испытывал что-то очень напоминающее наслаждение. Мне нравилось смотреть на его страдания, слышать его стоны и мольбы. Возможно скоро и мне разрешат пытать этих животных, но пока я довольствуюсь лишь скромной ролью писца.
- Я еще раз спрашиваю, что за артефакты находятся в Отделе тайн? - высоким, немного картавым голосом поинтересовался я, перебирая лежащие на коленях пергаменты с записями допроса. Они узнали много информации от этого человека, но в ней не было ничего особенно ценного - лишь жалкие обрывки и зарисовки магического мира и структуры Министерства магии. Все это никак не поможет Инквизиции завладеть нужными артефактами из Отдела Тайн. Им было необходимо больше сведений, но этот упрямец не сдавался.
- Дженнифер, похоже наш невыразимец не собирается рассказывать нам все свои тайны, - я провел пальцем по своему уродливому шраму на правой щеке, - мне кажется, что пора уже применить более действенные меры. Сыворотка правды или же каленное железо, - в моем голосе были заметны зловещие нотки. Узник вздрогнул, а я удовлетворенно расхохотался.

Отредактировано NPC (2013-06-03 13:00:39)

0

4

Я всегда безразлично следил за пытками волшебников. Тот или другой - как разница - если все они заканчивали одинаково, не предоставляя нам никакой важной информации. Одни умирали, гордо поджав язык, другие - сходили с ума от нестерпимой боли. Все шло бес толку, и я не был уверен, что этот очередной пойманный нами маг расскажет нам что-то стоящее. Уже прошло довольно много времени  с той поры, как он пользуется нашим гостеприимством, но кроме бесчисленной информации о расположении кабинетов в их Министерстве, мы не узнали.
Рунил записывал показания этого, как же их называют... невыразимца. То же мне, название. Я знал, что эти люди занимаются артефактами и предсказаниями, по крайней мере так мне сказала Дженифер. Кажется, что она же мне говорила, будто на этих тварей нельзя воздействовать их зельем, сывороткой правды - из-за какой-то клятвы они сразу умрут, не успев раскрыть не единого секрета.
Я всегда безразлично следил за пытками волшебников. Но сегодня эта счастливая доля выпала мне: нельзя же заставлять Дженифер пачкать руки, а Рунил почему-то доверяли только писчую работу. Я был не против. Не против, и даже за. Во мне скопилось достаточно ненависти, чтобы провернуть это нехитрое дельце. Этот волшебник молил о пощаде. Господи, какая глупость. Именно на это ему стоит меньше всего рассчитывать.
- Хорошая идея, - согласился я с Рунилом, усмехнувшись. И направился в сторону разведенного огня, откуда выглядывала уже раскаленная до бела железная кочерга с узорчатой печаткой на конце. Я одел крепкие рукавицы и взял в руку своей орудие для пытки. Стал медленно приближаться к своему пленнику. Он в страхе задергался. Боится боли. Они все боятся боли. Еще не один не показал себя достойно. Не дожидаясь, пока маг снова начнет отпираться или молить о пощаде, я приложил раскаленную печатку к его плечу. Горячее железо насквозь прожгло и без того изорванную рубашку, оставило на коже багровый след, заставляя невыразимца кричать от боли. - Отвечай! - прикрикнул на него я.
Не дождавшись достойного ответа я снова приложил к своему пленнику раскаленное железо. Снова крик. Какая ласкающая душу мелодия. Ничего, никаких результатов. Тогда я обратился к Дженифер.
- Это бессмысленно, проще запереть его, - сказал я, - Тогда он родную мать продаст за еду и питье, - я посмотрел на Джен, которая о чем-то серьезно размышляла.

+1

5

Они все были в моем окружении. Маггл Николас, сквиб Рунил... этого было достаточно для того чтобы стать лишней на магическом празднике жизни среди горделивых чистокровок. Но ведь я была не просто с ними. Я была одной из них. Маглорожденная. Забитая. Загнанная. Пустая, по их мнению. Они не считали никого из нас равным себе.
Конечно, были те, кто выступал на нашей стороне. Но чем они были лучше других? Ведь они так же считали себя чуть лучше, чуть развитее, чуть выше.

Свон стояла в темном углу. Лицо ее скрывалось в тени, а в руках играла тонкая и длинная палочка. Зачем? Больше из-за привычки, из-за потребности что-то теребить в своих руках, в своих тонких пальцах. Её руки были холодными, почти ледяными, хотя сердце бешено било в грудь и к голове подступал жар. Ей было тошно от издевательств над Брауном, хотелось отвернуться, но показать свою слабость - значит упустить одну из лидирующих позиций в Инквизиции. Свон предпочитала работать головой, телом... но не руками, не кулаками, и уж тем более не раскаленной до бела кочергой.

- Стой,  Ник, - выкрикнула Свон, когда раскаленный кусок железа во второй раз коснулся истерзанного тела мага, - Как он что-то тебе скажет, если потеряет сознание от боли?

Выйдя под блеклый свет из окна, девушка казалась еще выше, чем была на самом деле. Тонкие руки, точеные силуэты. Шагая в свет, Свон приподняла подбородок, окидывая мужчин тяжелым взглядом, классически прикрытым черной вуалью. Ее небесные глаза видел только один человек, так бесстыдно и больно предавший её.
Она отчеканила с десяток шагов от своего убежища к Брауну. Тонкие холодные пальцы нежно коснулись его щеки. Лукреция чувствовала как частое, но прерывистое его дыхание обжигало её запястье. Он был достаточно красив, и достаточно умен, но он был не на той стороне.

- Может быть... ты поговоришь с дамой?, - присев перед ним на колени, Свон впивалась глазами в его истерзанное лицо.

0

6

Леонард Браун
______________

Мне было страшно, стыдно и больно. Я словно какой-то маггл молил о пощаде, заливаясь слезами боли. Они совсем не жалели меня. Они были зверьми, которые ради своих целей могли убить невиновных. Сначала я не понимал почему эти незнакомцы меня ненавидят, но после я стал улавливать обрывки их разговоров - они безумцы, ненавидящие любые проявления магии. Работая в Министерстве я никогда с ними не сталкивался, даже не знаю о существовании этого адового места и вот по случайному стечению обстоятельств я здесь. Сколько еще людей до меня побывали на этих пытках и сколько из них числятся пропавшими без вести? Я связан Непреложенным обетом и не мог рассказать им особо важных вещей, но они были упертыми. Я услышал как тот, неприятный хихикающий тип предложил каленое железо. Я в ужасе задергался, в надежде освободиться, но веревки еще сильнее впились в мои конечности, причиняя нестерпимую боль.
- Пожалуйста, не надо. Я все скажу вам все-е-е-е, - я закричал нечеловеческим голосом, когда раскаленное железо коснулось моего плеча. Я почувствовал отвратительный запах своей горелой плоти. Меня начало мутить и перед глазами запрыгали черные точки. От боли я грозился потерять сознание. Не успел я и слова вымолвить, как железо снова коснулось меня, заставляя невыносимо корчится и кричать о боли. Я последний раз дернулся и обмяк, тихо постанывая. Терпеть было невыносимо, я ожидал нового ожога, но женщина остановила моего мучителя. Я тихо пробормотал слова благодарности. Она вышла на свет и я чуть приподнял голову, чтобы разглядеть ее. Она была красива. Невероятно красиво и была наполнена состраданием. И что этот ангел делает среди этих демонов? - мелькнула мысль в моем истерзанном теле. Она подходила ближе и я в страхе задергался. Каждое движение приносило новую боль.
- Я рассказал вам все, что знаю, - срывающимся от боли голосом пробормотал я, - нужный вам артефакт находится у Лестрейнджей. Я не знаю точно так ли это, но ходили такие слухи, я никогда не видел его, - я замолчал на мгновение, чтобы сплюнуть кровь, - если он и существует, то обладает по истине катастрофической силой. Я замолчал со страхом смотря на женщину перед собой. Если и этот ответ не удовлетворит их, то последует новая боль. А если удовлетворит, это может стать началом его новой жизни - загробной жизни. Я снова застонал от боли, умоляя отпустить меня.

0

7

Рунил Вазлиб
_____________

Я старательно записывал различные мелочи на пергаменте, но их было обидно мало. Этот упрямец и правда не мог выложить все карты на стол - с этим мы просчитались, чего греха таить. Невыразимцы скреплены какими-то дьявольскими чарами, не позволяющие распускать свой язык. Проклятые маги, все предусмотрели, - с раздражением подумал я, ставя жирную кляксу на своих записях. Мы и раньше пытались разговорить некоторых, но все они скоропостижно умирали, не успев даже рта раскрыть. Благодаря этому экземпляру, мы наконец-то выяснили в чем дело. Разве это могло остановить нас? Нам нужно информации столько, сколько сможем выкачать из его жалкого мозга. Владеющий информацией - владеет миром. Мы просто обязаны очистить мир от этих выродков. Они сеют зло намного большее, чем нормальные люди. Экспериментировать с пытками мое любимое дело, я прочитал столько книг про Средневековые методы, что и сам забыл. Некоторые методы увы, были затеряны в веках, но некоторые мы с удовольствием применяли для таких вот неразговорчивых красавчиков. Дженнифер была неженкой на мой взгляд - пытки она не любила, как и все женщины. То ли из-за слабого желудка, то ли ей и правда было жаль этих тварей. Но зато Ник, понял меня с полуслова. Достав раскаленную кочергу он без особых усилий всадил ее в кожу этот мага. Послышалось шипение и крики боли, которые раздирали мои уши. Я вздрогнул, мне совсем это не понравилось, но другого пути не было. Они должны заплатить за все, что сделали. В воздухе стал заметно уловим отвратительный запах сгоревшей плоти. Меня чуть не стошнило, кажется  Дженнифер и меня заразила женской слабостью. Ник еще раз опустил раскаленную кочергу на его кожу. И снова крик боли. Я знаю, он бы делал это снова и снова, пока вся кожа этого невыразимца не превратилась бы в одну безобразную рану. К счастью для волшебника, Лукреция прекратила его страдание, вызвавшись поговорить.
- С чего ты взяла, что он станет разговаривать с тобой? По мне так кочерга довольно действенное средство, - я подмигнул Нику, - слышишь ведь, он как соловушка запел. Посмотрим насколько плохо она справится с допросом. Не думает же она, что женское обаяние сыграет ей на руку. А если он ее узнает, то не в силах будет вымолвить не слова и тогда уж они воспользуются идеей Ника - бросить в темницу на долгие часы. К моему удивлению узник заговорил, я стал торопливо записывать, не желая пропустить ни единого слова.

0

8

В ней закипала ярость. Ярость не из-за чертовой чистокровки на стуле передо мной, а из-за сноба Рунила. Он был настоящим садистом. Больным извращенцем, который бы с удовольствием воспользовался пилочкой для ногтей в медленном отпиливании пальцев мага. Он чем-то напоминал девушке Сирруша - существо с рогатой змеиной головой и чешуйчатым телом змеи, львиными передними и орлиными задними ногами, - кровожадный, немного суетливый, горделивый и какой-то... склизкий. Рунил был зол на магов больше любого из нас.
"Комплексы, милый мой... Это все простые комплексы, а не стремление к всеобщему равенству"
Луччи бросила на него взгляд, одновременно делая глубокий выдох чтобы не взорваться. Все дрязги внутри Инквизиции должны разбираться только наедине, и никак не в присутствии "испытуемых".
- Я понимаю тебе он сказал намного больше? Найди мне информацию по этим Лестрейнджам..., - эта фамилия была на слуху, чем-то едким отзывалась на языке, когда произносишь её.
Лестрейндж... Лестрейндж, - повторяла она про себя, словно пробуя это слово, словно стараясь распробовать что-то в нем еще... понять где она ранее слышала эту фамилию...
- Принесите ледяной воды, - вернулась в себя Луччи, отходя от мага в сторону окна, - Чередуйте железо и воду, а когда он потеряет сознание... кончайте его. Эта рыба бесполезна, как использованная туалетная бумага.

0

9

Только я собирался приложить к нему раскаленную кочергу еще разок, как в это священнодействие вмешалась Лукреция. Я не доверял ей, ведь она была волшебницей: я не понимал, почему она была на нашей стороне, и был уверен, что она легко может нас предать. Но Джен, кажется, такие мысли не тревожили. И я тоже пытался успокоиться. Лукреция хитрила, но мне казалось, что гораздо надежнее горячая железка, чем ее лесть и прочие попытки бесед.
- Будешь так нежничать с ним, - но я не договорил. Не стал. И просто ушел в тень, предоставляя арену Лукреции. Ну пусть покажет, на что способна. И.. узник заговорил. Удивительно. Но я все еще думал, что в этом виновато только железо. Конечно, только железо. Кто бы вытерпел такую боль? Только псих. Хотя, на мой взгляд - все маги - психи. И эта Лукреция тоже, вообще, Джен не стоило ей доверять.
Рунил и я оказались правы.

- А зачем искать? - обратился я к Лукреции? Действительно, зачем искать, если источник информации - здесь, перед ними.  - Спросите у него, он наверняка знает о Лестрейнджах - кивнул я на этого Брауна. Почему-то эта идея мне показалась действительно хорошей. Если Браун знает о том, у кого артефакт, то он должен знать что-то об этих людях. Ха. Наверняка какие-то зажравшиеся маги. - Я думаю, он нам еще пригодится, лучше запереть его до лучших времен, мы все равно не знаем, что делать с этим артефактом, и не знаем ничего о его отрицательных свойствах. Опробуем на нем, - и я рассмеялся. Я ни разу не видел как действуют эти магические штучки: может быть, этот предмет оторвет бедняге голову или еще что-то в этом роде? Заодно узнаем, какие последствия будут от использования это магической фигни. А то: кошмары, кошмары - дались Джен эти кошмары, какой от них толк?

0

10

Леонард Браун
______________

Я стонал и корчился в веревках - это забавляло их. Их черные сердца наслаждались этим чудовищным зрелищем, а я никак не мог прекратить это развлечение. Они не люди, они монстры скрывающиеся под человеческой личной. Мне было страшно, по настоящему. Я боялся, что это мой последний день, а мне еще столько нужно было успеть сделать. Я не могу мереть молодым, это так не справедливо. Запах горелой плоти вновь неприятно щекочет мне ноздри, железный привкус свежей, горячей крови, заставляет сглотнуть неприятною желчь. Мой взгляд, направленный на женщину, был наполнен болью, страхом и надеждой. Я надеялся, что этой информации будет достаточно и меня отпустят на все четыре стороны. Но я жестоко ошибся.
- Пожалуйста, я больше ничего не знаю про него. Лишь старые сплетни, но вы наверное и без меня их знаете, - в моем голосе была мольба. Женщина отошла от меня и пожелала прикончить. Я захныкал от страха. Их интересовал довольно странный артефакт и я действительно мало, что о нем знал. Лишь обрывки разговоров, которые просачивались в Отдел Тайн. Поговаривали, что этот артефакт обладает сильной темной магией, но исследования ни к чему не привели. Он был отдан Лестрейнджам для хранения, как бесполезная, но безусловно дорогая вещь. Я никогда не видел эту вещь и не знал, как она выглядит. Почему магглы интересуются, какой-то ерундой?
- Я не так много знаю об этих магах, - осторожна начал я, опасаясь, что мои слова могут спровоцировать их на нечто страшное, - Это древний богатый чистокровный род. Данталиан Лестрейндж является единственным наследником и как раз он недавно женился. Об этом было написано в «Ежедневном пророке»  - я на мгновение замолчал, чтобы сплюнуть кровь, - это наша газета. Ее зовут Вивьен Розье. Это все, что я знал об этом семействе. Лишь голые факты, которые были доступны всем. я надеялся, что это как-то им поможет и они отпустят меня. Я слишком сильно хотел жить.

0

11

Рунил Вазлиб
_____________

Я торопливо записывал, не желая пропустить не единого слова. любая мелочь, любой намек на действие этого артефакта может сыграть нам на руку. Мы должны быть во всеоружии, если хотим добиться большего. Я был удивлен, что он наконец-то заговорил по делу. Эта старая игра в хорошего и плохого инквизитора приносила ощутимые плоды. Они все, как один выдавали свои тайны, плакали, кричали от боли, умоляли о пощаде. И все как один гнили в наших темницах, пока их тела не превращались в безобразное месиво. Тогда мы просто хоронили их в лесу, в одной вырытой яме. Над ними не совершали поминальных обрядов, не читали молитв и даже не клали цветов. Они выродки не заслуживают памяти. Не заслуживают падания в рай.
- На кой черт он нам сдался раз он ничего не знает, - картавым голосом произнес я, - Блондиночка права, он бесполезен, как использованная туалетная бумага, - я снова уткнулся в свои записи, внимательно их проглядывая. Ничего, что могло хоть как-то нам помочь. Мы до сих пор не знаем, как выглядит артефакт и какие у него свойства. Вполне возможно, что мы много месяцев охотимся за какой-то бесполезной ерундой.
- Отличная идея Ник, но его мозги со стен темницы будут соскребать новобранцы. Надеюсь артефакт стоит того, что мы тратим на него столько времени, беседуя со всяким отребьем, - я кивнул в сторону Брауна и неприятно улыбнулся, представляя темные стены, забрызганные мозговой жидкостью, кровью и кишками. Сам бы я не рискнул на это посмотреть в живую, мой желудок не настолько сильный. Тем временем Браун заговорил и я снова уткнулся в пергамент, старательно выводя мини-досье на очередных богатых выродков. Информации было не много, но это уже определенно было кое-что. Мы сдвинулись с мертвой точке.
- Раз ты столько знаешь о них, может ты знаешь и где они живут? - я обратился непосредственно к Брауну. На его лице явственно читался страх и надежда, на то, что чем больше информации он выдаст, тем быстрее его освободят. Как жаль, что ни один из них еще не покидал стены этого здания...живым.

Отредактировано NPC (2013-06-28 23:05:06)

0


Вы здесь » HP: Non serviam » Омут памяти » Безумства в Хэмптоне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC