HP: Non serviam

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Non serviam » Архив квестов » [Черным по белому - 22:00-01.00, 21.09-22.09]


[Черным по белому - 22:00-01.00, 21.09-22.09]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

дата и время: 22:00-01.00, 21.09-22.09
персонажи: Vivien Lestrange и Fenella Moon.
локация: аврорат

0

2

Своими кольцами она, упорная, Ко мне ласкается, меня душа.
И эта мертвая, и эта черная, И эта страшная — моя душа! *

------ Лестрейндж-холл------
Я действительно не ожидала такого разворота событий. Только сейчас мне стало до конца ясно, что в аврорат я попала благодаря действиям Темного Лорда, который совсем не вовремя увел моего мужа на разговор. Ну, что же, придется разбираться с этой девчонкой самостоятельно. Жаль, что я никак не могу запомнить ее имени. Она до сих пор придерживала меня за плечо, будто боялась, что я могу сбежать. Да, сбежать я действительно могла. Но в моей ситуации делать это было невыгодно: таким поведением я могла навлечь на себя лишние подозрения, а в моих планах стоял пункт "окончательно отделаться ото всех обвинений". Наконец, гостеприимное здание аврората открыло передо мной свои тяжелые железные двери. Я вошла внутрь, чуть дернув плечом, по скольку мне было неприятно чувствовать на себе чужую наставительную руку. Окружающее пространство смутило меня: такая обстановка явно была не пригодна для работы. Странно, что руководители аврората этого не понимали и продолжали держать своих сотрудников в животных условиях. Нечего удивляться, что большинство из них после этого ведут себя как плебеи.
Я прекрасно понимала, что скоро мне придется отдать свою волшебную палочку в чужие руки. И из-за этого обстоятельства я нервничала больше всего: для меня палочка была не просто чем-то важным, а, скорее, чем-то личным, хранящим не только секреты моего скверного характера, но и отголоски моей магии, моей единственной и неповторимой любви. Мун, впрочем, пока вела себя очень даже прилично. Конечно, сейчас она чувствовала себя победительницей. Для этой молодой девочки такая ситуация была первым настоящим делом, но, чем больше я думала о своем преступлении, тем больше осознавала, что для Мун это дело может стать последним. Благодаря Данталиану, около двадцати последних заклятий на моей палочке носило чисто бытовой характер. Даже при большом желании на меня уже нельзя было навесить применение непростительного. А если Мун захочет воспользоваться Омутом Памяти, то ее жалкие обрывистые воспоминания о том, что она видела, а в сущности - это мой выход и банка, ничего не докажут. Да, я была в банке, об этом знает каждый. Но у меня нет мотива кого-то грабить, тем более собственного мужа. Все остальное можно счесть за фантазии впервые вышедшей на дело сотрудницы. Отчасти, мне было жаль ее. Такая глупая. Упомянув на балу Вальбургу Блэк, она серьезно рисковала своей будущей карьерой. Но, я точно знала, что эта девочка со всей страстью ненавидит и презирает всех чистокровных, по скольку не вхожа в их знатный круг. Значит, она ненавидит и меня. Смешно, но такова жизнь. И мне придется сейчас со всем хладнокровие отпираться от ее натянутых доказательств. Впрочем, я была уверена, что на допрос будет явлен сотрудник по старше и по умнее, а значит он скорее решит меня отпустить с уймой извинений, нежели ему потом придется иметь дело возмущенной аристократией и, в частности, с моим мужем. Правда, сейчас, я сомневалась, что он вытащит меня. Хоть для него и была важна репутация семьи, я настолько вывела его из себя за последние полчаса, что он мог запросто бросить меня на попечение судьбы. Что ему стоит потом убить меня и найти себе новую, более послушную супругу? Ничего. Единственное, что меня обнадеживало - завтрашняя операция. Я была нужна Темному Лорду, как опытный человек, а Данталиан не мог так подвести своего и друга, и господина.
Сейчас, сидя в полутемном помещении, я искренне размышляла над собственным поведением. Я сама не знала, почему мне всегда так хотелось позлить своего мужа. Да и почему у меня всегда это получалось. Просто, просто, наверное, мне так было нужно хоть какое-то живое внимание с его стороны, которое другими методами я добиться не могла, в силу собственных предрассудков. После моего позора с уводом с собственного бала мне уже было стыдно. Я понимала, что это уже нанесло ущерб фамильной репутации, я понимала, что это еще больше вымотает нервы Данталиану, что было очень плохо, особенно за день до важного дела в Хэмптон-корт. С одной стороны, я знала, что он, как и всегда, справится со своими эмоциями. Но с другой, сейчас, я не знала, что по возвращению ждет меня дома. Я боялась представить, как отнесется мой супруг ни к ситуации, нет, а ко мне. Я боялась его. И сейчас я действительно готова в этом признаться. Несмотря на то, что мне казалось, будто я знаю его как облупленного, мое нутро подсказывало мне, что этот человек покрыт для меня завесой мрака. Я не знала, что можно от него ожидать. Но знала, что сегодня я уже перешла ту черту дозволенности, за которой скрывается совершенно другой человек, или уже не человек.
За своими размышлениями я совсем не заметила, как в комнату для допроса зашла и моя похитительница. Похоже, что разбираться со мной она хотела одна. Ну что же, пусть начинает, посмотрим, кто кого съест в этой словесной перепалке. Я вздохнула и натянула на себя маску истого равнодушия. За этот вечер я и так показала слишком много настоящих эмоций.
- И долго мне придется находиться здесь? - холодно поинтересовалась я, скрещивая руки на груди. Пусть, в моем положении не выгодно выделываться, но если бы я всегда жила опасаясь, то всегда была бы паинькой. А этого мне не хотелось. Еще стоило им напомнить, что пользоваться сывороткой правды или легилеменцией в отношении сотрудника Отдела Тайн строжайше запрещено. Но не сейчас, только, если о подобных методах зайдет речь. Все остальное меня не страшило. Я прекрасно умею лгать.

* З. Гиппиус

Отредактировано Vivien Lestrange (2013-06-09 23:02:57)

+1

3

Если бы мне сегодня утром сказали, что я стану свидетельницей ограбления века, то я бы не поверила. Если бы сказали, что я схвачу эту самую преступницу и собственноручно препровожу ее в отделение для допроса - я бы наложила на этого человека заклятье рогового языка, чтобы знал как трепать такие глупости. Признаться честно, я и сама не верила в такую удачу - видимо не даром гороскоп в Ведьмополитене предсказывал великие деяния. От меня лишь хотели избавиться в Аврорате, чтобы я не мешала им под ногами, но все повернулось так, что я завоевала славу и почет. Может меня даже наградят и мое имя будет передаваться из уст в уста. «Финелла Мун - знаменитый аврор, который при блестяще выполненной операции захватила единственного в своем роде грабителя банка Гринготтс. Ее вклад в борьбе с преступностью неоценим. Может я даже появлюсь на карточках в шоколадных лягушках, - думала я, таща свою жертву по коридорам Министерства магии. Моя хватка была отнюдь не нежной - грубой, мужской, не позволяющая вырваться. Я молчала, как и Вивьен. Лишь их шаги отдавались эхом в пустом здании. Наступала ночь и все работники давно покинули Министерство, отправились к своим женам и детям. Я не учла этого, слишком гордясь своей победой. Придется вызвать начальство в срочном порядке, - мелькнула мысль и тут же сменилась другими более приятными. Я уже видела себя в ореоле славы, с лавровым венком победителем в рыжих волосах. Видела вспышки колдографий и интервью для Ежедневного пророка. Мне мерещились звучные заголовки для утреней статьи. Я даже начала придумывать речь и мысленно отвечать на возможные вопросы репортеров. Раз за разом, прокручивала в голове то, что видела в банке и после на балу, складывала это в красивые слова. Я уже видела себя героем, победителем, защитником слабых и обездоленных. Заступницей всех, кто подвергся осуждению со стороны чистокровного племени. Мое сердце радостно билось в груди, хотелось кричать на все Министерство магии о своей победе, рассказать каждому желающему все мельчайшие подробности и выслушать восторженные охи и ахи.
Я бесцеремонно втолкнула Вивьен в комнату для допроса, где она может проторчать всю ночь. И это будет лучшим для нее исходом нежели одноместная камера в Азкабане с компанией милых дементоров. Прежде чем позвать начальство, я стала приготавливать все необходимое - пергаменты и перья, чернила и печати. Омут памяти хранился не в нашем отделе, поэтому принести его сможет лишь начальник. Я с довольным видом обвела глазами комнату - здесь был мой дом. Второй дом. Здесь я чувствовала себя в своей стихии - комфортно и уютно. Здесь даже пахло по особенному - старыми пергаментами, чернилами, пылью и едва уловимым древесным ароматом. Намного лучше, чем на балу, на который потащил меня Ричард. «Бал столетия» - что за глупое название, - подумала я, скидывая в мусорную корзину ненужный хлам со стола, - небось Лестрейнджи сами его так назвали. Это ведь так пафосно и аристократично, что аж тошно. Журналисты подхватили это, этим жукам всегда нравилось звучное. Молчание нарушила Вивьен.
- Столько сколько потребуется мадам Лестрейндж. Сейчас же вы можете просто сесть, - я указала своей волшебной палочкой на деревянный стул, который выглядел слишком ветхим и небезопасным на вид, - и ожидать, когда прибудет начальство для допроса. К сожалению без свидетелей я не имею права пользоваться Омутом памяти, - на моих губах мелькнула победоносная усмешка. Я подошла к столу и взяв перо, черкнула пару строчек своему начальству. Вызвав служащего-эльфа колокольчиком я с улыбкой протянула ему кусок пергамента и назвала адресата. Прежде чем эльф исчез, я ласково потрепала его по ушам и поблагодарила за помощь. Мне показалось, что я слышала презрительное фырканье миссис Лестрейндж.
- Пока мы ожидаем прибытия начальства, вы можете начать рассказывать. С самого начала, - я обошла стол и села. Взяла в руки другое перо и приготовилась записывать показания. - Чем правдивее и точнее будут ваши показания, тем лучше будет для вас. Возможно вам даже уменьшат срок наказания, - впервые за долгое время я посмотрела ей прямо в глаза. Заметить, что я довольна собой - было не трудно. Я знала, что она не отвертится от наказания. Горы золота, репутация мужа - не помогут, слишком уж серьезные были обвинения. Вы ничем не отличаетесь от нас, - с презрением подумала я, - и я докажу тебе Ричард, как сильно ты ошибался в ней, в них.

Отредактировано Fenella Moon (2013-06-10 23:32:42)

+1

4

Моя душа во власти страха И горькой жалости земной.
Напрасно я бегу от праха - Я всюду с ним, и он со мной. *

Моя похитительница вела себя довольно грубо, пытаясь изобразить из себя заправского серьезного представителя аврората. Откровенно говоря, получалось плохо. Я все равно чувствовала всю несерьезность этого звездного представления. И незначительность. Я знала, что, когда я выйду отсюда, а я обязательно выйду еще в эту ночь, мне не поздоровится. С расстановкой приоритетов у меня все было в полном порядке.
Мун указала мне на шаткий деревянный стул, и я, коротко оглядев непрочную конструкцию, все-таки присела на краешек. Начальство, конечно. Я со всей душой жаждала встречи с акулами аврората. Посмотрим, как хорошо они промоют голову своей глупой молодой сотруднице. Нашла против кого затевать игры. Мун начеркала какую-то записку и отослала ее с домовым эльфом, обращаясь с этим невнятным существом, как с давним другом. Я закатила глаза к потолку. Подруга всех обиженных и обездоленных: настоящая волшебница должна знать себе цену, а не целоваться со всяким отребьем. Я не принимала жестокости против этих полезных созданий: зачем линчевать тех, кто тебя кормит? Но это не порождало во мне чувство всепоглощающей любви и сострадания к несчастным ушастым братьям нашим меньшим.
Тем временем эта девочка решила, что я буду с ней сотрудничать. Как бы не так. Я не признаюсь ни в чем не под каким предлогом. Зачем лишать себя шанса на скорое спасение. Или Мун еще не поняла, что удача и факты на моей стороны? Что ее доказательства так расплывчаты и мнимы.. Она села напротив меня через стол. Заглянула мне в глаза: по ней прочитывалась уйма эмоций. Начиная гордостью, заканчивая презрением. Полная гамма. Такой эмоциональной быть не выгодно. Уж я то знаю.
- Хорошо, - довольно веселo произнесла я, собираясь поиграть на нервах этой девочки. Пусть позлится. Это хорошо выбьет ее из колеи. Я все еще была спокойна: моя палочка находилась при мне. И я уже всерьез подумывала о том, чтобы стереть девчонке память. Но меня останавливало одно: я не была в этом деле специалистом и могла стереть Мун всю ее жизнь. Очевидно, что после такого мне было бы почти невозможно отвертеться от обвинений. Хотя бы в нападении на представителя аврората. - Так в чем вы меня обвиняете? - рассеяно поинтересовалась я, словно речь шла о погоде, а не о прописке в Азкабане на ближайшие несколько лет. Мне захотелось поиграть дурочку. Хотя, после сегодняшнего я могу смело сказать, что мне даже играть это не нужно: все в крови. - И как вас зовут, мисс? - спросила я, осматривая внимательным и придирчивым взглядом грязный потолок.
Постепенно, я начинала веселиться от происходящего. Мун явно не понимала, почему я так себя веду. А я все больше входила во вкус игры. - А вы пробовали сегодня шампанское? - искренне произнесла я, обращая свой взор на девчонку и облокачиваясь на стол. - Еле уговорила мужа, чтобы он не пожалел самого лучшего, - пауза, я истерично засмеялась. - Ох, только не помню года, у меня такая плохая память на даты, кошмар, - с неподдельным сожалением произнесла я, еще больше приближаясь к Мун. Если бы не стол, я бы уже оказалась к ней вплотную. Кажется, она испугалась. Как просто.
Я так же резко отпрянула от нее и вцепилась руками в свой ненадежный стул, исподлобья глядя на авроршу. Я обхватила себя руками, как делают маленькие девочки, напуганные темнотой, и, дойдя до нужной степени воспоминаний, заплакала. Сначала тихо, чтобы это выглядело натурально, а потом - все громче, переходя я затяжные рыдания. - Зааа-чем вы мееня тут дееержите, - всхлипывала я сквозь рыдания. - Я ничеееего нее делал-лааа, - я закрыла лицо руками, сдерживая рвущиеся наружу слезы. Стоило только мне вспомнить нужный ключик, и они текли сами собой: никто и не заподозрит меня в отсутствии искренности.

* З.Гиппиус, "Пыль"

Отредактировано Vivien Lestrange (2013-06-11 18:00:00)

0

5

Я вертела в пальцах отточенное гусиное перо с такой силой, что оно вот-вот грозило переломиться по полам. Я заметно нервничала, еле слышно постукивала ногой о мраморный пол и переводила взгляд с пустого пергамента на свою задержанную. Мне казалось, что она не осознает насколько сильно попала и что ей светит за такие преступления. Наверняка она думала что ее спасет звучное имя, толстый кошелек мужа и защитники в высших кругах Министерства. Так было всегда. Чистокровные мнили себя чуть ли не богами, повелевая судьбами смертных и избегали всяческих наказаний. Их личные дела были безупречны, сейфы набиты золотом, которое они раздавали направо и налево, покупая нужные должные, бумаги и людей. Как же я все это ненавидела. Перо в моих пальцах угрожающе скрипнуло и я поспешно ослабила хватку. Вивьен выглядела веселой, по крайне мере мне так показалось. Она не сомневалась в том, что затеянное мной обернется против меня. Ее голос непоколебимую уверенность и издевку, которую она умело скрывала под веселостью.
- Как я уже сказала прежде - вы обвиняетесь в ограблении одного из сейфов банка Гринготтс, наложении на служащего, вышеупомянутого банка запрещенное заклинание подчинения. Также известное как Империо, - не поддаваясь на ее провокацию, сухим тоном произнесла я. Она прекрасно знала в чем ее обвиняли, но эта девчонка решила поиграть в игру. Как же им всем нравилось играть и как же это всегда раздражало меня. Как бы я хотела, чтобы вам всем переломали палочки и отправили в Азкабан, - подумала я и ужаснулась собственным мыслям. Когда же я успела стать такой озлобленной и бессердечной. Перо в моих пальцах снова угрожающе заскрипело и я поспешно обмакнула его в чернильницу. Я склонился над первым пергаментом, сделала паузу и подняла глаза на Вивьен.
- Надеюсь вам понятно в чем вас обвиняют, - я начала осторожно выводить на пергаменте - «Дело №1076013. Обвиняемая Вивьен Лестрейндж. Статья...» - я задумалась на мгновение и сидящая напротив меня мадам не применула этим воспользоваться.
- Меня зовут Финелла Мун, уверена вы знаете это и без того. Разве не вы просматривали окончательный список гостей на ваш бал, - последнее слово я произнесла с презрительной усмешкой. Я абсолютно не понимала почему она задает такие дурацкие вопросы вместо того, что позаботиться о своей дальнейшей судьбе. Вивьен облокотилась на стол и я кинула на нее предостерегающий взгляд, мне совсем не хотелось, чтобы дух аристократизма въелся в деревянный стол. Она не вняла моему предостережению и продолжала задавать глупые вопросы.
- Шампанское было ничего, хотя я определенно ожидала лучшего, - я продолжила записи на пергаменте, - видимо ваш муж все же пожалел самое лучшее, - я выделила последние два слова. Она истерично засмеялась и мне стало не по себе. Было в этом смехе что-то неестественное, не здоровое и безумное. Я поежилась. Вивьен на этом не остановилась и стала приближаться ко мне. Признаться, я немного запаниковала и наверное это отразилось у меня на лице. Я отпрянула и это было так неуклюже, что я покраснела. Я попыталась скрыть свой испуг за язвительностью.
- Надеюсь память на ваши преступления у вас будет лучше, - я поняла, что моя попытка была жалкой, но я не сдавалась, - итак миссис Лестрейндж, что сподвигло вас на это преступление? Откуда вы знаете запретные чары? Вы как-то связаны с человеком, который именует себя Лорд Волдеморт? - я на мгновение задержалась взглядом на ее левой руке, а затем на правой. Я точно не знала где располагаются метки, но почему-то мне казалось, что они должны быть где-то в доступном месте. В таком, как например предплечья. Она обхватила себя руками и зарыдала как маленькая девочка. Между всхлипами я слышала жалобный вой. Я даже растерялась на мгновение. Мне хотелось обнять ее, утешить, но перед глазами вставала картина из банка. Тогда она не была такой беззащитной. Она была безжалостной.
- Прекращайте этот цирк, миссис Лестрейндж. Вы выглядите, - жалко, хотела я сказать, но вовремя спохватилась, - итак. Отвечайте на мои вопросы. Я услышала шаги в коридоре, которые торопливо приближались к нам. Начальник явился очень вовремя, - подумала я и довольно усмехнулась.

+1

6

Удивительно, но это приговор мой…
Я скажу, но ты не знаешь, что ответить.

Финелла. Скользкое змеиное имя, совсем не для сотрудницы аврората. Я поняла, что мои действия произвели на нее должное впечатление. Еще чуть-чуть, и победа останется за мной. Смелая девочка, зачем ты подписываешь себе приговор?
Я продолжала плакать, почти не обращая внимания на ее слова. Почти. На очередное обвинительное изречение я протестно замотала головой.
- О чем вы говориии-те, - снова взмолилась я. Глас вопиющего в пустыне. Слезы в три ручья. - Я ничего не применяя-лаа, я не знаа-ю никаких лоор-доов! - вскрикнула я, подтягивая ноги груди. Настоящая акробатика на таком непрочном стуле. Я плакала: чтобы выудить из себя только искренние слезы, я вспоминала все, что составляло мою боль за девятнадцать лет. Я плакала о том, о чем я не плакала тогда, в силу несоответствия ситуации. Я плакала о своей матери, которая ненавидела меня еще до дня моего рождения, я плакала о своей сестре, с которой нас развели наши собственные характеры, я плакала о своем раннем и слепом замужестве, которое лишило меня должной свободы, я плакала о том, что за эти девятнадцать лет я так никого и не полюбила, что моя душа настолько иссушена чтением чужих эмоций, что я забыла как это - испытывать свои.
Финелла. Какое странное имя. Форсированное и светлое. Оно не подходило этой мягкой субтильной девочке. Я всегда знала, что мое имя подходило мне - наполненная жизнью, я бы даже сказала, что переполненная.
Запретное слово чуть не сорвалось с губ этой милой девочки. Слово жалости. Но она во время осеклась. Это слово было неприменимо ни к одному из чистокровных.
- Я окончила Хогвартс гоод нааа-заад, - снова завыла я, я буду ломать комедию столько, сколько посчитаю нужным, пока эта аврор не сломается, - Я нее знаааю никаких запрееетных закляятий, - почему-то мне подумалось, что если бы я вела себя с мужем в такой манере, он бы давно убил меня. Ха, как бы не так. Что может быть раздражительней бесконечно плачущей женщины?

Посчитав, что слез на сегодня хватит, я стала медленно укрощать свой пыл, вытирая тыльной стороной ладони соленые дорожки. Рыдания мои переросли во всхлипывания.
- Возьмите мою палочку-уу, я ничего, - вздох, - Ничего не применяя-ла, - я спустила ноги со стула, и снова, облокотившись на стол, доверительно посмотрела в глаза своей похитительнице. - Пожалуйста, - выдох, - Помогииите мне, - и здесь я стала выдумывать бессовестную и наглую ложь, не отводя взгляд от телеэкранов. - Я, я, была в Коо-соом перееууулке, - вздох, - Понимааете? - выдох, - Я, я, выбирааала мужу подаарок, - так же тихо и доверительно продолжила я. Протянула Мун свою палочку. - А потоом, потоом я проосто вернулаась до-моой, - и снова плач.
И снова лицо - в ладонях.
За дверью раздались шаги. И мысленно напряглась. Если пришел кто-то из старших сотрудников, то моя истерика только навредит мне. Но я все еще надеялась, что Данталиан придет за мной и выведет меня из этого змеиного клубка. Мне было все равно, что он сделает со мной после, но находится в этой допросной мне было крайне не комфортно, мягко выражаясь. Но, говоря словами Финеллы, обрывать свой цирк было бы еще глупее.
И я зарыдала еще сильнее.

+1

7

Вынимай из меня занозы. Клади их в сундук. Вивьен,
Возвращай меня к жизни
и
Обратно себе возвращай.

------ Лестрейндж-холл------

Я быстрым шагом иду по коридору и захожу в тот кабинет, где находятся Вивьен и Мун. Мун. Глаза наливаются черным. Я вспоминаю тот вечер... Но сейчас не до этого.
- Финелла, здравствуй.- легкий кивок головой. Опускаю свой чемодан на стол и стягиваю черные перчатки. Открываю чемодан и молчу.
- Вивьен Аталия Лестранж, вы подозреваетесь в преступлении, но как и любой свободный гражданин Великобритании вы под Презумпцией невиновности. Для более полного понятия Вашего дела, я проведу типичный осмотр Вашего психического состояния...которое как я вижу не в порядке.- совершенно без эмоций протягиваю носовой платок девушке, доставая ее личное дело из своей сумки и открывая его на первой странице, оставляю на столе.
В моем сознании мы у меня дома и ты  разворачиваешься и ложишься на спину, на моем диване, урча и потягиваясь, все так же оставляя свою голову на моих коленях. Перехватываешь ладони своими и переплетаешь пальцы, заключая их в своеобразный замок. Это так мило. Но мы уже не в том положении, когда это так безобидно и ничего не значаще. Сейчас я чувствую себя минимум скованным тобой.... а это плохо. Плохо потому что я собираюсь порвать с тобой, моя любимая Вивьен. Это очень плохо. Потому что, что-то в моей душе боится и надеется в то, что ты не поверишь мне.
Если министерство узнает про роман, то мои показания врача будут пустыми и не засчитаются за факт, а следовательно быть может, мне придется стереть все воспоминания обо мне и заменить их шоппингом. Безумным шоппингом с подругами и одной. Ты ведь даже не почувствуешь разницу... Но только если хотя бы на миг сама в это поверишь.
- Финелла, не возражаешь?- поворачиваюсь к девушке аврору. Эти проверки психологического состояния были обычным вопросом, который решался не дольше получаса. Самое главное выявить психологические и психические отклонения, а так же, не действовала ли девушка под Империо. Через омут памяти это трудно увидеть, так как Империо может наложить отпечаток того, что человек не помнит кто и когда на него наложил это заклинание. То ли дело аккуратное проникновение в мозг.
Делаю несколько шагов к аврору и беру ее руку в свою, считая ее пульс.- У тебя все в порядке? Ты перевозбуждена.- Констатация факта, мы слишком близко. Твое дыхание практически обжигает мою шею, а мои губы могли коснуться твоего лба в любой момент.
Прежде чем Мун отстранилась, сам делаю шаг назад, ожидая от нее формального разрешения и протягиваю аврору бутылочку с водой их своего дипломата. Я же доктор.
Заботливая улыбка все же касается губ. Страх. Вот что должно выражать лицо. Страх и восхищение. В висках сильнее пульсировала кровь. Вечер обещал быть удивительным.
В жизни тебе придется биться  за то, что тебе важно. За то, что тебе дорого. Всегда помни, что ты сам - это то, что тебе важно и то, что тебе дорого. А значит, драться тебе придется первоначально за себя самого.
Часто тебе будут говорить - не надо, уступи, будь снисходительным. Я говорю - нет. Дерись. Иначе зачем жить?
Иногда можно перевести драку на внутренний уровень. Но только если это поединок по правилам, поединок один на один. Тогда ты можешь использовать свою внутреннюю силу, чтобы победить. Когда стоишь со своим врагом лицом к лицу, тогда ты чувствуешь оппонента, он чувствует тебя, и вы быстро приходите к внутреннему консенсусу - кто есть кто, кто волк кто овца, и кто кого съест, если дело дойдет до рукопашной. И тогда все заканчивается, иногда, даже не успев начаться. Овца просто опускается на колени, принимая все решения волка как подобающие.
Когда речь идет о конфликте одного человека с толпой, это правило не работает. Тут нет возможности оценить шансы сторон на победу в рукопашной без самой рукопашной. Каждая овца по отдельности понимает - напротив волк. Но при этом они думают - их больше. Стадный инстинкт им внушает - "мы сильнее, потому что нас больше, а он один. Мы его затопчем! " Так же и со мной. Так же и со всеми кто не люб в этом городе, кто по натуре волк, но среди овец.
И ведь затопчут. Это факт. Это правда.
Что делать волку, когда против него - стадо? Ждать? Снисходительно молчать? Ну, тогда шансов у тебя нет. И вот именно тогда и следует зарычать. Кто-то обязательно испугается и убежит. Но всех не напугаешь. Часть баранов с особо твердыми лбами останется. Останутся самые наглые и самые тупые. Они все еще будут думать, что могут справится с волком. Тогда следующий ваш ход - укуси одного, самого наглого.
После этого стадо станет еще малочисленнее. Убегут самые наглые, потому что они поймут - шутки кончились, лучше пойти пощипать травку.
Остаются самые тупые бараны. Они уже не ждут, идут в атаку. Тут последний твой ход: убей одного из них. Сделай это быстро и легко. После этого убегут даже самые тупые бараны, а ты спокойно пообедаешь Самым Тупым Бараном.
Плюсов в таком исходе два: во-первых, ты сыт, во-вторых, у баранов выработался рефлекс - больше стадо тебя не тронет.
Есть и минус - про тебя будут говорить, что ты кровожадный волк.
Но это уже лирика. Главное - результат. А он таков - ты сытый довольный победитель.

Что ж, для начала улыбнемся самой милой овечке, ожидая что не придется никого убивать.

Отредактировано Azazel Zabini (2013-06-14 14:50:16)

+1

8

Шаги торопливо приближались и я на мгновение задержала дыхание, ожидая Августу, которой и послала письмо. Вдруг шаги замерли, потом дверь комнаты распахнулась и в нее стремительно вошел никто иной как сам Азазель Забини. От удивления я не могла вымолвить ни слова. Это было неожиданно явление и непрошеное беспокойство закралось в мое сознание. Что он здесь делает, ведь за ним никто не посылал, - я вопросительно уставилась на психотерапевта. Ответом мне было приветствие и длинный монолог обращенный к Вивьен. Я запоздало кивнула.
- Здравствуй, Азазель. Какой неожиданный визит. Не припоминаю, чтобы за тобой посылали. Или, - я сделала небольшую паузу, прежде чем продолжила, - это сделала Августа? Эта неожиданная догадка, заставила меня расслабиться. Кажется я начала улыбаться, впервые за несколько часов. Видимо Азазель удалось разрядить эту гнетущую атмосферу, которая сложилась в кабинете. Я посмотрела на плачущую Вивьен, покачала головой. Этот цирк мне порядком надоел, но я терпеть не могла чужие слезы. Я стала выдвигать ящики стола в поисках чего-нибудь, что могло заткнуть фонтан ее слез. Кроме забытого бумажного журавлика и пустой бутылки из-под сливочного пива поверх деловых бумаг я ничего не нашла. Пришлось трансфигурировать многострадального журавлика в небольшой носовой платок. Он получился ярко-оранжевым с отвратительными цветочками. Я посмотрела на свое творение и со вздохом решила практиковаться больше.
- Миссис Лестрейндж ваши слезы вас не спасут. Я знаю, что вы сделали. Я видела. Этим неуместным спектаклем вы ничего не измените. Могу лишь предложить вам то, что станет вашим утешением на долгие ночи в Азкабане, - я протянула ей платок и с улыбкой добавила, - он утешит вас намного лучше, чем милые дементоры. Я никогда не видела этих чудовищ да и самого Азкабана тоже, но благодаря моему богатому воображению, я могла представить по рассказам сослуживцев какое же это страшное место. Черные каменные стены. Жуткий холод и демоны - высасывающие все самое светлое, что есть в человеке. Мне рассказывали, что там люди сходят с ума довольно быстро. Они в ловушке собственных ошибок и страхов. В ловушке собственного прошлого. Это было страшно и мое сердце испуганно забилось. Азазель уловил его биение через пульс, я хотела отстраниться, но он опередил меня. Мне не нравилось когда вторгались в мое личное пространство, а Азазель это делал всегда. Но я никогда не боялась его, ведь однажды он спас меня.
- Все в порядке, Азазель. Спасибо, - взял у него воду, я поставила ее на стол, - меня уже тошнит от воды. Вивьен пролила ее довольно много и я была удивлена, как ее слезы все еще могли течь. Они бесконечны, словно водопад. Я мельком взглянула на часы, висевшие над дверью. Уже так поздно, а Августы все еще нет. Она одна не сможет разбираться со всем этим - она еще слишком юна и не опытна.
- Вашу палочку миссис Лестрейндж буду проверять доверенные лица в Аврорате, чего я делать не уполномочена. Как только явится начальник, мы сделаем все необходимые процедуры, - в моем голосе было заметно раздражение, - а пока выпейте воды, - я кивнула на стол, - и ради всего святого перестаньте рыдать. У меня уже голова раскалывается, - жаль я не могла наложить на нее Силенцио или что-то вроде того. Я повернулась к Забини.
- И каков ваш вердикт, доктор? Азкабан или же немедленная госпитализация в отделение для душевно больных? Вы ведь знаете, миссис Лестрейндж ограбила Гринготтс. Это вызывает восхищение, несомненно. Там ведь столько охраны. Говорят, некоторые сейфы охраняют драконы. Это явно не их ограбили, ведь она все еще жива. А вот запретные заклинания вызывают, - она сделала непонятный взмах рукой, довершая свою мысль. Лично у меня это вызывало страх, непонимание и отвращение. Она должна быть наказана.

Отредактировано Fenella Moon (2013-06-18 12:40:03)

+2

9

Что я здесь делаю? Ах да, ты же не видела меня на балу, зато тебя, драгоценная моя, слышали все.
Отрицательно качаю головой, слыша как после разговора о Дементорах у Вив начался почти истерический припадок.
- Мун, на пару слов,- я немного отвел девушку в сторону, - я понимаю, работа и все дела, но не стоит при психотерапевте доводить человека до истерики, это как минимум не полит корректно, - слегка хмурюсь и качаю головой, - когда она спокойна, будет проще провести экспертизу на наличие каких-либо отклонений, а так ты ее сама до Мунго доведешь,- возвращаюсь к своему чемодану и достаю перчатки, надевая их на руки. Банальная вежливость к пациенту, дабы не трогать руками голову.
- Финелла, я знаю лишь то, что должен проверить не является ли мисс Лестранж психически…мммм- я замолк, пытаясь подобрать более мягкое слово.-неуравновешенной. Либо не действовала ли она под Империо, ты ведь знаешь, что в последнее время случаи запретных заклинаний участились.- Расстроено качаю головой. В последнее время меня стали часто приглашать что бы освидетельствовать то, не является ли человек психом, не нужна ли ему психологическая помощь и не действовал ли он под принуждением. На весь Лондон именно я был лучшим специалистом, да что там скрывать, единственные два специалиста в данной области, кто был лучше меня, жили во Франции и Германии. Мои учителя. Основатели нашей веры, движения, секты. Те, кто научили меня всему. Подхожу ближе к Вивьен и присаживаюсь перед ней на стул, который ловко сотворил из воздуха. Стул вышел средне удачным. Деревянная спинка и зеленая ткань, не самое красивое сочетание, ну да ладно, учитывая что сотворил я его из табурета, который не вызывал желания ни сесть на него ни вообще к нему притрагиваться, это уже было не плохо.- Мисс Лестранж, прошу вас успокоиться. Вы не могли бы вспомнить весь сегодняшний день с…- я посмотрел на Мун, ожидая что она подскажет во сколько было совершенно предположительно преступление. Из кармана я достал скляночку, в которую помещу воспоминание, которое скопирую из памяти Вивьен. Исправленное воспоминание.
- Финелла, прошу тебя быть свидетелем чистоты исследования, - доверчиво киваю девушке, - я бы не хотел будить свою помощницу медсестру, все таки она семейный человек и спит в такой час, - протягиваю скляночку девушке, - когда я найду нужное воспоминание, я скажу и ты просто возьмешь его,- он кивнул на волшебную палочку девушки и голову Вив.
- Мисс Лестранж, не сопротивляйтесь и не пытайтесь выдумывать, я доктор, я сразу распознаю ложь и любые попытки что либо спрятать от меня, только укажут мне на те места воспоминаний, на которые следует обратить внимание, - протягиваю Вивьен бутылку с водой, другую ежели ту, что давал Мун и девушка поспешно делает несколько глотков. Что ж, поехали.
Мои пальцы касаются висков девушки, а глаза пристально смотрят в ее глаза, это не гипноз, это погружение.
Я оказываюсь в разуме Вивьен, где вокруг меня пробегает множество воспоминаний, она сама мне показывает нужные и старается спрятать все то, что касается мужа. Не хочет что бы я что-то видел? Но на это нет времени. Выхватываю кусок памяти с подарком, вот на рассматривает красивый перстень и замирает. Оборачивается и видит небритое лицо мужчины, под капюшоном, который шепчет «Империо». Дальше все как в тумане. Он оставил все воспоминания на месте, приукрасив местами и добавив моральных мучений. Она пришла домой. Она запаниковала. Плакала и не знала что делать, затем бал. Она должна будет отдать все то, что украла этому странному мужчине, чье лицо вызывает у нее отвращение и панику. Все лежит в мешке, она даже не помнит что брала, какие-то книги и предмет. Все так запутанно и страшно.
Это хирургическое воздействие помогло срезать воспоминания так же четко, как если бы они происходили на самом деле. Я не мог позволить Вивьен угодить в Азкабан. Это не назвать любовью или же простой симпатией. Это что-то большее, что-то более личное, что-то на что мы еще способны.
- Мун, извлекай, - удерживаю данное воспоминание, дабы аврор подцепила именно его и отвожу взгляд от Вивьен, напоследок сделав ей небольшой подарок и мысленно поцеловав ее. Ее губы могли это практически вживую ощутить, в то время как посыл получил лишь разум. Но мне так же  пришлось установить бомбу-катализатор. Если до этого дойдет, надо будет сказать лишь одно слово, что бы эта бомба взорвалась, и все воспоминания связанные со мной, с нами стерлись из ее памяти. Все до единой. Справедливость восторжествует, но стоит только Вивьен покинут здание Аврората, как ей придется отчитаться передо мной. Я не ввязывался и не подписывался прикрывать ее грязные дела, в конце концов, она могла меня сразу попросить подменить воспоминания. Я встаю со стула и снимаю перчатки.
- Финелла, все на много хуже чем ты думала,- качаю головой и выбрасываю перчатки в урну, - я думаю тебе на это стоит взглянуть как можно быстрее. Вы поймали не того человека, я думаю поместье Лестранж скоро навестит настоящий преступник.- вынимаю из чемодана свой «походный» омут памяти, размером с большую тарелку и ставлю на стол.

Отредактировано Azazel Zabini (2013-06-18 19:24:34)

+1

10

Кровь лучшую, чем в вас обоих, лил ты.*

Шаги. Дверь распахивается, но я не смотрю. Потому что мне правда страшно. Страшно ровно до тех пор, пока я не слышу голос Азазеля. Этот низкий, полный спокойствия мужской голос. Он говорит, и в груди у меня все обрывается. Он пришел за мной, он заберет меня отсюда! - хочется кричать мне от внезапно нахлынувшего счастья. Но я по-прежнему должна играть свою роль. Роль несчастной истеричной молодой-дурочки. Азазель. Я не понимаю, почему он здесь. Почему он помогает мне. Еще никому за всю свою жизнь я не была так благодарна еще за невыполненное дело. Он говорит, что я не в порядке. Делай, что хочешь, Забини, только вытащи меня отсюда. Он протягивает мне платок, и я вытираю слезы. Глаза, наверное, жутко красные. Но так надо. Это же всего лишь спектакль. Я продолжаю коротко всхлипывать хотя бы потому, что уже не могу остановиться. Не получается. И когда Финелла говорит про дементоров, на меня действительно нападает страшная истерика. Ну разве можно так доводить человека? Она тоже пытается протянуть мне какой-то страшный рыжий платок, но я не беру его. Как можно что-то брать у своего врага? Тем более, когда ты берешь у человека какую-либо вещь, ты чувствуешь себя обязанным ему, должным. Основа манипуляции. А я не хочу чувствовать себя должной этой девчонке.

Мне кажется, что все это - дьявольский сон. Мун почти кричит на меня в бессильной злобе, а все молчу. Из ее разговора с Забини я поняла, что письмо она отправляла Августе. Мне не поздоровится, если сюда нагрянет миссис Лонгботтом. Эта пробивная женщина ненавидела меня так же, как и я ненавидела ее. К тому же - аврор из нее жесткий, ей ничего не стоит выбить из меня показания. Ничего не стоит.
Азазель сел напротив, трансфигурировав из неприглядной табуретки такой же неприглядный стул. Его руки были в перчатках, от чего я невольно поежилась: это напоминало мне тот день, когда я увидела всю галерею его непревзойденных трупов. Он протягивает мне бутылку с водой и я послушно пью, чтобы хоть как-то успокоится.
И калейдоскоп воспоминаний. Он так аккуратно исследует мою память, что я почти ничего не чувствую. Так аккуратно не действует даже Темный Лорд. Я только замечаю, что в моей голове появляются какие-то новые воспоминания, ловко перекрывающие все мои порывы к ограблению. Азазель хочет представить все так, будто бы я была под империо. Что ж, годный план. Он и Финелла, они извлекают из моей головы это ложное воспоминание, но я все равно не позволяю себе вздохнуть свободно. Я не буду уверена в своей безнаказанности, пока меня не отпустят с кучей извинений.
Он оставляет мою память в покое, напоследок оставляя мне утешительный поцелуй. Никогда бы не подумала, что это может быть так приятно. С самого начала. Только от того, что он пришел. И сейчас, от того, что делает для меня.

Наконец, Азазель произносит то самое, что способно вытащить меня отсюда. Он говорит, что преступник - не я. И скоро он будет в моем доме? Но ты же уже все продумал, верно Забини? Ты, конечно же, даже отправил кого-то ко мне в поместье. Конечно же, кто кроме тебя мог все предусмотреть до последней детали?
Мне самой кажется, что взгляд у меня должен быть стеклянным. Я все еще роюсь в своей памяти, пытаясь найти какой-то подвох, но воспоминания сфабрикованы слишком точно.
- Что происходит? - тихо и слегка плаксиво спрашиваю я. Мне кажется, что странно, если я буду по-прежнему сохранять слепое молчание после таких манипуляций с собственным сознанием. Сознанием. Если бы это было правдой. Забини уже нет рядом со мной, и меня снова одолевает страх и холод. Я чувствую себя совершенно беспомощным существом, попавшим под грозовой шторм, безжалостный и беспощадный. Но я сама же его устроила. А тебе играю спектакль, в который сама начинаю верить. Как все просто.

Ричард III. Шекспир

+1

11

Бедная мисс Лестрейндж обладала по истине гениальным актерским мастерством. Ее нытье, неимоверно раздражало меня, но к сожалению, из соображения гуманности я должна была мириться с этим. Если я применю к ней какое-нибудь проклятие, тем более в присутствии Азезеля, у меня будет много проблем. А мне они явно не нужны. Я вздохнула и поплелась вместе с вышеупомянутым Азазелем в сторону. Этот нахал вздумал меня отчитать. Я сделала самое невинное выражение лица и непонимающе захлопала ресницами.
- При п с и х о т е р а п е в т е, - медленно и членораздельно произнесла я, - поэтому ты и здесь. Следи, чтобы она была в норме. А еще лучше дай ей, чего-нибудь действенное, чтобы она наконец замолчала. У меня уже голова раскалывается от этот спектакля. Кстати, я не против, если это будет слабительное, - я мило улыбнулась Азезелю. Он неодобрительно качал головой, утверждая, что я доведу ее до Мунго. Неужели он действительно верит в это притворное нытье? Да, эта ведьма несомненно искусна в закатывании истерик. И как только она может так долго рыдать, - подивилась я.
- Разумеется является, она уже четверть часа изображает из себя фонтан Волшебного братства, - фыркнула я, дивясь откуда во мне столько ядовитого сарказма. Кажется общение с этой мадам дурно на меня влияет. Я покачала головой. Действовала под Империо? Что за чушь. Я видела, как она сама его накладывает. Заклинания такого уровня требуют большой концентрации и магической силы. Эта девчонка юна, но определенно в ней есть эта дьявольщина.
- Да, случаи участились, не правда ли миссис Лестрейндж? - в моем голосе прозвучала насмешка. Тем временем Забини принялся за свою работу. Его серьезный вид и белые перчатки вызывали дикое желание захихикать, но я здесь единственный представитель закона. Это было бы непозволительно, а я прекрасно знала свое дело.
- Она сделала это около пяти часов вечера, но я не думаю, что это спонтанное решение. Уверена, он продумала это до мелочей намного раньше, а я помешала ее планам, - уверенно сказала я, облокотясь о стол. Азазель попросил быть меня свидетелем эксперимента. Ну что ж, я уж точно буду внимательно следить за его чистотой. А затем, я подниму весь Аврорат и мы отправим эта барышню за решетку, а меня наградят повышением. Я согласно кивнула Азазелю и брезгливо взяла склянку из его рук. Скоро в ней будет часть этой преступницы, это вызывало у меня отвращение и стойкое желание помыть руки после этого действа. Дважды. Комната погрузилась в тишину, было так тихо, что я слышала каждый удар своего сердца. Забини копался в воспоминаниях, а я внимательно наблюдала. Я не владела этой магией и мне было интересно, как все получается. Я не знала, сколько продлилось это копание, но наконец тишину прервал Забини. Я все также брезгливо, не скрывая своего отвращения, взяла свою палочку и осторожно коснулась виска девушки. Серебристо-серая нить легко отделилась на ее головы и медленно перекочевала в стеклянный сосуд.
- У меня нет желания погружаться в ее воспоминания, - я ткнула волшебной палочкой в Вивьен и из той посыпались желтые искры, - это же не гигиенично. Я насквозь провоняю ее преступной деятельностью, - я запнулась, - что значит не того человека? Что за чушь! Я видела, что это сделала она, - моя палочка негодовала вместе со мной, искры стали красные. Вивьен подала голос, а я уже и забыла насколько противно звучало ее плаксивое нытье. Ну только не опять, я не выдержу еще эти рыдания, - взмолилась я про себя. Мой негодующий взгляд метался от лица психотерапевта, к лицу самой преступницы. Я не верила в то, что поймала не того человека. Я прекрасно знала, что видела  и просто не понимала, как же так могло быть. Мысли о том, что Азазель мне лгал у меня не возникало.

Отредактировано Fenella Moon (2013-06-28 23:41:13)

+2

12

Чту юность твою
И глаза, глядящие прямо,
И уста, говорящие «да» и «нет».*


Я старалась не реагировать на постоянные издевки, которые мне бросала моя оппонентка: она пыталась язвить, скорее всего, потому что понимала - у нее ничего не выйдет, знаете, как змея, у которой кончится яд. Эта мысль меня успокаивала и позволяла не обращать внимание на острые комментарии Мун. Какое-то время. Единственное, что доставило мне удовольствие: ее негодующая реакция. Деточка, ну неужели тебя не учили, что нельзя верить всему, что ты видишь. А самое главное, что не все, что видишь, возможно доказать и подтвердить адекватными фактами и уликами.
Я внимательно следила за Финеллой, пытаясь предугадать ее дальнейшие действия, но неожиданно меня осенила страшная мысль: Забини, продумывая свой кризисный и рисковый план по спасению своей зазнобы, то есть меня, отправил на постоянное мое место жительства кого-то очень неадекватного, из моих подмененных воспоминаний. Я не представляла, через какое время должен этот кто-то появиться в моем доме, но чем больше я думала об этом, тем больше понимала, что домой сегодня лучше не возвращаться. Мало там - паника по поводу моего конвоирования в места не столь отдаленные, так теперь - долгий разговор с аврорами, и не по мою душу, а по душу новому, явно не удачному ограблению Лестрейндж-холла. Остается только надеется, что артефакт, который показался мне столь интересным останется на своем месте, а отпустят из аврората меня ближе к утру - так у меня больше будет шансов "остаться в живых" - гнев моего мужа к утру стихнет, а там и до нового дела - рукой подать, кому же нужна на главной операции последних лет волшебница, не способная держать в руках волшебную палочку?
Впрочем, отбросив свои одни неутешительные мысли, я решила поражать эту милую девочку уже не плачем. Этим я уже достаточно помотала ей нервы, напрочь выбив из колеи. Тем более, что в таком плане давить на жалость - не получилось. А если учесть, что и не получится - можно хотя бы потребовать к себе колдомедика или переправления в Св. Мунго, - может быть там Селия даст мне успокоительного и накличет на мое дело еще какой-нибудь медицинской ерунды. Тем более, что в больнице гораздо приятнее находится, чем в Аврорате. Да и лиц мне благоволящих там так же больше, в геометрической прогрессии больше, с коэффициентом 5 или 10.

Я медленно встала с этого покачивающегося старенького стула, держась одной рукой за его спинку, а второй вцепившись в спасительную бутылку воды. Я стала медленно приближаться к уже не тихо беседующим Азазелю и Финелле, поселяя в свои глаза все большее отчаяние.
- Что происходит? - снова спросила я, срывающимся голосом. Ну кто переспорит мои актерские данные? Я усиленно делала вид, что мне душно, хотя делать особо было нечего - в этой комнате и впрямь не хватало воздуха. Осталось только еще довести себя до необходимого состояния.
Я заставила себя вспомнить сегодняшнее, но уже такое далекое утро: подвал, трупы, странноватый домовой эльф, сумасшедший доктор Забини, переходящий из состояния злости в состояние нежности, измененное в моей памяти ограбления с его самыми странными истинными причинами - ничего я не планировала, и, тем более, не тщательно - для меня тщательность вообще нереальна. Это был вполне типичный для меня эксперимент только в увеличенных для меня же масштабах. От всего этого у меня уже закружилась голова, да и к тому же любые действия с сознанием приводят в несколько нестабильное состояние.
Я сделал еще пару шагов и, схватившись за плечо Забини, чтобы не удариться головой и не сломать никаких конечностей, поползла вниз. Тадададам. Обморок: абсолютная отключка. Последней свежей мыслью в моей голове было что-то вроде: получилось.

* Марина Цветаева. "Червонный валет".

+1

13

Разве объяснишь, почему люди, не умеющие плавать, бросаются с моста за утопающим?

Я не мог позволить говорить с собой в таком тоне. Я тут старше, образованнее и компетентнее. Если ее работа заключается в том, что бы поймать и привести, то моя намного сложнее и глубже. Мне пришлось жестко остановить  Финеллу на полу фразе.- Мун. Я здесь не потому что ты мой начальник и пригласила меня и не потому, что я кому-то что-то должен. Если аврорат желает совершать ошибки- это ваше дело, но пока в нашей стране действует презумпция невиновности,  н и к т о  не будет доводить до клиники граждан. Я думаю, у тебя тоже нет особого желания бегать по судам, а учитывая, кто муж подозреваемой- то по судам затаскают всех.- Я уже просто кипел. Пальцы сжались так, что костяшки пальцев побелели. Эта милая особа вела себя просто мего не профессионально. И невоспитанно по отношению ко мне, как к врачу. Весь процесс извлечения занял не так много времени, что бы аврор смогла заскучать, однако вид она имела крайне возмущенный.
- Что происходит? – Вивьен отлично справляется с ролью, хоть и преувеличивает. Я бы на ее месте сейчас нервно икал и пучил глаза от страха. Вивьен воспользовалась запретными заклинаниями, но она сама была под Империо, а значит ей должно быть «страшно» о том, что «правда» раскрылась. Но я не обращал ни минуты своего внимания на Вив, взгляд был устремлен в глаза Мун.
- У меня нет желания погружать в ее воспоминания- это же не гигиенично. – Никогда не думал, что мой дар говорить мне когда либо откажет, но сейчас произошло именно это. Аврор отказывалась от ведения дела на моих глазах, а точнее капризничала отказываясь рассмотреть важные улики. Давала времени настоящему преступнику и банально проявляла некомпетентность. Он вела себя как капризный и маленький ребенок, право, не будь я знаком с Мун, решил бы, что она первый день работает аврором или что это и вовсе подстава.
- Финелла, ты аврор или капризная девчонка?!- Я все таки не выдержал. Голос тихий, ведь еще не хватало высказать это при Вивьен.- Дьявол, если ты не собираешься, вести это дело до конца, а просто хотела поиздеваться над девушкой, это одно. Видимо, следует обратиться к другому аврору, который сможет без эмоций вести дело.- Азазель поставил на стол флакон и повернулся на голос Вивьен, как раз вовремя, что бы поймать обморочную девушку.
Потеряв интерес к аврору, и позволив ей подумать над своим поведением и словами, Я взмахнул палочкой, превращая посредственный стул в шикарную кровать. Что-что, а кровать я всегда умел делать буквально из всего. Осторожно держа Вивьен на руках, я уложил девушку на кровать и коснулся ее висков пальцами, отправляя ее сознание в царство Морфея. Точно таким же образом, как ранее- создал воспоминание о том, что она спит. Убедить слабые нервные клетки в этом было нетрудно. Вивьен сама с удовольствием предалась сну, зная что его крепкие и надежные руки рядом.
- Если ты готова заняться работой, я бы н а с т о я т е л ь н о посоветовал отправить в дом Лестрейнджей несколько авроров. А вообще дело твое, разбираться в уликах или нет. Девушку следует госпитализировать. -Я достал из кармана ручку и блокнот и начал очень быстро писать. Писать о Вивьен, о том, что ей следует ближайшие два дня провести в Мунго, дабы в ходе исследования выявить не применяли на нее до или после чары Империо и есть ли у нее проблемы в сознании в связи с этим. Ей пришлось произнести заклинания, которые являются преступными и до нее следует донести, что теперь все будет хорошо. Он, как врач, берет ее под свою ответственность, хотя когда аврор все таки соблаговолит изучить улики, невиновность  Вивьен Лестрейндж подтвердится сполна. А так же прописал опознавательные признаки преступника, на случай, если Мун все же будет продолжать брезговать изучать улики.
Эта записка, способная разрушить, или как минимум приостановить взлет карьеры аврора жгла пальцы. Хотелось верить, что Мун примет к сведению слова и сделает все правильно.Я уже сам верил в то, что все происходит именно так, как в воспоминании и переживал за то, что Вивьен будет грозить опасность.
Я оторвал лист и поставил на нем свою подпись, оставляя записку на столе и принялся собирать чемодан. Бросив разочарованный взгляд на Финеллу, в котором читалось то, что я считал ее профессионалом намного большего уровня, который способен сам вести дела, я подхватил на руки Вивьен и, выйдя, из аврората аппарировал в Мунго.

=======> Мунго (?)

Отредактировано Azazel Zabini (2013-07-02 04:04:25)

+2

14

Я возвела глаза к потолку, когда этот психиатр начал меня отчитывать. Возомнил о себе не весть, что - негодующе думала я. Кажется он возомнил себя здесь каким-то важным человечком. Твое дело всего лишь ковыряться в прогнивших головах этих преступников, к тому же, ими все равно полакомятся дементоры, а значит и ковыряться то собственно не в чем.
- Тебя вообще не звали, Забини. Не находишь это как-то странным? Только преступница схвачена, как ты каким-то волшебным образом появляешься здесь и заявляешь, что она невинная овца, - я мотнула головой в сторону Вивьен, - может ты был там под оборотным зельем и помогал ей грабить банк? Или ты то, замечательное чудо, которое напустила на половину банка сонные чары? - в моем голосе сквозило неприкрытое раздражение, мне было все равно, насколько мои слова сейчас были пустыми и глупыми - она виновна! Я видела ее, так, что Забини, может ты заснешь что-нибудь еще и в мой мозг? - я фыркнула, - жаль, что я тебе не позволю это сделать. Я еще раз закатила глаза, когда Забини упомянул мужа Вивьен. Ну конечно. Эта куколка с самого начала чувствовала себя защищенной. Безупречная репутация мужа, связи, баснословные богатства - все это вытащило бы ее из любой дыры. В том числе и со скамьи преступников. Эти чистокровные возомнили о себе невесть что. Думают, что могут творить что им вздумается и выходить чистыми из воды. Как бы ни так. Министерство магии еще не прогнило до своего основания. Еще есть люди, которые будут бороться за справедливость безопасность. И я одна из них.
- Я аврор, аврор, - я ткнула пальцем в грудь, - поэтому не смей повышать на меня голос. Иначе эту ночь проведешь в аврорской кладовке, как возмутитель порядка! - пригрозила я ему, - Если бы я хотела поиздеваться на бедной девушкой, - я с издевкой медленно произнесла это словосочетание, - я бы придумала что-то по существеннее. Но, она преступница и ты сейчас покрываешь ее. Азазель поставил флакон с его негигиеничным содержимым на стол, как раз вовремя, чтобы подхватить рухнувшую без чувств Вивьен. Я возвела глаза к потолку в третий раз. Этот спектакль мне уже порядком надоел. То слезы, то запланированные обмороки, а дальше что? Дальше, Забини создал кровать, прямо посреди Аврората. Я задохнулась от возмущения. Превратили из Аврората невесть что. У нас, что здесь лагерь для бедных девочек? Если ей стало плохо, то пусть забирает ее в Мунго, подлечит ей нервишки. Они ей понадобятся. Куковать в тюрьме придется очень долго, а дементоры не любят не качественную еду.
- Я твой н а с т о я т е л ь н ы й совет попрошу тебя засунуть, - я запнулась. Они оба так раздражали меня, что я и не заметила, как перешла на грубость. Это не позволительно в моей работе. Я должна вести себя более профессионально.
- Да, забирай ее и хорошенько подлечи. Дементоры не любят не свежую еду. И убери эту кровать, у нас здесь не спальня для богатеньких преступниц. Первый класс ее не ждет, - я раздраженно махнула рукой в сторону кровати. Забини начал что-то старательно писать в блокнот и я с трудом удержалась, чтобы снова не закатить глаза. О Мерлин, кажется это уже входит в мои привычки. Забини бросил на меня разочарованный взгляд и удалился с Вивьен. Руки так и чесались показать им неприличный жест. Я не верила ей, а теперь не верила ему. слишком уж подозрительно все было. Быстро, без привлечения других людей. Он пытался убедить меня в ее невиновности, будто сам был свидетелем. Но я точно знала, что видела. Чтобы не было в той пробирке я знала, что она должна получить наказание. Я подошла к столу и вылила серебристую жидкость в оставленный Забини Омут памяти. Помешав его палочкой я провалилась в воспоминание.

_________

Чертыхаясь и отплевываясь, я стряхивала с себя невидимую пыль. Я чувствовала себя замаранной и...растерянной. Все было не так, как я помнила. Это не может быть правдой. Я заподозрила подвох. Забини провел меня, как маленькую девчонку. И теперь мне грозили не шуточные проблемы.

+1

15

Квест завершен. Тема в архив.

0


Вы здесь » HP: Non serviam » Архив квестов » [Черным по белому - 22:00-01.00, 21.09-22.09]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC