HP: Non serviam

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Non serviam » Архив квестов » Вода в стакане превратилась в ртуть [20.08.1950]


Вода в стакане превратилась в ртуть [20.08.1950]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время: 20.08, 12 часов дня, 50год
Место действия: Не магический Лондон
Вектор действия:
С той стороны зеркального стекла
печаль моя, возможно, и светла,
но с этой — беспробудно-непроглядна.
Вода в стакане превратилась в ртуть,
её уже ни выпить, ни вдохнуть,
и — ах, сюрприз! — не превратить обратно.

Что происходит когда два человека не зная ничего друг о друге решаю что им по пути на этом свете?
И что происходит когда правда всплывает наружу?
Этот не магический Лондон романтичен и таит в себе большую угрозу, ежели Темный Лорд вместе со своими приспешниками, ведь кто знает, кто может скрываться под личиной милого учтивого джентльмена?

Действующие лица: Azazel Zabini и Lucrezia J. Swan

Отредактировано Azazel Zabini (2013-06-21 23:33:03)

0

2

В начале было Слово...
               В моем начале - это Слово было Кофе...
Есть вещи, которые стоят того, чтобы им хранили верность.
Например, кофе.
<<Джон Голсуорси>>


Кофе должен быть горячим как ад, черным как черт, чистым как ангел и сладким как любовь.


Утро. Воскресное или субботнее - сейчас она уже, наверное, не вспомнит и под дулом горячего револьвера. Но разве так важна дата, если события, что произошли в тот день, перевернули душу молодой мисс Свон и ног на голову. Давайте просто запомним их как День, когда пришлось напиться ртути.
Она была прекрасна, в прочем как и всегда. Ее легкие локоны светлейших волос мягко развивались под голубым небом серого Лондона. Легкая черная вуаль прикрыла ясный взор, не давая чужакам проникнуть в её личное пространство. Не смотря на летнюю пору, было немного прохладно, отчего девушка накинула легкий пиджак, застегнув его лишь на верхнюю пуговицу.
Ветер пробирался к молодому телу, игриво лаская его через льняную рубашку свободного кроя. Слишком дерзко для 19-летней девицы из Министерства, но она не признавала правил этикета в своем облике. Всегда немного распущенная, немного ветреная, но такая статная и элегантная.

Сегодня Лукреция Свон планировала провести вечер за новым романом Клода Симона, который только появился на прилавках лондонских книжных. По дороге, то и дело провожая взглядом забитые горожанами автобусы, девушка прихватила небольшой стаканчик неизменного черного кофе, с неизменной щепоткой мускатного порошка.

Этот аромат всегда немного заводил юную мисс Свон, отвлекал ее от обыденности. От мыслей о нависающей над ее головой ежеминутной опасности, от мыслей о Том Мире, что оказался ей все же чужим, не смотря на все его страсти и возможности. Вдыхая терпкий запах напитка, девушка брела по брусчатке Карнаби-стрит в направлении небольшой книжной лавки своего старого знакомого магла. Он был в прошлом хорошим другом её отца, и по старой дружбе и любви к маленькой Свон, всегда оставлял ей у себя в запасах самые ходовые новинки литературы.

- Пройти триста ярдов по Карнаби, и возле цветочной лавки свернуть налево, - повторила для себя Лукреция знакомый с детства путь до магазинчика.
Тяжелая деревянная дверь подалась неожиданно легко, выбив из рук девушки бумажный стаканчик горячего напитка. Твидовый пиджак... был испорчен. Окончательно. Без шансов на восстановление. Досада.

Отчего же дверь подалась настолько легко? Мисс Свон подняла глаза и уперлась светлым, прикрытым вуалью взглядом в молодого мужчину, выходящего из магазинчика с парой книг в руках. Он был статен, высок и в целом достаточно привлекателен. От чего строптивая и, иногда, чрезмерно вспыльчивая Лукреция, не стала поднимать бессмысленного кипиша.
Она молчала, разглядывая тонкие и немного острые черты его лица. Тем временем горячий кофе просачивался, оставляя "смертельные" пятна на льняной рубашке.

Отредактировано Lucrezia J. Swan (2013-06-20 19:58:47)

+2

3

Погашены сигнальные огни.
Бессмысленно виниться и винить.
Поэтому шагай заре навстречу.

В Лондоне много грязи, похоти и разврата. И этим всем дышат, живут все граждане этой страны, не только Лондона. Трахаются, пьют, растят детей, топят котят и покупают золото. В этих людях есть все оттенки серого, но нет ни одной белоснежной полосы. Вся их жизнь, как использованная туалетная бумага. Да, возможно они получали свою жизнь белой и даже пахнущей ромашками, но за годы использования их жизнь становится все короче, а пройденные года становятся все грязнее и грязнее.
Азазель брезгливо оглядывал улицы, вдыхая человеческий смрад. Настроение с утра пораньше было испорчено. Кофе остыл, пока он одевался о подводил часы, очередной эксперимент провалился в связи с тем, что мужчина откусил себе язык и тем самым покончил с жизнью. А теперь на его ногу наступил какой-то смерд, посмевший еще и попытаться оскорбить мисье Забини. К черту политику, господа, к черту психологию.
Азазель от души ударил мужчину по колену своей тростью, ломая тому сустав и оставляя матерящегося ничтожного человека позади. Ох уж этот не магический Лондон.
Запах крови, секса и денег стал приятнее. Мужчина засунул одну руку в карман плаща, второй с помощью трости выстукивая на мостовой свой особый ритм жизни. Ему нужна была магловская книга, которой нет у его знакомой и которую заказывать через нее…слишком даже для него. Фрейда не уважало магическое сообщество, в то время как Азазелю нравились труды этого человека. Он осторожно вошел в старенький книжный магазин, выбирая несколько книг по своей специализации. Зря маги думают, что психология бесполезна, отнюдь. Он мог многое узнать и подчеркнуть у не магов. Тот же гипноз. Это же своя особая магия.
Продавец был молодой парнишка, лет восемнадцати, а то и младше. Магазин определённо принадлежал его отцу. Иуда прислушался, слыша отчетливый скрип на втором этаже и отслеживая реакцию парня. Его отец изменяет жене с одной из клиенток, пока он присматривает за прилавком. Что ж, великолепно низко способны пасть люди.
Судя по лицу мальчишки он понял, что Азазель догадался и теперь хмуро на него смотрел, медленно считая сдачу. Рыльце еще в пушку, только выполз из маменькиной юбки, но уже жаждет справедливости и смерти героя за честь милой дамы. Но тут не было дамы и не был похож он сам на героя, а мужчина в черном плаще и высокой шляпе с тростью законопослушно расплатился настоящими футами и теперь покидал магазин.
Это ж надо так было совпасть, что бы в тот момент, когда Иуда открывал дверь, мимо проходила девушка.
Отвлекаясь от своих мыслей Азазель окинул взглядом девушку и раздосадовано покачал головой. Он скинул с себя плащ и ультимативно накинул его на плечи девушки, скрывая ее промокшую одежду от взглядов любопытных зевак, который уже начинали толпиться и тыкать пальцами.
- Миледи, прошу прощения, я не ожидал что дверь так резко… Позвольте загладить перед вами свою вину.- Он поправил свою жилетку, одетую поверх белоснежной рубашки и снял шляпу.
- Иуда Арье, к вашим услугам. Я не местный.- он обворожительно улыбнулся и подал девушке свой локоть, убрав книги в дипломат. Он выглядел как настоящий аристократ. Тонкая цепочка с часами в кармане, высокая шляпа, которую он снимал при знакомстве и идеально отглаженная одежда. Настоящий Еврей, коим он и прикидывался. Польский Еврей, доктор наук и просто граф.
- Я знаю тут одно неплохое кафе, если вы позволите, я вас угощу завтраком, раз уж испортил… ваш перекус, - он закусил нижнюю губу и улыбнулся.- Вам идет мой плащ, – он кивнул и продолжил вести девушку к ресторану.

Отредактировано Azazel Zabini (2013-06-20 21:15:17)

+1

4

Мы наверно встречались и раньше,
В неизведанной жизни своей.....
Там сердца наполняли любовью,
Ароматом душистых полей.

Без слов, без малейшего стеснения Он протягивает ей свой плащ, который так игриво остается расстегнутым на молодой груди. Джентльмен, аристократ. Тонкая кость. Длинные пальцы. Четкий подбородок и такие пронзительные глаза.
Лукреция еле заметно кивает в знак благодарности, принимая черный плащ на округлые плечи.
Ветер немного теребит распущенные локоны. Они разлетаются, закрывая ее лицо еще больше, чем скрыла тонкая вуаль. Девушка-загадка. Если бы сейчас он знал, как легко бы смог ее открыть. В нем была такая стать, что он бы мог не говорить ничего, он был бы прощен за одно только легкое движение головы.
Ветер играл между ними еще чуть сильнее. От него закрывались глаза, хлопая иссиня-черными ресницами, от него перехватывало дыхание. Или ветер здесь был вовсе не при чем?
Луччи старается взять себя в руки. Вырваться из этого оцепенения - по крайней мере это не прилично.
- Здесь нет вашей вины, сэр, - она чуть обходит его, освобождая проход для покупателей книжной лавки. Зачем она шла туда? "Совершенно вылетело из головы." Теперь она смотрит его профиль. Этот нос, эти пухлые, чуть бледнее, чем алые, губы. Тяжелый комок сглатывает, высвобождая горло для пары новых слов, - Лукреция Свон.
"- Он так учтив. Но стоит ли пройти с ним в кофейню? Не слишком ли это?
- От чего же? Ведь ты уже в его плаще!"

Наконец-то улыбка. Легкая, чуть более закрытая, чем было бы нужно сейчас. Она приседает в легком, но таком старинном реверансе, чуть подогнув левую ногу под правую, и поднимает на него взгляд, забирая вуаль с чистых глаз. Чуть снизу вверх. Чуть застенчиво, но есть в этом взгляде чуть красного перца, пусть даже сладкого.
- Буду рада составить вам компанию. Но не в знак извинений, а лишь потому, что не люблю завтракать в одиночестве.
Он провел ее вперед по пешеходной улице. Через толпы людей, которые, казалось, обходили их стороной. Во всяком случае Луччи заметила, что по левую руку люди толпились словно в час пик, по правую словно во время военной эвакуации - наступали друг другу на пятки, ругались, кричали, и ото всюду слышался детский плачь. А эти двое шли размеренно и спокойно.
Приятная беседа, и даже казалось, что погода улыбнулась им парой настоящих летних горячих лучей. Он говорил о себе. Она о себе молчала.

Свон размышляла о том, в самом ли деле мистер Арье так хорош? Или же простой очередной франт с картины русского художника Федотова, щеголяющий в дорогом костюме, но не имеющий за душой ни франка.

Отредактировано Lucrezia J. Swan (2013-06-20 22:12:49)

+1

5

Без слов, без чего либо еще Азазель мог уже многое рассказать о девушке, пока шел с ней. То как она держится с ним. Она не замужем. То как она ощущает рядом с собой его- взрослого мужчину. Отец умер. Забини нравилось играть в игру, под названием расскажи о человеке все. Ему не нужна была даже магия. Ее жесты, движения и взгляд выдавали ее. То как она идет в его плаще. То как на ней смотрится его грубый мужской плащ… она уверенна в себе. Не считает себя ниже по социальному статусу только потому, что она женщина.
Ее слегка задержавшийся взгляд на его губах. Азазель не смотрит на девушку, он учтиво смотрит на вуаль, не стараясь высмотреть черты лица. Главное уцепить взгляд. Он оценивает его, как волшебница. Зашедшая в магазин и решающая стоит ли товар своих денег и не найдет ли она где-то предложение лучше и качественнее.
- Буду рада составить вам компанию. Но не в знак извинений, а лишь потому, что не люблю завтракать в одиночестве.- Ее слова заставляют Азазеля бросить свое развлечение и вести девушку в обещанный ресторан. Он бывал в ней раз в месяц, когда наведывался в не магический Лондон за книгами или таблетками магглов для изучения. Эта медицина его так забавляла. Как много их лекарств были измененные магические рецепты. Если бы только магическое сообщество знало, что множеству волшебных ингредиентов есть своя альтернатива в мире без магии. Что зелье можно сварить добавляя не травы, а сироп. Что для многих мазей можно растолочь таблетку маггловского происхождения…и результат будет таким же. Почему этим никто раньше никогда не озадачился?
Он провел ее вперед по пешеходной улице.
- Я из Польши.- Азазель хорошо знал свою легенду.- Работаю врачом и сейчас приехал в Лондон что бы предоставить науке новое лекарство.- он улыбнулся и бросил монету нищей старушке возле ларька. Желание произвести впечатление было на этот момент основным, но все выглядело так натурально, будто ля него это не впервой. – Мне знакома бедность.- Объяснил мужчина вздыхая. Они пришли. Трехэтажный отель на первом этаже которого было замечательное кафе-ресторан. Перед ними учтивый лакей открыл дверь, а Арье вошел, но тут же задумчиво остановился. – Миледи, подождите меня тут, прошу вас. Мне надо уладить одно дело.- Забини подошел к Администратору и протянул тому соблазнительно крупную купюру, после чего администратор заулыбался и с готовностью закивал.- Мне нужно платье для моей спутницы, и услуги вашего персонала по стирке. Выстирайте ее одежду немедленно. К тому моменту как мы закончим прием пищи одежда должна быть сухой и чистой. Мне плевать как вы это сделаете, иначе встретимся в суде.- Азазель взял номерок номера на втором этаже и вернулся к девушке.- Боюсь если я позволю Вам завтракать в плаще или грязной одежде, это может вызвать у вас дискомфорт. Пройдемте наверх, гостеприимный персонал предложит вам одно из своих платьев пока ваша одежда будет стираться. Я настаиваю, миледи.- Он слегка поклонился и снял шляпу, после чего взял под руку девушку и поднялся вверх. Остановившись у номера он открыл его, пропуская девушку внутрь, вместе с горничной, которая несла десяток платьев из бутика по соседству.
То, что девушка не была дюже богатой, Забини почувствовал еще как только они вошли в этот отель.
- Я подожду вас снаружи.- Сказал он на прощанье, прежде чем дверь закрылась и снял черные перчатки, оставляя их в цилиндре. Волшебная палочка покоилась в трости, как и обычно. Азазель осмотрел свою обувь и невербально очистил ее от пыли и грязи улицы. Надо же, а он думал день будет скучным.
Мужчина вошел в номер, оставляя в коридоре чемодан с книгами, шляпу и перчатки, оставляя лишь трость и снова вышел в коридор. Он мог бы ей предложить позавтракать но в номере, но это выглядело бы слишком пошло с его стороны. Если она захочет спокойно позавтракать в номере, она сама это предложит, ведь на то он и джентльмен, что бы создать выбор для леди.

+1

6

Как раньше она не замечала этих стен? Незнакомец Арье проводил ее внутрь богато убранного отеля почти в самом сердце Лондона. В огромных французских окнах в пол мелькали силуэты официантов и лакеев. Шик, блеск и все совершенно чужое.
Свон не была из тех, кто зарывался в родительской бедности. Не смотря на простецкое происхождение - девушка обладала королевской статью и модельным стилем. Она была способна поддержать любую светскую беседу, и дать фору в элегантности любой местной львице.
Тем более в немагической части Мира.
Ее невысокий каблук отзывался легким боем о деревянный пол ресторана. Красное дерево, позолоченные набалдашники тяжелых обеденных стульев. Ароматы сухого бардо, нотки трюфельного соуса и сладость морского рака доносились от полной дамы за ближнем столиком. Время бежало за полдень, и местные завсегдатае уже поспешали отобедать на сумму свыше стоимости пиджака Свон.

Иуда просил пройти в номер. Пошлость? Хамство? Чрезмерная самоуверенность? Нет. Всего лишь забота о хрупкой даме. Ей было почему-то легко ему довериться. Случись бы все, например, в Хогсмите - Луччи никогда не прошла следом за статным мужчиной, облаченным в черный костюм. Так выглядели чистокровки, не терпящие общества маглорожденных. По ту сторону Косого Переулка они бы никогда не вошли с миром в одну дверь.
- Я подожду вас снаружи, - и он захлопнул дверь.
Обнажив тело от перепачканной одежды, девушка вдохнула аромат мужского плаща: как и его хозяин - стойкий, крепкий, терпковат и немного корицы.
Груда платьев и костюмов открылась ее взгляду. Яркие цвета, заморские ткани. Нелепые кружева. Простое трикотажное платье казалось ей в данной ситуации самым уместным. Одеваться подстать полной даме в ресторане, увешивая себя жемчугом, кружевом и малиновым мехом, не представлялось для Луччи возможным.
Тяжелая, но мягкая ткань скользнула по ее телу, обнимая бедра и плечи. Волосы чуть растрепались. Горничная собрала пиджак и рубашку юной мисс Свон и покинула номер.
Сзади послышались шаги. Лукреция смотрела в окно, окидывая взглядом центр немагического Лондона. Но даже не оборачиваясь смогла понять, что в номер снова вошел мистер Арье. Легкое смущении - она не успела застегнуть молнию, проходящую от тонкой шеи, по оголенному позвоночнику к самой пояснице.
- Мне не удобно Вас просить, мистер Арье..., - Лукреция убрала волосы со спины, указывая на прямую просьбу, перебросила их на плечо, закручивая руками в не тугой жгут. Окно было приоткрыто, и в комнату ворвался прохладные ветерок. Она чувствовала как он подходит ближе. Чувствовала как его руки тянутся к холодной молнии, которая обжигала молодую бледную кожу. Луччи затаила дыхание.
Бом. Бом. Старинные напольные часы пробили час дня. Девушка немного вздрогнула, поворачиваясь к мужчине лицом. Сейчас она с легкостью дотянулась до застежки и довела ее до конца.
- Спасибо, - захватив сумочку с телефонной тумбы у выхода из номера, она прошла в коридор, - Мы спускаемся?

+1

7

- Мне не удобно Вас просить, мистер Арье..., - Голос вывел его из раздумий и застал в дверях. Азазель плавно вошел в комнату и слегка поморщился свету, льющемуся из окна.
Лукреция убрала волосы со спины и Забини догадался, что девушка просит его застегнуть ей молнию платья. Что ж, это было не трудно. Мужчина в несколько плавных широких шагов пересек комнату и осторожно взял замочек платья в правую руку, левой придерживая концы платья, что бы собачка не соскочила. Он медленно потянул вверх замочек, перехватывая левой рукой все выше платье и не удержавшись все же оценил как девушке идет платье, которое она выбрала.- Чудесный выбор платья.- прошептал Ази, что бы громким голосом не испугать девушку. Его шепот пришелся ей в шею, потому как он слегка склонился, что бы до застёгивать до конца платье.
Одновременно с его шепотом в комнате поднялся ветер, который заставил занавески вздрогнуть уже второй раз.
Как вдруг часы пробили час дня и девушка рывком повернулась, от чего очень скрупулёзный Забини чуть не вырвал собачку, едва успев ее отпустить. Он так и застыл напротив девушки, слегка наклонившись и упираясь взглядом в ее глаза. Сейчас они были практически одного роста и если бы только немного ближе… Азазель сделал шаг назад и выдохнул, он зачем-то задерживал дыхание. Зачем? Да затем что он подобно хищнику. Замирает в преддверии жертвы, дабы та ни о чем не подозревала, однако со стороны затаивший дыхание мужчина вызывал ощущение соблазненного.
- Спасибо, мы спускаемся?- Забини кивнул и пропустив вперед даму, вышел из номера, запирая его.- После завтрака…. Хотя судя по времени это уже обед. Ох, я как поляк не пунктуален, а вот для вас наверное это неудобно?- Азазель очередной раз блеснул тем. Что он не местный и высказал свою учтивость, озвучивая что беспокоится не принес ли неудобства в график на сегодня для девушки, чье внимание и общество он сегодня так коварно похитил.- Через два-три часа ваша одежда будет в порядке и вы сможете обратно в нее переодеться. Номер все равно здесь снимается на сутки, так что переодеться сможете спокойно.- Ази улыбнулся. Он решил не говорить, что дарит это платье девушки, дабы та не сочла его транжирой и не решила экономить на еде. Чего-чего, а денег у него было предостаточно. Хитрые и осторожные вложения в маггловскую медицину приносили ему столько фунтов, сколько он и потратить в маггловском мире не знал на что. Он подал девушке локоть, и пристукивая по паркету тростью повел ее в обеденный зал. Для них уже был забронирован столик. Ази отстранил официанта и придержал стул для девушки сам. И как только сам сел, предложил ей выбрать вино, какое ей по вкусу, потому как вкусы у всех разные.- Лукреция, предоставляю право выбора вина вам, ведь мои вкусы могут с вашими расходиться.- он мягко улыбнулся и взял меню. Глаза пробежались по блюдам, которые ему показались более съедобными. Что ж, не только же пищей домовых питаться, посмотрим что могут эти повара- человечишки. Азазель заказал себе средне прожаренный бифштекс и картофель запеченный с трюфелями. Вкус этих грибов он оценил давно. За соседним столом толстый мужчина поедал омара, явно желая блеснуть большим кошельком и полным отсутствием вкуса. Ази лишь слегка покачал головой, глядя на него. Он развелся много лет назад… взгляд с руки, с того места где должно быть кольцо перекочевал на одежду. Живет с мамой, потому что кроме нее за ним не кому ухаживать.  И потому что такие складки лишь на вещах сложенными матерями. Он слегка поджал губы, переводя все свое внимание на девушку и стараясь не отвлекаться. Девушка являлась великолепной представительницей женского пола. Все в ней было прекрасно, однако без вуали ее лицо стало еще более загадочным. В нем читалось многое, но часть из этого было лишь напускным. Азазель поставил трость возе себя, мягко и очаровательно улыбаясь девушке и следя за ее зрачками и пульсом.

+1

8

- Вы любите читать, мистер Арье?, - спросила Луччи не поднимая глаз на своего нового знакомого. Приятного, к слову сказать. Прикрывая папкой меню острый подбородок, она вчитывалась в винную карту , - Вы так смотрите на мое лицо, будто пытаетесь что-то для себя найти. Совет даю вам - будет проще - спросите, - секундно поднятая голова, игривая полуулыбка, и снова к изучению предложений ресторана.
Если у Вас выросли рога, не расстраивайтесь,
… может Вам повезло, и это рога изобилия!

У хозяина сего заведения рогов было предостаточно. Меню было богатым и интересным: переплетение кухонь, рецептур, с достойными иллюстрациями. Здесь и царский сазан из России, и бифы из мраморной говядины 4х степеней прожарки, и тартар с соусом из сырого желтка. Свон не стала выбирать долго, отдав свое предпочтение итальянскому прошуту с кусочками медовой дыни.
С вином дела обстояли еще лучше. Любые географические зоны, любые сезоны. Но Свон в отношении Божественной Амброзии была постоянна - ее предпочтение было отдано сухому красному вину со склонов южной Франции. Немного бардо и терпкость совиньона. 1925 года. В возрасте 5 лет этот напиток достигал своего истинного вкуса - до слишком пресен, после - слишком терпок.
- Надеюсь, что мой вкус Вас не разочарует.
Молодой официант работал четко и быстро. Одна фраза, и на столах появляются серебряные приборы. Еще секунда и перед обедающими оказывается заиндевевший кувшин с кристальной водой - идеальный аперитив для подготовки рецепторов к торжеству вкусов. Вино подали в глиняном кувшине, который полностью отдавал аромат напитка. Стекло - оно губило вино в момент употребления.
- И как Вам в Англии?, - Луччи были интересны не здешние, она надеялась, что за границами Англии мир стал чуть лучше, чуть светлее, чуть более наученный Мировой войной. Девушка приподняла бокал с рубиновым напитком, протягивая руку чуть ближе к собеседнику, - За замечательного доктора...
Вокруг начиналась суета. Свон почувствовала легкую головную боль. Была ли она вызвана легкой духотой ресторана, или первый глоток вина несильно ударил в голову, а может уже третья по счету бессонная ночь? Отставляя бокал в сторону, Лукреция улыбнулась Арье, немного массируя правой рукой висок. В последнее время головные боли случались с ней чаще, чем обычно.
"Нужно зайти в аптеку", - напомнила она себя, вонзая столовые приборы в принесенное блюдо. Колдомагия была не для нее, хотя Лукреция самостоятельно, без какой-либо посторонней помощи, могла бы с легкостью унять свою головную боль. Стоило бы только отступить от своего мировоззрения, от принципов, от жизненной цели. всего один щелчок, пара слов произнесенных с длинной палочкой в руках - и нет больше потребностей в анальгетиках.

+1

9

Азазель усмехнулся и склонил голову чуть вбок.- Читать? Кто ж не любит!- он мягко рассмеялся, тихим басом. –Я не читаю Вас, моя дорогая, я лишь изучаю.- Он соединил пальцы вместе, медленно моргая и не сводя глаз с девушки.- Издержки работы, прошу прощения.- он улыбнулся на правую сторону и погрузился в меню, заказывая на десерт ягодное пирожное со сливочным кремом. Азазель любил ягоды. Возможно даже больше чем убивать он любил только пирожные с кремом и ягодами. Вот такой вот он был противоречивый человек. Об этом его пристрастии знали лишь магглы, ведь он никогда не ел такое в присутствии магов. Это было как будто слишком личное, слишком интимное.
- Надеюсь, что мой вкус Вас не разочарует.- Ее рука оказалась так близко к руке мужчины, что дальше произошел катарсис. Он взял ее руку в свою и поднес к своим губам, благо столики были на удивление интимно-короткими. Склоняясь он мягко едва коснулся губами кисти девушки. -Я в этом не сомневаюсь.- он отпустил руку, мягко положив на стол и тактично убрал свою руку под стол, положив пальцы на трость.
Пока официант разливал в их бокалы вино, все внимание мужчины было поглощено девушкой.
- Англия, знаете интересно, но… Все же для еврея сейчас мало где может быть уютно.- он сглотнул. Редкий невежда продолжит расспросы у бедного еврея, ведь все знают как вторая мировая подрядила их ряды. Кто знает, кого потерял мистер Арье. Мать? Отца? Всех родных?
- За замечательного доктора...- Азазель поднял свой бокал- и за обворожительную Лукрецию, которая так своевременно оказалась рядом с магазином и скрасила мое одиночество.- Он поднял бокал и сделал несколько глотков. Ему всегда было мало. Жадный до всего. Вино, женщины, пациенты и деньги. Казалось, если Азазель заведет ребенка, то остановится сможет лишь на пятом-шестом. Жадный, но не скупой. Странный. Псих.
Мужчина заметил, как девушка потирает виски и вытянув руку коснулся ее руки своей. – Я знаю основы Тайской техники лечение, если позволите…?- он собирался промассировать голову девушки. Нет, иголки, конечно, было бы надежнее, а отрубить еще лучше, но на данный момент и легкий массаж поможет. Забини посмотрел на шею девушки, на позу. Ей следовало сменить позу и немного подвигать головой. Видимо, она не часто делает зарядку и работа у нее в основном такая, что головой не особо повертишь, потому как головные боли были связаны с тем фактом, что банально плохо поступала кровь. Немного волнения, защемление в шейном суставе и головные боли. Первичный осмотр пройден, всем спасибо, все свободны.
Мысли мысли, чего не было только. Кто она? Незнакомка? Жертва? Что будет дальше? Это же маггл. Мужчина не мог позволить себе быть замеченным с магглой, но в то же время его так увлекла эта особа, что он был готов рискнуть. Сегодня или никогда. В конце концов, он не собирается с ней рожать юных Забини, нет мэр. Он и не собирается ее убивать, как маньяк- насильник. По крайней мере пока что. Ему искренне было приятно ее общество, потому как она разнообразила его день. Разнообразила его жизнь. Внесла свою черту в этот не магический Лондон и наделила его особым шармом. Шармом романтики и веянием своих духов.

Отредактировано Azazel Zabini (2013-06-21 01:24:59)

+1

10

В его обществе становилось по странному тепло  и возникало некое чувство защищенности. От прикосновения его горячих губ к ее кисти немного ёкнуло сердце, и дыхание немного сбилось. Лукреция приподняла голову выказывая явно приветствие такого его поведения. Его дыхание немного обожгло тонкую кожу руки, как и несколькими минутами раньше в номере оно обожгло её шею.
Но настоящая магия началась от прикосновения к виску его чуть прохладной бледной руки. Девушке стало значительно легче, головная боль отступила, уступая место безмятежному наслаждению моментом.

Здравствуй мой незнакомый друг,
Улыбнись, отгони печали.
Посмотри как цветут вокруг,
Летней прелести хвойные дали.
Успокой свой бурлящий нрав,
Хоть на миг измени решение.

Сидящие напротив друг друга знакомцы обменивали короткими, немного косыми улыбками, выказывая тем самым дюжую заинтересованность в оппоненте. Он, по его словам, изучал её лишь по издержкам профессии; а она рассматривала его пытаясь найти хотя бы один изъян.
Свон была чрезмерно увлекающейся натурой. Легко уходящая с головой в короткие, но бурные авантюры: будь то мимолетный роман, или опасная охота за артефактом. Она любила провести выходной вне дома: в постели обворожительного мужчины или же в немыслимой погоне за отвратным Пожирателем Смерти... Она любила метаться между нежностью и извращением. Она была доброй, но адски изощренной. Именно из-за этих её черт, в Инквизиции Лукреция считалась "головой" поисковых операций, генератором изысканно-отвратных пыток чистокровных ублюдков. Сама же юная дева, еще ни разу не пустила крови недругу. Ее руки были чисты, как простынь для новорожденного ангела.

Вот и сейчас она силилась, чтобы, наплевав на правила приличия, не впиться аккуратным маникюром в его густую шевелюру. Вино уже почти плескалась на дне кувшина, и начала ощущаться некая легкость в теле, в голове, взгляд стал немного размытым. Но назвать это опьянением было нельзя - уж слишком велико было напряжение ее тела, слишком сильно пульсировала вена на шее. Сейчас Свон была бы идеальной жертвой для сумасшедшего фанатика вампирских историй.

Мистер Арье столь же жадно разделывался со своими бокалами вина. Увлеченные беседой, молодые люди не заметили, как прошло уже порядка 2х часов. Обеденные блюда давно опустели, стол зиял чистотой и лишь капли конденсата с кувшина нарушали его идеальность. Ресторанная зала медленного и незаметно для них опустела: пропала полная дама, обедавшая в одиночестве; ушла по своим выходным делам небольшая лондонская семейка, состоящая из худощавой дамы лет 45, её моложавого мужа и трех рыжих детишек.
- Уи́льям Артур Уи́зли, - позвала она самого младшего из своих отпрысков, когда мальчишка чуть задержался взглядом на Лукреции и Иуде. Мальчишка хлопал бледными длинными ресницами, прикрывавшими бледные, немного зеленоватые глаза.
- Беги к маме, - шепнула ему на ухо Луччи, немного прихлопнув по тонкому детскому плечику, - Мистер Арье, я совершенно запамятовала о том, что мне было необходимо в книжном ларьке Бладвуда. Мне было безумно приятно познакомиться с Вами, и я бесконечно признательная Вам за этот изысканный обед и Вашу компанию, но сейчас я вынуждена буду с Вами проститься, - она совершенно забыла о собственной одежде, ожидающей ей в номере двумя этажами выше, она просто сгорала от глаз своего собеседника... И единственно верным вариантом, дабы не пасть в своих глазах еще ниже - было оградить его от своего присутствия в его дне. Но черт её дернул открыть свой рот, когда она уже перебросила тонкую цепочку сумки через плечо..., - Если конечно Вы не желаете составить мне компанию.

+1

11


Загляни мне в глаза, и ответь,
Есть такие, как ты, на земле?
На которых всю жизнь бы смотреть,
Позабыв о воде и еде

Когда все произойдет, он будет клясться, что это стечение обстоятельств, что это все вино, обстановка и аромат ее духов. Что он не планировал ничего такого с начала, а лишь пытался показаться вежливым. Хоть иногда надо же одевать маску добродушного джентльмена, позволяя своему мозгу и телу освободиться от оков маньяка. Стать человеком, который любит пирожное с ягодами.
Такие как Азазель- бабочки однодневки жили моментом, а не семьей. Им было не важно, болит ли голова, есть ли чем завтракать, им было плевать на все, кроме самой женщины. И женщины это чувствовали. Этот магнетизм, этот запах, будто смерть, золото и кровь идут за ним по пятам, этот аромат удачи и везения, и очарования мотылька, что летает возле огня, Икара, который подлетел почти вплотную к солнцу... Они потом скажут, что это все- лишь стечение обстоятельств.
Девушка принимала знаки внимания так же свободно, будто была знакома с поляком как минимум уже пару лет. Она свободно улыбалась и смеялась, охотно включалась в разговор, вот только на маггловские темы Азазель был подкован слаб. Они говорили о еде, вине и фруктах. О медицине.
Пульсирующая жилка на шее девушки не давала покоя Забини, от чего тому пришлось даже расстегнуть верхнюю пуговицу рубашки. Девушка вызывала в его теле огонь, пожар, который не могло утолить вино или добрая пища.
Когда девушка позволила слизеринцу заняться ее головой, тот встал за ее стулом и принялся разминать виски, после чего прошелся по затылку к шее, надавливая на капилляры, дабы расширить их, что бы кровь поступала свободнее. Что ж, на данный момент это- максимум что он может. Без магии, без экспертизы. Исследование на глаз. Его пальцы нежно прошлись по шее девушки, казалось еще немного и он как Дракула вопьется губами в ее горло, либо склонится для поцелуя… Но Азазель оторвался от девушки и присел на свое место, учтиво интересуясь тем, не принимает ли она какие-либо лекарства от головной боли и как часто это у нее происходит?
Пища была безусловно вкусной, а пирожное и того более, Божественным. Азазель прикрыл глаза, пробуя первую ложку.- Великолепно… попробуй только!- словно маленький мальчик, мужчина отломил кусочек пирожного протягивая на ложке девушке и намереваясь ее угостить.
когда рядом появился ребенок, Азазель впал в легкий транс. На него редко смотрели дети без страха. Обычно, маленькие засранцы чувствовали демонов внутри него, но сейчас мальчик смотрел без страха. Без испуга. Не плакал и не пытался убежать. Он просто внимательно смотрел. Иуда поежился, будто его пробрало холодом. Этот день становился все более странным. Его пальцы сомкнулись на трости, пока девушка отправляла любопытного паренька к его семье.
Азазель встал со своего места, опередив девушку и кинул на стол несколько купюр, которые с лихвой оплачивали их обед, а так же любезность персонала.
-Если конечно Вы не желаете составить мне компанию.- Азазель приблизился к девушке и провел большим пальцем по уголку ее губ, удаляя след от пирожного и слегка смущенно улыбаясь.- przepraszam* немного ванильного крема на и без того сладких губах.- Мужчина облизнул с пальца кусочек крема и улыбнулся, предлагая девушке свой локоть.- Тогда я составлю Вам компанию, вот только вернемся за моими вещами в номер. -Мужчина поднял девушку на верхний этаж и открыл комнату, придерживая трость, после чего пошел в номер. Слегка хмурясь ветру в комнате, он вошел в нее и принялся закрывать окна. Еще не хватало что бы и номера что-то украли, пока номер забронирован на него.
Азазель обернулся, цепляясь глазами за великолепное тело девушки и сцепляя зубы, дабы до конца оставаться джентльменом. Он уже буквально ощущал как его пятерня запускается в ее волосы, как его губы жадно исследуют ее тело, как ее стоны наполняют комнату своим сладостным звучанием…
Эта мысль, которая объединяет два ума, две души, два тела, она как контракт молчания. Они не скажут друг другу о том, что все знают и понимают, они будут притворяться до последнего, что все это неожиданно и не запланировано. Но нет.
Он понял что хочет ее с первого взгляда и прикосновения, так же как и она. И пусть лгут сколько угодно самим себе. Все было предрешено, еще в тот миг, когда их взгляды впервые встретились.

* Прошу прощения, польск.

Отредактировано Azazel Zabini (2013-06-21 13:08:57)

+1

12

Любите друг друга. Так сильно как самого себя, а может быть даже сильнее. Верьте друг другу, как самому себе. Но даже себе можно врать, но друг другу не смейте. Цените друг друга... не покидайте друг друга... ведь у вас всего лишь Вечность.
Луччи снова стояла в тихом номере. Сейчас здесь было еще более интимно, чем парой часов ранее. Мужчина закрыл окна, ограждая этот маленький мир только для них. Закрытые в одном пространстве. Закрытые наедине с собой. И время остановилось. Казалось, что даже часы, до этого так громко отбивавшие каждую секунду, замерли и затихли, уступая сцену звучанию разрывающего грудь сердца.
Он был к ней близко. Слишком близко, чтобы избежать того разряда тока, что бился между их телами.
Лукреция была достаточно ниже своего спутника, от чего смотрела на него снизу вверх, и взгляд этот казался таким верным, как у малого щенка перед своим хозяином. Они ведь тоже смотрят на них снизу вверх.
- В горле пересохло, - почти прошептала она, теряя голос. Благо в номере был стеклянный кувшин на аккуратной фарфоровой ножке. Стакан холодной воды немного освежил ее мысли, чувства, эмоции. Капля за каплей сочилась по алым губам, проливаясь жемчужной слезой по бледной тонкой коже шеи юной Свон. Отставив стакан, она не поднимала более глаз.

Удар. Еще один удар. Он подходит к ней и одним резким, нежным движением прижимает к себе. Луччи снова вдыхает этот терпкий аромат с ноткой корицы. Но к нему добавляется сладость губ и горячее дыхание. И этот легкий аромат ягодного пирожного с ванильным кремом. Свон хочет вдохнуть его глубже, что бы частичка аромата осталась навсегда в дальнем уголке её тела. Возможно, потом она никогда не вернется к воспоминаниям об этом запахе. Возможно, она когда-то начнет ненавидеть все, что было бы связано с ягодами, ванилью и корицей... Но не сейчас. Не в эту секунду, тянущуюся вечность.
Она безбоязненно отвечает на поцелуй, цепляясь тонкими пальцами за сильную шею, прижимая Иуду сильнее и ближе к себе. Пусть его руки гуляют по её дрожащему телу, и пусть он рвет все, что разделяло сейчас их. В клочья. Зубами. Она поможет ему. Поможет своими звериными когтями.

Лукреция открывает глаза. Непроизвольный глубокий вдох. Арье стоит перед ней в паре коротких шагов.
- Пойдемте?

Отредактировано Lucrezia J. Swan (2013-06-21 13:58:57)

+1

13

Ты шепчешь мне, что слышишь каждый
вздох.
Ну и куда от этого мне деться?!

- В горле пересохло, - Азазель ее понимал. Его горло практически сдавило, от чего он непроизвольно расстегнул еще одну пуговицу, наблюдая как девушка наливает воду в графин.
Она делала большие глотки, в надежде утолить жажду, в то время как капли сочились по губам, нежной шее, падая на платье. Это была точка невозврата. Пути обратно больше не было. Губы мужчины слегка приоткрылись и он сделал несколько уверенных шагов к Лукеции, которая не поднимала на него взгляд. Она открывает глаза, от чего Забини замирает на мгновение на месте.
- Пойдемте?- Точка невозврата уже была пройдена. Азазель делает последние два шага, преодолевая расстояние между ними, и проводит по подбородку девушки большим пальцем, смахивая каплю воды и опуская взгляд на грудь девушки.- Платье. Оно намокло.- констатация факта. Мужчине было настолько не по себе, что он стал говорить бессвязно. Его взгляд поедал мокрые линии на груди девушки, от чего он едва заставил себя посмотреть ей в глаза.
Всего один рывок. Шаг, движение. И она окажется прижата спиной к стене. К богато украшенной стене. От этого рывка наверняка проснутся соседи через стенку, а картины повалятся, но все будет уже неважно, когда их губы соприкоснутся. Когда ими овладеет желание, когда его поцелуи окончательно сведут их с ума. Ее сладкие и наверняка мягкие губы чуть приоткрыты, казалось это была встреча двух мазохистов, двух людей, которые томили самих себя и друг друга ожиданием, сдерживались, не ведая сами зачем. Это была как игра в ножички. И сейчас нож на огромной скорости летел к руке, вопрос был лишь в том к чьей. Принесет эта встреча удовольствие или боль и вопрос незавершенности? Ожидание или наслаждение?
Рука Азазеля легла на щеку девушки в то время, как большой палец провел по нижней губе. Что ж, карты розданы, вся фальшь раскушена, вскрываем карты. Он подался вперед, касаясь губ девушки своими, свободной рукой он уперся в стену, прижимая к ней девушку собой и жадно целуя ее губы. Его поцелуй был на грани нежности и бесконечного желания. Сорвать всю одежду, разорвать все до малейшей нити, сорвать с себя кожу, что бы стать хоть на миллиметр, но ближе. В такие моменты он мог стать опасным. Его пульс участился, в кровь стала быстрее бегать по телу, питая его внутренних демонов, которые ликовали и облизывались, предвкушая очередное грехопадение. Утолив жажду одного демона, проснется следующий, и кто знает, кто проснется после голода похоть или смерть. Кто знает, быть может они и есть один и тот же демон, с двумя различными лицами?
Графин, задетый рукой полетел на пол, оставляя вокруг везде осколки и огромное пятно на светлом ковре, которое стало темнеть подобно ртути с градусника. Они определенно сходят с ума, но им это понравится.

Отредактировано Azazel Zabini (2013-06-21 14:15:29)

+1

14

"Отойди, - молит Лука в своих мыслях этого сумасшедшего... этого невозмутимого, - Пойди прочь..."
Он делает шаги, стирая те крохи расстояния, что сдерживали безумцев от грехопадения. Касается вновь этой холодной рукой ее влажной щеки, убирая зеркальные капли легким движением с чуть трясущихся губ. Они немного размыкаются, словно приотворяя створки, приглашая его. Она сама зовет его. Зовет Иуду с первой секунды, как прочувствовала его дикий аромат. Волнующий и стойкий.
К чему прелюдии? К чему все эти игры? К чему врать самой себе?
- Платье. Оно намокло., - не оторвать взора. Взгляд Луччи мечется, стараясь захватить каждую частичку его лица, каждый изгиб его тела, каждое мановение его ресниц.

Арье начал нежно, но уверенно. Свон почувствовала спиной холодную жесткую стену и..осела. Девушка растеклась в его руках, полностью поддаваясь его силе и воле. Чуть откинутая голова назад, чтобы дать его губам спуститься с ее лица ниже, чтобы они обжигали сладостью не только уста, но и горло, и грудь, и частичку распахнутой души.
- Оно просохнет., - тонкие руки обвивали его шею, чувствуя густые, жесткие волосы мужчины. Земля медленно уходила из под ног, а голова начинала кружиться, терялась воля к обращению разума, выключался контроль. Лукреция была словно тряпичная.

Было ли между ними что-то? Что-то кроме страсти и смертельного желания? Нет, хоть Луччи, возможно, и подумала бы об этом, но только позже. Завтра... или через неделю... а может и через месяц. Они жарко целовались, сливаясь воедино, в абсолютной вербальной тишине, наслаждаясь мягкостью соприкосновения тел…. Да, они несомненно готовы к этому шагу! Они были готовы к этому с той секунды, как в первый раз вошли в этот номер, но чувства, садистски, текли медленно, вязко как ядовитая ртуть по каплям, а не как эта холодная вода из стакана тонкого стекла. И черт возьми! Сие совсем не пошло! Даже в момент, когда руки Арье сжимали тело Луччи, он оставался джентльменом, оставляя ей долю пространства для побега. Эти минуты были своеобразный порно-романтикой, и таких «романтичностей» было очень много у каждого из них до, и будет еще больше после. Однако сейчас её волновало лишь его тело. Лукреция медленно улетала.

Девочка не из робкого десятка, даже немного шлюха в своих желаниях. Она никогда не забудет, как немного подпрыгнув с помощью Иуды, оказалась напротив его лица, обхватывая ногами это стройное, хрупкое, абсолютно не мощное, но идеальное тело. Они никогда не забудет тех мгновений, когда собачка молнии на платье сама поползла к пояснице, подчиняясь лишь желаниям Луччи.  Ткани серого платья опустились с округлых бледных плеч.

- У нас полчаса, - шептала на ухо своему небольшому приключению девушка, прикусывая мочку заостренным клыком, - А то я так  и не доберусь до книг сегодня.

Отредактировано Lucrezia J. Swan (2013-06-21 15:27:11)

+1

15

Не в каждой сказке будет "Happy End",
Но каждая из них собой довольна.

Мужчина придерживал девушку за талию, наклоняясь к ее губам и жадно в них впиваясь. Разница в росте хоть и была весьма неудобной, но сейчас это он замечал в последнюю очередь
Его губы опускались по подбородку к шее, поднимаясь к мочке уха и опускаясь до ключиц, он нежно прикусил мочку, страстно выдыхая горячий воздух в шею девушки и ощущая как по ее телу пробегают мурашки.
Он обязательно просохнет, у него будет на это время. Оно просохнет, помнется и пропитается запахом двух тел. Оно будет напоминать о нем, будет живым свидетелем того, что девушке все это не приснилось. Время для джентльменства неугасимо прошло и мужчина подхватил девушку за бедра, отрывая ее ноги от пола, что совпало с ее желанием. Миг и ее лицо напротив него. Его губы жадно ласкают ее рот, Азазель не понял когда успел расстегнуть платье девушки, но предположил что собачка зацепилась за стену во время «воспарения», восхождения девушки.
- У нас полчаса. А то я так  и не доберусь до книг сегодня.- Забини развернулся и в несколько шагов преодолел расстояние до кровати опуская свою пассию на нее и скидывая с себя жилетку.
- Пол часа? Миледи недооценивает меня.- он усмехнулся и помог платью девушки окончательно покинуть ее тело, покрывая поцелуями голые плечи. Его руки ловко избавляли девушку от лифчика, пока в голове сражались два различных демона. Кровожадность требовала крови, смерти и жестокости. Этот демон желал распять девушку, приковать ее тело и сладостно искушать каждый нерв горячими поцелуями, холодной сталью и мягким пером. Этот демон требовал погружение в грех до тех пор, пока само слово грех, не станет чем-то меньшим, ежели то, что он делает.
Губы мужчины опустились на грудь, уверенно лаская языком и губами нежную плоть. Его руки блуждали в поисках зацепки, намека на изъян. Руки, шея, бока, бедра… Все было на столько идеально, что вызывало сладкую истому до кончиков пальцев. Его губы жадно накрыли губы девушки, после чего Забини отстранился лишь на миг. Избавляясь от того, что еще было на них одето. Горячие поцелуи сводили с ума, а ее руки заставляли открыть сознание навстречу безумному приключению. Этот «незапланированный» инцидент. Эта случайность, что привела их сюда… Шутка судьбы или туз в рукаве? Карты сданы, вскрыты, но кто же из них двоих в проигрыше?
Азазель страстно накрыл губы девушки своими , раздвигая ее бедра ладонями и плавно погружаясь в это нежное молочного оттенка тело. Его ресницы задрожали от наслаждения, когда он ощутил себя в ней. Проводя ладонями по бедрам, он начал двигаться, ощущая каждой клеточкой тел и души это единение. Они как до них миллионы лет назад Адам и Ева познали сладкую истому грехопадения. Как будто в первый раз, как будто иначе. Как будто от них что-то зависело.

+1

16

[audio]http://www70.zippyshare.com/v/49371057/file.html[/audio]
Коронована. Околдована. Взята в плен. Необратимо.
Звонкий смех, заливистый, прерывался необходимостью сделать вдох. Глупости человеческого бытия. Разве так тяжело обойтись хотя бы вечность без кислорода? Без этого глупого захвата влажными губами пустоты. А рядом с ним хватать ей воздух приходилось еще чаще, с каждым движением тела, с каждым потраченным на детские игры моментом необходимость во вдохе становилась все более и более необходимой.
В какие-то секунды девушке казалось, что она готова задохнуться, только бы не отпускать его губ. Лучше смерть в момент сладостного стона, чем безвозвратно испорченный миг. Луччи улыбалась, позволяя Арье закинуть ее руки над копной светлых волос, разрешая поднять две неимоверно длинные ноги на его напряженные плечи.

В мужчине ощущалась агрессия, желание показать силу, надежда на господство и повиливание. Пусть.
Сейчас бы она разрешила ему быть её личным убийцей. Странное желание опустило ее руку к изголовью кровати, хватая изящную прихватку для гардин. Перетянуть ему руку? Закрыть эти горячие губы, налитые кровью? Позволить ему обезоружить себя окончательно? Широкая лента обвивалась вокруг ее руки, ниспадала на обнаженную грудь, кисточки на её окончаниях приятно щекотали каждую клеточку тела, которой касались.

- Пол часа? Миледи недооценивает меня., Ты просто не имел дело со Свон
Наступало время брать его в свои руки. Будить того непокорного зверя, что драл тело девушки изнутри. Она и так дала ему слишком много времени быть выше нее, быть хозяином ситуации, быть самцом. Чуть надавив на его плечи - она меняет положение их тел, и одновременно занимает главенствующую позицию. Размеренные четкие движения, чередования глубокого проникновения и пары нежных поцелуев. Свон ведет рукой от его бедра по чуть мурашчатой коже выше по обнаженному торсу, пробирается по руке, заводя ее ему за голову. Теперь его черед быть беззащитным. Таким же нехитрым движением правая кисть оказывается вложенной в левую.

- Мне кажется, у меня какие-то проблемы, доктор, - выдыхает Свон, стягивая с руки ленту-прихватки. Путы стягивают  его кисти, открывая ей полное свободы поле для плотских утех, - Мне кажется я должна обладать каждой частью этого мира, которую только соизволю захотеть....

Светлые волосы скрывали ее лицо, когда Лукреция покрывала его грудь поцелуями. С каждым горячим выдохом она спускалась чуть ниже, подбираясь к самой его плоти. Покрывая его поцелуями, забирая в себя полностью или частично, девушка заводилась сама чуть даже сильнее, чем если бы удовольствие доставляли ей.

+1

17

Мне нравится это развитие событий. Этот «роман».
Девушка казалась покорной, что не мешало Азазелю ощущать ее силу и грацию. Молодое тело, ей лет восемнадцать- девятнадцать, было натянуто как струна в то время, как сам Забини кровожадно и неотступно погружался в нее. Ему этого было мало. Желание содрать кожу, что бы быть еще ближе не исчезало, однако меньшим из зол оказалось  похотливое желание владеть ей. Ее телом и душой. Завести ее в такие уголки Грехопадения, что бы потом было что вспомнить. Но она и тут была не против. Мужчина закинул руки девушки вверх, закидывая ее великолепные стройные ноги себе на плечи и облизывая пересохшие губы. Он не останавливался ни на миг, казалось сейчас ему даже дышать не надо было, не то, что бы существовать. Он не существовал. Он жил. Жил моментом, жил девушкой, жил сексом. То, что происходило между ними было чем-то большим, чем простое притяжение, большим, чем секс. Чем-то подобным року или судьбе. Все не просто так. Весь мир огромная шахматная доска и Азазель который раз ощутил себя на ней. Не игроком, а ферзем в игре за… за что?
Девушка давит на плечи Иуды, в немой просьбе, на которую мужчина отвечает, хоть и немного запоздало.  Его разгоряченное тело разве что не дымится от желания. Само воплощение Греха, змей, дьявол. Ему не хватало только рогов и хвоста, что бы окончательно превратиться в хозяина подземного царства теней.
Мужчина оказался на лопатках, позволяя девушке оказаться сверху. Он не был из тех мужчин, кому важно подмять девушку под себя. Нет, что вы. В меру современный в данном вопросе Азазель провел ладонями по груди девушки, обводя возбужденные соски большими пальцами. Но девушка перехватывает руки и вот Азазель с ухмылкой позволяет ей заломить его руки и перевязать их. Эта хрупкая девушка не представляла для него угрозы, даже если бы весила килограмм на десять больше.
Доктор позволил себе улыбнуться словам девушки- Я думаю это лечится исключительно получением желаемого. – Забини вцепился руками друг в друга, ощутив ласки девушки и прикрыл глаза. Разум моментом отключился вместе с демонами и прочей ерундой и слизеринец впервые за долгие годы ощутил себя просто мужчиной. Простым человеком, без будущего и прошлого, без веры, работы и статуса. Он был мужчиной, желанным мужчиной и это было важнее всего. Его губы приоткрылись в беззвучном стоне. В один рывок он разорвал градину, от чего верхняя балка упала на кровать. К черту, магия все починит. Он опрокинул девушку на спину резко погружаясь в нее и впиваясь в губы страстным поцелуем. Его руки ласкали ее грудь, а мысли держались за то, повторял про себя состав противозачаточного зелья. Еще немного подождать и… Он дождался момента, когда девушка под ним начнет дышать реже, задыхаясь. Удобно быть врачом, ведь иначе бы мужчина никогда не смог отличить настоящий оргазм от искусственного. Он ускорил темп, ощущая как его с головой накрывает волна блаженства и как все тело от кончиков пальцев до затылка покрывается мурашками и будто окатывает ледяной водой. Азазель тяжело дыша проводит пальцами по губам девушки, позволяя себе на несколько минут погрузиться в долгий поцелуй и не выходить из нее. Тепло… то чего ему так не хватало. Эта иллюзия мира в котором нет магии. Нет места такому как он. На секунду ему показалось, что ради такой жизни можно бросить все, ведь он никому ничего не должен. Он поднял взгляд на Лукрецию и спрыгнул с кровати, обвязываясь полотенцем. Он не любил ходить обнаженным, это было для него противоестественно, потому как дома везде есть домовики, а он не любил их внимательный взгляд. Издержки воспитания и привычек. Забини залез в карман брюк и вернулся с небольшой стекляшкой в руке. – Последнее слово медицины. Выпей.- Он сел на кровать к девушке, протягивая ей флакон и  проводя ладонью по волосам. Наклонился и коснулся губами лба. Что дальше? Пообещать ей что они еще встретятся? Спросить ее номер? Но ведь он не умеет пользоваться этим…телефоном. Забини вдруг осознал что размышляет о связи с магглой и на миг ужаснулся самому себе. А ведь он… Но мысль не могла пойти дальше. А что он сделал-то? Ничего смертельного, в конце концов у него есть сила, что бы забрать воспоминания девушки. Он посмотрел на нее и понял что не сделает этого. Он хотел что бы она помнила его. И этот день.

Отредактировано Azazel Zabini (2013-06-21 22:48:56)

+1

18

После неумолимого, казалось неутолимого желания в секунду наступает этот обжигающий момент наслаждения. Момент высшего наслаждения. Момент "минусовой" близости двух абсолютно разный, но таких похожих натур. Этот сладкий всплеск каждой нервной клеточки, перекатывающийся от точки к кончикам пальцев, в корням волос, словно миллионы маленьких "Ура!" над полем кровопролитной бойни.
Здесь все теперь напоминало поле боя: развороченная к чертям мягчайшая кровать, упавшая гардина, и еле плывущие по воздуху, поднятые страстью белые перья разбитого подушечного валика. Комната пахла сексом: смесью мужского тяжелого пота и женского сладкого парфюма. И довершением, украшением картины были они: высокий, обнаженный брюнет с горящими адским кровавым пламенем глазами, стоящий чуть в стороне от любовного ложа, обматывая узкие бедра небольшим белоснежным полотенцем; и она - тонкая дива с чуть пухлыми бедрами, с растрепанными по смятому белью волосами, абсолютно нага и счастлива... завоевана.
Дыхание Свон еще немного прерывисто, да и возбуждение еще не сошло до конца. Еще немного потягивает в славном блаженстве низ живота, еще ощущается вкус его неба на кончике её языка, еще немного дрожат ресницы и указательные тонкие пальцы на обеих руках.
Девушка не спешит уходить. Она желает насладиться моментом и днем этим сполна. Вбирая в себя все желания Арье, и выпуская на волю всю свою сдерживаемую до сих пор похоть.
Лукреция нежится на мягкой кровати, чуть прикрывая простыней сокровенный кусочек плоти, открывая мужскому взгляду свои формы с еще более выгодного ракурса.
- Неплохо, - улыбается волшебница, провожая знакомца взглядом от кровати к оставленным им брюкам. Что имела ввиду в тот момент Луччи: то что представала ее взору или те терпкие минуты, кои закончились так своевременно?, - Совсем неплохо.
Озорные голубые глаза светятся в лучах дневного солнца. Улыбка открывает белоснежные острые зубки и розовый игривый язычок. Девушка переворачивается на живот и тянет руку к новой пассии. Легко тянет его к себе, усаживая на край кровати. Несомненно, она желает продолжения.
Возможно, идеальным было бы проснуться завтра в этом номере вместе. Луччи бы мягко сняла свою голову с его груди, оставляя алый след от поцелуя на чуть волосатой груди, приняла душ и с чистой совестью, без каких-либо грез ушла из его жизни.
- Иди сюда, - шепчет она, притягивая его губы к своим, одаривая его новым поцелуем. В его руке что-то мелькнуло - небольшой стеклянный пузырек какой-то тяжеловесной жидкостью, по цвету и тягучести напоминающая ртуть, - Что это?
– Последнее слово медицины. Выпей.
Сотни часов проведенные в Хогвартсе на занятиях по зельеварению не прошли мимо юной Свон. Она медленно, с хирургической осторожностью открыла небольшой пузырек. Многие маги относились к любым незнакомым жидкостям очень подозрительно, с осторожностью. И даже предписанные колдомедиками мази и зелья употребляли с опаской. А вдруг там сыворотка правды? Или... того хуже амортенция?
Девушка вдохнула пары, вырвавшиеся из стекляшки. Резкий запах полыни и коренья асфоделя Луччи не спутала бы ни с чем. Плюс этот пар, и эта консистенция. Последнее слово с дребезгом влетело в белоснежную дорогую стену опочивальни.
- Противозачаточное зелье?, - инквизитор вскипела, сейчас уже она была похожа на ядовитого хищника, чем на невинного ангела, коим была всего секунду назад.
Обман, засада, подлость и очередное враньё. Очередной подводный камень для лодки её личного счастья. Арье, если это было его настоящим именем, был абсолютно не тем за кого себя выдавал. Не не был простым прекрасным маглом, в которого стоило бы влюбиться за его изысканность и страстность.
Бросаясь к месту, где скомкано валялось платье, девушка выкрикивала проклятья, называя Арье низким, подлым и эгоистичным психопатом. Вруном. Наглецом. Извращенцем. Через секунду миледи уже стояла у двери, ведущей прочь от этого мужчины. Рука легла на железную дверную цепочку, убирая ее в сторону, девушка в последний раз обернулась на стоявшего у белоснежной кровати Иуду. Предательски мелькнула на щеке хрустальная соленая слеза.
- Прощайте, Арье.

Отредактировано Lucrezia J. Swan (2013-06-21 23:42:55)

+1

19

Ты как будто бы вынул кусок
у меня из души
И таскаешь с собою по свету.

Неплохо.
Слово теплым элем ласкало слух мужчины, что ж. Весьма и весьма недурно прошел день. Он не помнил куда он собирался и какие планы были на вечер. Почему- то именно сейчас все это перестало иметь смысл. Ложь. Не сейчас, а уже давно, с той минуты, когда ты открыл свой рот, что бы извиниться перед девушкой.
Мужчина сидит на кровати, лаская пальцами мягкую нежную кожу. Она молода и красива. Прекрасна. Ее формы вызывают желание, хотя, казалось бы, только напряжение спало.  Она не задавала лишних вопросов, ей вообще было не важно ничего кроме него и секса на данный момент, что Забини вполне устроило. Маленький червячок внутри него падал в обморок, читая нотации голосом матери про грязнокровок, полукровок, магглов. О бастардах знатных семей и о том, что: « Думай чем и в кого тычешь!». Да уж, если бы он слушался свою матушку, то количество его женщин уменьшилось бы в разы. Это все чудесно, но чистокровные дамы лет с 14 уже помолвлены, а с 17 замужем, так что, простите мама, не ко мне.
Как только он вручил девушке зелье, пока она еще не успела спросить ничего в стиле: «А что это?» или и того глупее « А для чего это?», Азазель поцеловал в губы Лукрецию, многообещающим поцелуем, который как минимум говорил о том, что сейчас будет второй заход. Однако, что-то пошло не так. Девушка отвлеклась от поцелуя и начала исследовать зелье, вместо того, что бы спокойно выпить.
- Противозачаточное зелье?- Мир под ногами пошатнулся. Если бы его палочка не лежала сейчас так далеко от кровати… если бы он был в одежде и его верные ножи были с собой… Ази растерянно провел ладонью по кровати, вставая и распрямляя плечи. Он маг. И она волшебница. Раз уж ему не удастся ее убить на месте, то он будет вести себя с достоинством, присущим истинному Забини.
Но если она грязнокровка? Его плечи были выпрямлены, а взгляд смотрел с грустью, он сожалел о многом, кроме секса. О том, что дал зелье, о том, что не ушел сразу же, о том, что так далеко волшебная палочка. Он стоял и смаковал. Смоковал ее злость, гнев. Все сожаление куда-то испарилось. Появилась жажда. Хотелось схватить ее за волосы и тягать по номеру, опрокинуть спиной на стеклянный столик, а уже потом поговорить о том, кто она и что забыла в его постели. Неужели она его не узнала? Какой маг в Лондоне не посещает психотерапевта? Что за спокойная и уравновешенная особа?
- Прощайте, Арье.
- До встречи, Лукреция.- утвердительным тоном произнес Забини. Не здесь. Он ее зацепил и она придет. Дверь хлопнула и Азазель принялся неспешно одеваться, собираясь домой. Сегодня вечером у него будут гости. Он был больше чем уверен, что девушка распознает его. Проверит всех чистокровных, ибо его манеры говорят сами за себя. И надет его. Доктора. Или быть может узнает в Мунго как выглядят врачи. Его колдографии есть во многих медицинский и не только журналах. Светские приемы, научные конференции. Она найдет его, а затем и его дом. И вот тогда они и поиграют.
Забини аппарировал из номера в свое поместье и сразу же спустился в подвал. Ему предстояло подготовить достаточное количество места и игрушек для этой ночи. Отдав приказ домовикам приготовить шикарный ужин и следить за территорией, ибо сегодня будут гости. Все. Что Ази с сбой забрал лежало в гостиной, только волшебная палочка покоилась в рукаве. Пребывая в приподнятом настроении, Забини насвистывал какой-то молодежный мотивчик, приближаясь к камерам. Последний испытуемый, который уже умирал требовал к себе внимания. Все так же весело насвистывая, Ази поставил капельницу мужчине и похлопал того по щеке. Что ж,. служение науке всегда требовало жертв. Все требует жертв.

0

20

Завершено. Тема переносится в архив.

0


Вы здесь » HP: Non serviam » Архив квестов » Вода в стакане превратилась в ртуть [20.08.1950]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC