HP: Non serviam

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Non serviam » Омут памяти » Meine Ehre heisst Treue


Meine Ehre heisst Treue

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://data.whicdn.com/images/39241310/tumblr_m6q9xfwzmg1rng1ydo1_r1_500_large.gif


Время: 5 сентября 1945 года
Место действия: Лондон, поместье семьи Блэк
Вектор действия: По рекомендации своей бабушки юная Сибилл устраивается служанкой в респектабельном доме английских волшебников - Блэков.
Действующие лица:
Sybill Meier & Walburga Black

* нем. Моя честь зовется верность

0

2

Свинцовое прусское небо покрыто отблесками молний , повсюду слышен треск ветвей старых дубов и завывание ветра в трубах. Это ли не лик Войны? Неистовой, беспощадной, карающей своих верных рыцарей. Она пришла неожиданно в этот благословенный край, она зажгла огонь  в неистовых сердцах его сыновей и дочерей. Казалось сам Один наблюдал за этой битвой, а валькирии, суровые дочери войны, замерли в ожидании добычи.
О, та великая битва сразила многих. Но будут ли о ней помнить вечно? Увы, человеческая память коротка. Люди забывают о погибших, едва успев их оплакать. Всегда... когда это не касается их самих.
Сибилл стояла у окна, тревожно вглядываясь в непогоду. Вот уже почти сутки, как она не получала весточки от своих родных, ушедших на боевое задание ордена Гриндевальда. Они ушли туда все: отец, мать, брат Генрих Майер-младший и его жена Мадлена. Ушли и не возвращались.
Сердце как тисками сжало тяжелое предчувствие. Они должны уже были прийти домой, должны. Но почему же от них не было ни слуху, ни духу?

Девушка так не смогла заснуть той ночью, а утром в дверь их дома постучали. Тихий женский голос еле слышно сказал: Сибилл, открой, мне нужно срочно с тобой поговорить. На пороге стояла их соседка и друг семьи Марта.
Вести, которые она принесла были настолько тяжелы и горестны, что казались обманом. Все полегли в той битве. Теперь из всей их большой семьи осталась Сибилл, ее брат 14-летний Вольфганг и Гретель. Прелестная двухгодовалая крошка Гретель, дочь Генриха и Мадлены.
И с тех пор заботы об их судьбе должна была взять на себя Сибилл. Теперь девушке, в жизни не задумывавшейся о том, как снискать хлеб насущный было необходимо содержать их всех.
А значит необходимо было забыть (По крайней мере на время ) о мечте -открытии магазина редких зелий и  амулетов.
Но где было взять столько денег? Сибилл этого не представляла.
Именно поэтому тихим августовским утром она стояла в холле особняка Майеров-старших - своих бабушки с дедушкой.
Отношение ее отца со своими родителями были крайне натянутыми с тех самых пор как он совершил этот "чудовищный мезальянс" - брак с нищей безродной француженкой. Они не разговаривали, не переписывались, даже в гостях у общих знакомых вели себя как чужие, холодно раскланиваясь. Но вот теперь, когда Сибилл срочно потребовалась помощь, ей на ум почему-то пришли именно они. Девушка была вправе ожидать, что ей вежливо, но непреклонно укажут на дверь. Но домовой эльф, возникший перед ней, был почтителен: - Молодая фройляйн Майер, ее светлость фрау Герда ждет Вас у себя в гостинной.
Сибилл поднялась на второй этаж и приблизилась к гостиной не без внутреннего трепета. Фрау Герда Майер не зря заслужила прозвище "Железная Герда". Бабушка была очень строгой, жесткой женщиной. Безжалостной, порой, и к себе, и к другим. А ее острый язык уязвлял как жало змеи.
Герда сидела в кресле у камина и курила тонкую душистую сигарету в мундштуке. Сибилл сразу вспомнилось как много сил в свое время потратил дедушка в попытках отучить ее от пагубной привычки. А бабушка лишь посмеивалась. Для нее курение стало чем-то вроде вызова, попыткой показать, что она не считается не с чьим мнением. И вот теперь, Сибилл казалось, что она курит в ее присутствии, чтобы еще раз указать свое место. Старуха сидела спиной к двери и, когда Сибилл вошла, не сразу обратилась к ней. А заговорить первой в такой ситуации девушка не решилась.
-Сибилл, наконец ты соизволила почтить нас своим присутствием. Слышала, что мой непутевый сын и эта его французская девка погибли. Жил беспутно, так хоть погиб с честью, за нашего Господина. -послышался наконец   хрипловатый голос старой ведьмы.
Глаза Сибилл сверкнули. Такой ярости она, наверное, еще не испытывала никогда, как и острого желания убить. Как эта чертова ведьма смеет так говорить о ее родителях. Сибилл огромным усилием воли сдержала себя, но ее рука непроизвольно потянулась к волшебной палочке:- Да как Вы смеете так говорить. Ведь это был Ваш сын. А Вы вот так легко отреклись от него. Несмотря на кажущееся спокойствие, в голосе девушки послышались холодные яростные нотки.
А старуха неожиданно улыбнулась:- Браво, девочка. В тебе есть характер. Есть внутренняя сила, ярость и воинственность, преданность своим родным. Такой я тебя себе и представляла. Ты вся в меня. И не унаследовала ни равнодушия и занудства своих отца и деда,  ни легкомыслия матери. У тебя железная выдержка, но пылкое сердце. Такой была и я в твои годы. Такой была и моя мать Хильдегарда. И Генрих еще надеялся осчастливить тебя браком с этим олухом фон Бергером? Пфи... он тебе даже в подметки не годится, дитя мое. Ты сильна, девочка, ты выдержишь все, но вот вопрос: что ты хочешь от жизни.
Слова бабушки сильно удивили Сибилл. Нет, не такой она представляла эту женщину, жену, мать семейства, светскую даму и бессменную председательницу магического  Совета Германских Дам-Попечительниц. Она долгое время считала, что Герда отреклась от сына и его семьи. Но вот теперь оказалось, что та по-своему даже любила внучку.
-Я хотела углубить свои познания в зельеварении и рунах и стать владелицей подобного магазинчика. -наконец сказала Сибилл бабушке.
-Зельеварение и руны. Неплохо. Твоя прабабушка  Хильдегарда фон Бинген была великой зельеварительницей. Должно быть эта страсть к зельям -ее наследие. Руны также очень интересная отрасль магии. Но сейчас тебе не до них, верно?- Герда испытующе поглядела в глаза внучке.
-Да, честно говоря, мне теперь нужно содержать детей.-начала было Сибилл, но старуха перебила ее :-У меня к тебе предложение, от которого тебе не стоит отказываться. Семья моих хороших знакомых -Блэков, респектабельных волшебников из Англии, ищет служанку и компаньонку для своей дочери Вальбурги. Ты им подошла бы.
И увидев выражение лица внучки , добавила:- Ишь, какие мы стали гордые. Бедность и гордыня -не лучшие спутники. Чтобы встать на ноги тебе необходимо заручиться поддержкой влиятельных людей. И это -лучший путь. Блэки-хорошие люди. С ними ты не будешь знать ни нужды, ни горя. Да и их Вальбурга -милая девушка, твоя одногодка. Думаю, вы поладите. В подобной службе нет ничего унизительного. Майеры всегда служили. Этот великий род поднялся благодаря своей службе великим, своей преданности. Мы всегда бились бок о бок с величайшими из своих современников, были их соратниками. Ты должна доказать, что ты достойна носить наше родовое имя.
Подумав, Сибилл согласилась с бабушкой. И вот этим хмурым сентябрьским утром она стояла в холле поместья Блэков. Девушка еще раз поразилась тому, как  поместье похоже на  особняк Майеров-старших.
Сибилл попросила домовика доложить о своем приходе и рассматривала холл, в ожидании ответа.

Отредактировано Sybill Meier (2013-06-24 23:06:28)

+2

3

В то холодное сентябрьское утро она еще не знала, что сегодня ее привычный мир перевернется. Полная каких-то странных предчувствий, она решила нарушить заведенный распорядок дня в поместье Блэк, хоть это и грозило ей наказанием, убежала от всех и поднялась на одну из маленьких башенок-пристроек в доме. Какой глупой и легковерной девчонкой она была, восставая против установившихся традиций! Вальбурга оперлась о каменную кладку между зубцами башни и посмотрела вниз. Диск солнца, которое только-только поднялось над горизонтом, просвечивал сквозь стелющийся туман. Все эти дни стояла холодная ясная погода и туман разумеется пройдет через несколько часов. Но сейчас ее глазам открывалась удивительная картина: клубы тумана представлялись ее воображению одетыми в пышные платья дамами, которых она видела на бережно хранимой ею в шкатулке. Интересно такой будет эта новая служанка? - подумала она, задумчиво ковыряя пальцем камень стен, - она будет грозной дамой в почтенных летах, в потертом чепце или молоденькой девочкой-неумехой? - Вальбурга улыбнулась своим мыслям. Молоденькая девочка ее привлекала больше - было бы о чем поговорить, обсудить, довериться. Не то, что своей нынешней служанке. Та всегда ходила в черном платье с накрахмаленным передником и очень напоминала столб худобой и отсутствием каких-либо округлостей. Между ними давно установились враждебные отношения, так что, разговаривая с Вальбургой, она всегда смотрела поверх ее головы и обращалась к ней в третьем лице, как бы подчеркивая ее никчемность. Вальбурга искренне ненавидела ее и была рада ее увольнению. Никто так и не узнал, что она приложила к этому руку. Все не могли поверить как, почтенная мадам, служившая такой богатой и влиятельной семье как Блэк вот уже двадцать с лишнем лет, могла украсть фамильное серебро. Вальбурга как и все, качала головой и притворно вздыхала, высказывая притворное сожаление и недоумение. Но внутри моя радость кипела и бурлила, грозясь вырваться наружу. Когда эта старая ведьма смотрела на меня глазами полными слез, я улыбнулась своей самой невинной улыбкой. Она прекрасно знала, кто виноват в ее позоре. Среди аристократов слухи распространяются подобно лесному пожару, поэтому вряд ли теперь она сможет служить даже в доме обнищавших дворян. Ее репутация была испорчена окончательно и бесповоротно. Муки совести не терзали Вальбургу - она была жестока.
Ее размышления прервал громкий хлопок, возвестивший о появлении ее семейного домового эльфа. Он возвестил ей о том, что в холле гостья и по всей видимости и есть новая служанка. Кажется он поинтересовался на счет распоряжений, но Вальбурга взмахом руки приказала ему замолчать и убраться прочь. Эльф исчез. Еще раз взглянув на открывающийся вид, Вальбурга вздохнула. Она еще не решила какой образ ей подобрать к этой встрече. Милый и дружелюбный или же сразу показать гостье, кто здесь хозяин. Вальбурга остановилась на привычном - холод и высокомерие.

Она спустилась по крутым ступеням вниз, нарочито медленно. Ее оценивающий взгляд был направлен на гостью, подмечая все недостатки и достоинства. Это была стройная светловолосая девушка лет двадцати или чуть больше. Наверное, ровесница Вальбурги или около того. Она с интересом рассматривала убранство комнаты. Уж чем-чем, а вкусом Блэки отличались своеобразным.
- Вам нравится, то, что вы видите? - поинтересовалась Вальбурга, одолевая последние ступеньки и не дожидаясь ответа продолжила, - меня зовут Вальбурга Блэк. Кикимер сказал, что вы моя новая служанка. Это так? - в ее тоне то и дело проскальзывали властные нотки, - надеюсь вы не питаете слабость к фамильному серебру, как наша прошлая служанка, - на ее губах появилась усмешка. Вальбурга без застенчивость разглядывала стоящую перед ней девушку и не могла понять, что чувствует. Если эта девушка не убежит стремглав после нескольких дней работы, она определенно сможет рассчитывать на большее. Доверие нужно заслужить.

+2

4

Убранство дома Блэков до смешного напоминало особняк ее бабушки с дедушкой, Майеров-старших. Та же антикварная мебель, хрусталь и серебро, раритетные картины и предметы декора. Старая добрая европейская аристократия в своем духе. Как предсказуемо.
Сибилл в былые годы нечасто приходилось бывать в подобных домах. Обычно такие визиты ограничивались посещением друзей и однокурсников отца. У ,выросшего в кругу знати,  Генриха и друзья были родовитые. По Сеньке и шапка, как говориться. Но девушка всегда интересовалась антикварными и раритетными вещами, часто спрашивала знакомых что к чему и откуда, перечитала уйму книг. От подобных вещей веяло прошлым, интересным, захватывающим, великим. Веяло папиными  рассказами о «старых добрых временах». Казалось все эти вещи могли говорить и могли многое рассказать человеку, который умел их слышать. А Сибилл умела. Бывало, едва коснувшись старого зеркала или кубка, едва окинув его пытливым взглядом во всех деталях, девушка могла сказать откуда вещь и какой эпохе принадлежит. Это было сродни страсти. А много ли страстей бушевало в душе молоденькой, казалось бы бесстрастной, северянки?
Но декор этого особняка понравился Сибилл. В нем был вкус, утонченная элегантность людей с безупречным происхождением, в нем было что-то особенное, вызывающее в душе ценителя экстаз.
За восхищением декором Сибилл не заметила как наконец подошла и сама хозяйка всего этого великолепия.
Немка почти всю дорогу до поместья размышляла о том, какой окажется юная представительница клана Блэков. Она, то представлялась Сибилл эфемерным созданием: юной, капризной нимфой, то казалась совсем взрослой, строгой, холодной светской леди.
Как ни странно, но, убитой горем и не способной сейчас размышлять ни о чем постороннем, девушке, даже не приходило на ум то, что ее будущая хозяйка может оказаться просто человеком. Обычной девушкой со своими радостями и горестями, своими маленькими, невинными и не очень, тайнами.
- Вам нравится, то, что вы видите? – послышался голос молодой Блэк,  которая, одолевая последние ступеньки и не дожидаясь ответа продолжила, - меня зовут Вальбурга Блэк. Кикимер сказал, что вы моя новая служанка. Это так? - в ее тоне то и дело проскальзывали властные нотки, - надеюсь вы не питаете слабость к фамильному серебру, как наша прошлая служанка, - на ее губах появилась усмешка.
От неожиданности Сибилл забыла тщательно, со всей скрупулезностью, заготовленную речь и выпалила то, что на самом деле думала:- Да, фройляйн Блэк. Мне нравится то, что я здесь вижу. Декор подобран с утонченным вкусом, чего стоит только вот это французское зеркало эпохи Возрождения. Секрет такой эмали сейчас почти утерян. Подобное я раньше видела только в паре особняков. Оно просто великолепно. А если смотришь на него под определенным углом, кажется, что его поверхность перламутровая как жемчужина и переливается тысячей оттенков. А эта японская ваза не просто чудо изящества, в иероглифах на ней сокрыто заклинание, приносящее, произнесшему его, удачу. А ковер… да, впрочем, о чем это я. Вы, наверное привыкли к тому как люди восхищаются подобной уникальной коллекцией ценностей. Ей не обязательно владеть. Счастье уже созерцать ее.
Сибилл почувствовала, что в искусствоведческом экстазе несколько увлеклась, но уж очень сильным было впечатление. Но девушка взяла себя в руки и, сделав изящный книксен, спокойно и с достоинством продолжила:- Да, Вы совершенно правы. Я Сибилл Майер, ваша новая служанка. Я надеюсь быть Вам полезной и буду ответственно и с честью нести службу. Что же касается серебра, то считаю его гораздо полезнее в зельях, чем в карманах алчущих людей или даже на шейках прелестниц. Сибилл еще раз сделала книксен, как бы подчеркивая, что она все сказала, и в свою очередь смело, но без наглости посмотрела в глаза Вальбурге.

+1

5

Особняк Блэков не был таким большим и роскошным, как дома других волшебников-аристократов. Тем не менее он имел свое собственное мрачное очарование. Отрубленные головы домовых эльфов, развешанные на стенах, нога, давно убитого, тролля и стены, увешанные портретами членов семьи Блэк. Вальбурге нравилось разглядывать своих предков, а иногда и перекинуться с ними несколькими фразами. Больше всего она любила какого-то дальнего родственника с неприятным лицом, верхом на огромном пауке, с поводьями привязанными к его ядовитым клыкам. Не смотря на такие пугающие волшебные шедевры, в доме также встречались и вполне обычные вещи.
Вальбурга медленно приблизилась к своей гостье и с обошла вокруг нее, пристальном разглядывая. Определенно эта девушка вызывала у нее смешанные чувства. Когда-нибудь она определится с этим. Ей казалось, что ее светловолосая служанка чувствовала себя неуверенно, но никак не старалась облегчить ее положение. Тем временем Сибилл заговорила. Вальбурга оценила ее глубокий, мелодичный голос и манеру держаться. Она не испугалась и не лепетала, что-то бессвязное, как большинство слуг. Это вызывало невольное уважение. Вальбурга медленно и одобрительно кивала в ответ на ее речи. Эта девчонка отнюдь не была безмозглой. Она разбиралась в антикварных вещах и пожалуй она прошла первое из испытание. Впереди ее ждало еще много маленьких проверок.
- Да, вы невероятно точно подметили детали. Мне нравится то, что у вас есть мозги. Или, по крайне мере то, что ими может называться. Продолжайте, - она довольно улыбнулась. Ей нравилось, когда хвалили убранство ее дома. Но мало, кто мог оценить его истинное великолепие. Ее новая служанка даже заметила заклинание удачи на одной из фарфоровых ваз. Сама же Вальбурга даже не знала о его существовании и была приятно удивлена. Она приблизилась к той самой вазе и осторожно провела пальчиками по иероглифам. Они засветились мягким светом. Вальбурга хмыкнула и отошла, предоставляя гостье гадать, что же она имела в виду.
- Сибилл. Красивое имя. Не плебейское. С древнегреческого оно означает «пророчица». Вы обладаете даром предвидения? - полюбопытствовала Вальбурга. Те, кто видят будущее вызывали у нее невольное восхищение и досаду. Они всегда знают больше других, но отказываются от точности. Вечно туманные предсказания, которые можно растолковать как угодно, томные вздохи, но это не могло не вызвать интереса. Особенно среди аристократов, желающих узнать о наследниках, деньгах и ставках в своих магических развлечениях. Сибилл заговорила о зельях и Вальбурга снова окинула на нее заинтересованный взгляд. Она и сама любила зелья. Не все. В основном яды и противоядия, но мало кто разделял ее это опасное увлечение.
- И для каких же зелий вы используете серебро? - в ее тоне явственно слышался интерес и властность. Она желала слышать ответ на каждый свой вопрос. Девчонка была смелой и удостоилась очередного одобрительного кивка. Определенно она была лучше, чем старая карга. Вполне возможно, они неплохо поладят. У нее хорошие манеры, - подумала Вальбурга. Конечно им требуется корректировка, - она хмыкнула, заметив книксен, - но задатки у нее хорошие. В кои-то веки ее дражайшие родители сумели подобрать бриллиант из грязи. Лишь бы не было разочарований в дальнейшем.

+1

6

По тому, как обращение молодой хозяйки особняка изменилось с презрения на одобрение, Сибилл поняла, что сумела произвести на нее хорошее впечатление.
- Да, вы невероятно точно подметили детали. Мне нравится то, что у вас есть мозги. Или, по крайне мере то, что ими может называться. Продолжайте, - Вальбурга  довольно улыбнулась.
Сибилл незамедлительно ответила:- Я с удовольствием поговорю с Вами про редкие и древние диковинки. Я увлекаюсь подобными вещами и немало знаю о них. Надеюсь мои знания смогут быть Вам полезны и прольют свет на интересные Вам тайны и загадки.
Но Вальбурга продолжила: - Сибилл. Красивое имя. Не плебейское. С древнегреческого оно означает «пророчица». Вы обладаете даром предвидения?
-Благодарю Вас, фройляйн Блэк. Я происхожу из древнего чистокровного рода германских волшебников Майеров. И хоть мы и принадлежим к его младшей ветви, но считаем нужным сохранять традиции. Они- основа порядка, стабильности и уважения к предкам. Что же касается того, обладаю ли я этим редким даром, то увы, нет. У меня достаточно сильная интуиция, в ней я успела убедиться. Но это –лишь слабый отголосок дара, которым обладала моя прабабушка, в честь которой меня назвали –Сибилл Адальберта Майер. Она была известной германской провидицей…
Сибилл чуть было не продолжила «которая предсказала возвышение и поражение Геллерта Гриндевальда, и большую войну с ним связанную», но вовремя опомнилась. Зачем было ее хозяйке знать о таких вещах. Вся семья девушки поддерживала связи с Гриндевальдом еще с его юности, но сейчас, после  падения и после недавнего заточения Хозяина в ужасную крепость Нурменгард, «обескровленного», лишившегося всего, включая и самых верных соратников. Нет, его имя не должно звучать здесь вот так, упоминаемое вскользь, в праздном разговоре.
Но само предсказание Сибилл не забыла бы никогда. О, какой ужас она тогда испытала, будучи 3-летней девочкой! Сибилл была тогда в гостях у прабабки, одной из немногих родственников отца, принимавшей ее родителей. Старая прорицательница, тогда уже справившая свое восьмидесятилетие, была больна и слаба. Она почти не могла передвигаться и сидела в резном кресле-качалке из эбенового дерева. Но, несмотря на физическую слабость, дух старой женщины был не сломлен . В ее небольших блеклых голубых глазах горел огонь. Старая фрау Майер любезно приняла внука с семьей и даже подержала на руках маленькую правнучку. Когда обед подошел к концу и родители Майер-младшей отдавали распоряжение слугам, девочка на несколько минут осталась с прабабкой наедине. Они неплохо ладили и малышка с удовольствием рассматривала фигурки из дерева редких пород на столе, когда старуха вскрикнула. Это был ужасный крик, низкий и почти животный, крик боли. Девочка бросила фигурки и поспешила к старухе. Но та вдруг привстала с кресла и, глядя перед собой невидящим взором, вдруг заговорила не своим, низким страшным голосом: -Грядет война, страшная война. Восстаньте вы, о верные сыны Германии! Валькирии уже расправили свои крылья, они собираются на кровавую жатву. Вижу небеса, их закрыла Тьма, великая Тьма, идущая с запада. Да, западный человек придет на эту землю. Он обретет ужасную власть, власть над смертью. Один росток Игдрасиля –древа смерти в его руках, другой –ушел корнями в его могилу. Много крови прольет он, много людских слез. О поля Европы, они уже алые! Собирайте воинов на Великую Битву! Бейте во все колокола. Ибо спустился Один на землю, по правую руку его –сын Запада, в имени его сила, как и в его делах. Недолго пробудет он здесь, заточен будет в камень, над северным морем. Силой придет –с сильным сразившись,  обретет пораженье и погибель.
-Выговорив все это, старая фрау упала обратно в кресло и потеряла сознание. Девочка же, не помня себя от страха, бросилась к входившим в комнату родителям.
Сейчас, вспоминая этот эпизод, Сибилл поражалась тому, как ее прабабушка смогла предугадать и возвышение Гриндевальда, и его битву с Дамблдором и даже Великую Войну, его падение и заключение в Нурменгард. Ах если бы они тогда придали значение ее словам. Кто знает, что изменилось бы. Но как ни печально, жизнь подсказывала, что все бы осталось прежним. Да и когда люди по-настоящему прислушивались к ясновидцам?
- И для каких же зелий вы используете серебро? - в тоне Вальбурги  явственно слышался интерес и властность. Она желала слышать ответ на каждый свой вопрос.
-Что ж. Любопытство –не порок. А уж любознательность и подавно. –подумала  Сибилл. А хозяйка похоже увлекается зельеварением, как и она сама, это хорошо.
Последний раз Сибилл использовала серебро для зелья совсем недавно. И опять не захотела бы, чтобы кто-то узнал об этом. Это было ужасное зелье, зелье ледяного пламени, прожигающее насквозь внутренности, выпившего его. Зелье, убивающее несчастного страшными мучениями. Светло-серебристое, искрящееся, как лунный луч, завораживающее взгляд в котле или в колбе оно было одним из самых изуверских.
Зелье изобрела сама Сибилл, по ошибке добавив в привычный состав  не тот ингредиент. Но, когда то прожгло насквозь вазу из слоновой кости, из опасений отложила в дальний ящик.
Когда же ее родные погибли и девушка всерьез задумалась о мести их убийцам, зелье получило второе рождение и свое первое испытание сразу.
Сибилл не без дрожи, но с внутренним удовлетворением вспомнила, как, выпив его, крепкий двухметровый аврор с плачем катался по земле и умолял убить его. Нет, девушка не испытывала тяги к убийствам. Но она никому не прощала убийства родных ей людей. И эти твари должны были заплатить ей сполна. Иначе она не смогла бы спокойно спать.
Вместе с тем, вспоминая этот случай, Сибилл испытывала смешанные чувства мрачного торжества с ужасом и брезгливостью.
Но серебро использовалось далеко не только в том зелье. Поэтому девушка, отогнав мрачные воспоминания, ответила:- Мне приходилось использовать его, например, в зелье краткого полета или в напитке Летаргического сна или даже как состав, изменяющий свойства артефактов. А Вы, фройляйн Блэк, тоже увлекаетесь зельеварением?

+1

7

Девчонка определенно не была глупа, это вызывало невольное уважение. Вальбурга была слишком гордой, чтобы показывать свои настоящие эмоции. Ее извечный образ ледяной королевы настолько прочно укоренился в сознании, что она не могла от него отказаться. Да и не хотела. Ей нравилось жить в таком маленьком ледяном замке без окон и дверей, в который никто не может проникнуть - это создавало иллюзию покоя и контроля. Необходимость контролировать каждый свой шаг, каждую мысль и все окружающие души было очень для нее важным. Это помогало четко знать свою цель и идти к ней, не зацикливаясь на мелком.
- Люблю интересных собеседников. Как жаль, что они попадаются довольно редко. Даже среди представителей голубой крови, - вкрадчиво сказала Вальбурга. Ей всего лишь двадцать лет, а она чувствует себя умудренной жизнью старухой. Ей скучно со своими сверстниками, которых интересуют лишь деньги и любовные похождения. Это совсем не интересовало юную ведьму. Ее желания распространялись намного дальше. Ей хотелось возвеличить свое семейство еще больше, приумножить его богатства и упрочить положение в политической игре. Вальбурга хотела власти. Настоящей, безграничной власти, которая способна направить магическое общество по иному пути развитию. Она желала, чтобы все вернулось на круги своя. Никакой демократии, никаких грязнокровок в органах власти. Чистокровный деспотизм - вот, что должно быть на самом деле. Те, в чьих жилах течет кровь великих предков должны быть у руля. Лишь им позволено владеть всеми, остальные - лишь грязь под их ногами. Нет, она не считала, что их нужно уничтожить. Они вполне себе могли существовать в качестве рабов у своих господ. Никакого права голоса, никаких привилегий, никаких занятий магии. Все они должны быть послушными и получать наказания за малейшее не послушание.
- Майер? Кажется я что-то припоминаю. Вы не одна из тех семей, которые поддерживали Гриндевальда? - полюбопытствовала Вальбурга. Она находила его идеи вполне себе здравыми, правда его методы были ей не очень понятны. Очень многие поддерживали его «ради общего блага», но в Англии таких было не много. Основная масса его сторонников была разбросана по Европе. Вальбурга слышала о том, что он воздвиг тюрьму для своих врагов, но после знаменитого поединка с Дамблдором, он сам оказался в заточении. Этот волшебник вызывал уважение и жалость. Если бы он вел более грамотную политику6 он бы смог добиться всего чего бы только не пожелал.
- Жаль, что у вас отсутствует этот дар, - она даже не попыталась скрыть разочарование. Иметь в служанках девушку обладающую столько редким даром, было бы здорово. Это могло бы сыграть на руку всему семейству. Мы бы не просто знали будущее, мы бы его вершили по собственному разумению. А хорошая интуиция - дар всех женщин. Она не представляла особой ценности. А вот увлечение зельями могло бы сослужить хорошую службу.
- Изменяющий свойства артефактов? - медленно повторила Вальбурга. Это было интересно, и признаться она никогда не слышала о том, что свойства артефактов можно изменять с помощью зелий. Девчонка удостоилась еще одного одобрительного кивка. Ее способности могли бы пригодиться ей для сложных и опасных экспериментов. Она прошла очередную проверку.
- Признаться, я хотела сразу же вышвырнуть вас за дверь. Все слуги на одно лицо - бестолковые, алчные плебеи, которые удавятся за очередной сикль. Но вы меня заинтересовали. Если ли еще какие-нибудь таланты о которых я должна знать? - она мерила шагами комнату. Медленно, царственно, как полагалось настоящей аристократке. Все ее движения были плавными и грациозными. Можно было подумать, что они заранее продуманы. Ни единого неуклюжего шага. Она была великолепной.

0


Вы здесь » HP: Non serviam » Омут памяти » Meine Ehre heisst Treue


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC