HP: Non serviam

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Non serviam » Омут памяти » Как ты был со мной самый ласковый зверь


Как ты был со мной самый ласковый зверь

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время:5 декабря 50 годов.
Место действия:Кафе. Редакция газеты, где работает Яксли.
Вектор действия:

http://24.media.tumblr.com/15c9d7eba8c876bd7f472b7aaab67bff/tumblr_mp9pkggU061sx3nkho1_500.gif
Обидеть женщину легко.
Пойди, попробуй, вымолить прощенья.
Лишь слабый духом ранит глубоко,
Потом глазами ищет снисхождения.

Забини уже около года, переписывающийся с девушкой в последнюю очередь ожидает того, что они не просто знакомы, но у них в далеком школьном прошлом были "отношения". Хотя точнее было бы сказать просто секс.
Обидеть женщину, какой пустяк.
Она оскорблена… А Вам — то, легче?
И нет улыбки, и потухший взгляд,
И вот уж Ваше на разрыве сердце…

Он был у нее первый и исчез раньше, чем косые лучи солнца коснулись постели. Разве такое прощают?
Она вынесет всё… Ну, душа поболит,
Вновь зажгутся глаза дивным светом.
Только, даже, если простит,-
Никогда не забудет об этом.

Но Забини никогда не отличался здравомыслием. Он хочет получить прощение девушки. А так же ее сердце и душу. Что из этого выльется и смогут ли эти два человека сосуществовать вместе?

Действующие лица:Azazel Zabini и Constance Yaxley

Отредактировано Azazel Zabini (2013-07-02 01:59:57)

+1

2

Если ты знаешь, что человек никогда не будет твоим,
то любить его можно бесконечно долго. Это легко.
Оскар Уайльд

Я только сейчас понял, что со мной точно что-то не так... Я ведь ничего не чувствую. Как так возможно? Я не хочу смериться с этим, я должен дать себе шанс начать все с начала. Шанс начать чувствовать. Эмоции это одно, но чувства... они важнее. Они должны отражать все. Чувства они ведь как краски. Краски, без которых мир угрюм и сер. Такой, каким его вижу я.
Как звери. Они видят мир серым. Не черным и белым, а серым. Как звери, которые лучше людей.
Какого это, когда все что ты можешь ощущать это тупая боль? Боль в душе, в сердце, там где должно быть сердце.
Какого это стать одним большим отражением всего, чего только можно презирать?
Какого это быть мной?
В чем секрет? Секрет в том, что с каждым разом ты будешь чувствовать боль все меньше и меньше, до тех пор, пока не потеряешь способность что-либо чувствовать. Пока не потеряешь себя в этом хаосе. А потом придет боль. И единственное что ты будешь понимать, это то, что все было зря. Зря жил, учился, работал и зарабатывал.
Все зря.
Вы понимаете боль только тех, кто кричит и истекает кровью. Интересно, если устрицы вопили бы, когда открывают раковину, хрипели бы, когда их поливают лимонным соком, если бы из них хлестала ярко-красная кровь в тот момент, когда их жуют, смогли бы вы есть их живыми? Если бы мужчина, которому разбили сердце, падал замертво, так как его сердце разбивалось на сотню осколков и с кровью вылетало из груди, вы бы стали играть с его чувствами? Если бы вы знали, что вас обманывают, что бы вы остались живы. Как бы вы поступили?
И  я считаю, что был  к  тебе несправедлив. Я сбиваю тебя с толку, причиняя немало боли. Но тем самым я сбивал и путал самого себя.
Нет, я не оправдываюсь. Я даже не попытаюсь защитить себя. Это просто факт.
И ты пройдешь через этот ад вместе со мной, ты можешь даже посчитать, что я тебя бросил, но это не так. Ведь если все что ты видишь- это боль, то откуда уверенность в том, что она просто не заслоняет меня?
Боль есть живое представление о боли: ведь стоит только сделать усилие воли, чтоб изменить это представление, пропустить его через себя и почувствовать, что она исчезнет. Так почему же боль моя и боль твоя буквально осязаемы? Я чувствую это натянутое молчание. Вижу буквально, как темная паутина боли окутывает нас. Окутывает с головой, так плотно, что я уже не вижу тебя. Вижу лишь осколки на полу и кровь, сквозь паутину боли. Что-то в тебе сломалось. Разбилось. Только что я сделал то о чем говорил. Ты считала, что я никогда не смогу причинить тебе боль. Я смог. Я сделал это. Надеваю джинсы, застёгиваю молнию и пуговицу. Ты так ничему и не научилась.
Покидаю дом на окраине Лондона и сверяюсь со временем, у меня встреча. Встреча, важность которой не подвергалась сомнениям. Оставалось лишь аппарировать домой и привести себя в порядок. Гладко побриться, одеться как можно элегантнее.  Чем мы будем говорить?  Перебираю в голове все наши письма. Мы можем говорить о чем угодно. Кроме истины. Я не смел открыть девушке род своей деятельности, ибо для нее я был лишь- Ганибал. Как странно. Это литературное общество на которое меня в прошлом году вытащила Вивьен. Это задание, вытянуть из бокала имя того, кому вы будите писать. Эта игра. Это все затянулось на долгий срок и начинало выходить из под контроля.
Одежда, трость, шляпа, все на месте. Аппарация, как всегда, прошла успешно. Лучезарно улыбаясь я прошел за свой столик, ожидая свою даму. Первая встреча. Кто из нас на это решился? Я уже и не вспомню. Я заметил ее. Не узнать ее было бы слишком вульгарным. Великолепная, стройная в чудесном платье богиня шла прямо к моему столику.
- Миледи-. Кланяюсь и целую ее руку, отодвигая стул, дабы она могла составить мне компанию за столиком.

+1

3

Первое свидание – это самое приятное заблуждение.

Здравствуй, мой дорогой аноним. Я все никак не решалась написать Вам. Хотя казалось бы писать - в этом вся я. А тут... не могла даже строчки написать. Надеюсь, Вы не примите меня за глупую девицу, которая не может даже написать письмо. Вообще, я не знаю как согласилась участвовать в этой авантюре. Писать анонимно, не зная человека. Это интригует. Заставляет воображение работать с такой скорость, с какой не работает, когда знаешь все элементы "задачи". У меня нет опыта написания таких писем... Вы поможете мне?..

...Я боялась, что Вы мне уже не ответите. Знаете, общение с Вами затягивает. Порой я ощущаю Ваше присутствие. Все то, что Вы пишите на листе пергамента - я воспринимаю иначе. Я закрываю глаза и слышу Вас. Будто Вы рядом, сидите в кресле напротив и обсуждаете со мной насущные проблемы нашего поколения. И мне кажется, что когда мы прекратим наше общение - мне будет очень не хватать этого. Я понимаю, что переписка - это вещь не долгая сама по себе, но я постараюсь продлить это время насколько смогу. Теперь я осознаю, куда надо смотреть, когда знакомишься с человеком. На его почерк, манеру письма, ход его мыслей. Для меня, как мне показалось, уже не важен ни статус, ни внешность. А лишь внутренне содержание. Так смешно, не находите? Надо побольше людей приобщить к этому занятию - письмам - что бы те открыли глаза...

...Сказать, что ваше предложение ошарашило меня - ничего не сказать. Вы хотите увидеть меня. Знаете, я тоже хочу увидеть Вас, но... Я боюсь, что я вряд ли буду такой, какой Вы представил меня у себя в голове. Хотя знаете, мой дорогой аноним. Мне все равно какой Вы. Может, это звучит немного наивно и по-детски, но это так. Мне достаточно того, что я знаю о Вас. Какая любимая литература, время суток и просто времяпрепровождения. Нет, Вы никогда мне об этом не говорили Я просто знаю. Это видно из Ваших писем. Видно, с каким восхищением Вы описываете свои впечатления. А я просто запоминаю...Я согласна встретиться с Вами, только обещайте, что не сбежите сразу...


Ты долго готовилась к этому дню. Для тебя это не просто встреча с новым человек, а родственной душой. Кажется, тебе больше никто не нужен. И плевать, кто он - богатый или бедный, красавец или нет. Это все отходит на второй план, ведь ты окрылена... любовью? Не знаешь. Ты любила лишь однажды и тогда об тебя, и твои чувства слишком грязно вытерли ноги. С тех пор, ты мало кого подпускаешь к себе. Но этот человек... он просто запал тебе в душу. Для тебя уже нет никого роднее, чем он. И ты надеешься, что ты сама себя не обманываешь и не заблуждаешься. Ведь иногда, в наивности тебе нет равных. Хотя с твоей профессией сложно верить во что-то высокое и светлое, ибо все это разбивается вдребезги о реалии, от которых становится с каждым разом все более тошно жить. Эта серость будней, казалось, уже поедает тебя изнутри. Проблемы чистокровных и маглорожденных. С каждым разом эта тема набирает обороты, как будто больше нет проблем в волшебном мире. Ты не за и не против. Ты в стороне, но все равно тебе приходится освещать столь малоприятные аспекты. Все стали такими меркантильными и циничными, кажется, что скоро больше ничего не будет цениться, кроме как твоя фамилия и кровь в твоих жилах. А разные открытия, события и прочее - так, мишура, которая лишь добавляет антуража в эту серость. Иногда хочется написать обращение ко всем, кто тебя читает, чтобы люди задумались. Но, увы и ах, тогда тебя уволят, а твою статью просто-напросто отправят в мусорное ведро. Так что ты привыкаешь, но в глубине души надеешься, что тебя услышат и что люди, наконец, посмотрят на все с другого ракурса.
Ты не была обделена чувством стиля. Наверное, среди молодых работников "Пророка", ты была самой эффектной, и тебя сложно было назвать "серой мышью". Нет, вызывающие и пестрые наряды как у новенькой Скитер - не твой конек, но все всегда знали, в здании ты или нет. Нельзя было не заметить иссиня-черные вьющиеся волосы, спадающие водопадом с плеч; пышные губы, которые редко увидишь без ярко-красной помады; карие глаза, которые всегда точно подведены карандашом, как будто углем; и тонкие пальцы, облаченные в перчатки из черного кружева, в которых чаще всего дымился мундштук с самой крепкой сигаретой. Да, курить ты позволяешь себе даже в редакции. Ну, а что? В "Пророке" знают, что если тебя лишь твоей маленькой привилегии - то они, просто-напросто, потеряют одного из самых лучших репортеров, в лице тебя. Пока ты им нужна - они будут закрывать на это глаза. Ты никогда не сомневалась в себе. В своей красоте, изящности и притягательности. Но что случилось? Именно в этот день, в день встречи, ты чувствуешь неуверенность. На тебя так не похоже, что даже немного смешно. Это скромность или страх? Видимо, второе. Но тогда второй вопрос: неужели этот человек стал настолько важен, что тебе есть дело до того, что он о тебе подумает? На самом деле, это не есть хорошо. Но ты будешь держать себя в руках, ведь, правда?
Никогда не любила трансгрессию. У тебя всегда плохо получалось, да и все эти "тряски" не по тебе, хоть ты и сдала экзамен. Ты пользуешься ею, только когда тебе надо избежать неприятного разговора или же просто сбежать. А так, ты предпочитаешь метла, на крайний случай - сеть летучего пороха. Куда спокойнее и эффективнее. Не боишься оставить где-то свою ногу или руку. Стрелки часов показывают, что ты опаздываешь уже на пять минут. Странно, ведь ты очень пунктуальная натура. Когда берешь интервью, то ты можешь придти за час до назначенного времени, чтобы подготовиться и просто собраться с мыслями. Но сейчас, сейчас ты опаздываешь, что на тебя не похоже. Будем надеяться, что твой незнакомец не сильно разозлится на тебя за такое маленькое опоздание. В конце концов, ты девушка, а девушкам свойственно опаздывать. Таким способом проверяют терпение кавалеров. Какая глупость, если в это действительно верят. Некоторые могут дождаться из вежливости, а некоторые - уйти, потому что появились срочные дела. Тут никогда не угадаешь. Стряхиваешь со своего пальто крупицы пороха, которые осели из-за твоего перемещения. Снимаешь, оголяя глубокую спину своего платья. Перед тем, как его надеть, ты долго думала, не вульгарно ли оно. Боялась, что твой аноним подумает, что ты пытаешься его совратить, а ведь на самом деле, ты просто хочешь показать, что это не рядовая встреча, на которую можно придти в костюме, а что-то более важное. Глубоко вздыхаешь, осматривая помещение кафе. Это место твое самое любимое, тут редко бывает много народу, и чаще всего посетители - постоянные клиенты, поэтому тебе проще будет узнать незнакомца среди них. Достаешь из кармана пальто охапку писем, перевязанных белой тонкой лентой, да потуже, чтобы не рассыпались. Их собралось внушительно количество. Ну, еще бы, вы переписывались около года, почти каждую неделю. Зачем ты их принесла с собой? Не знаешь. Вручить ему? Нет, это же его письма. Хоть что-то должно остаться на память, если в жизни не пойдет так гладко, как шло на бумаге.
Глаза цепляются за силуэт, который явно выделяется из общей массы посетителей. Тебя приветствует хозяин кафе, а ты сдержанно киваешь ему в ответ, медленно ступая в сторону незнакомца. Ощущаешь, как немного дрожат руки, а по спине пробегает холодок. - Он или нет? В любом случае, я не узнаю, если не спрошу. - быстро сглатываешь, надеясь, что это тебе поможет победить волнение. Подходишь к столику и замираешь от ошеломление. Нет, даже не от ошеломления, а от ужаса. Молодой человек поворачивается к тебе лицом, и ты понимаешь, что это далеко не незнакомец, а человек, лицо которого ты уже вряд ли забудешь в своей жизни. И это он твой аноним? ОН? Не может этого быть. Он, как ни в чем не бывало, целует тебя в руку, приглашает присесть. Неужели он не помнит тебя? Хотя да, с чего бы ему помнить? Тогда была лишь одна ночь. Одна ночь, когда он позволил тебе почувствовать, что он твой и ничей больше. Забини. Азазель Забини. Не зря его назвали в честь дьявола, ведь он ведет себя именно как сущий дьявол.
Ты, наверное, глупо выглядишь со стороны. Молча, стоишь и смотришь испуганными глазами, когда молодой человек тебя приглашает сесть. Снова вздыхаешь, пытаясь отвлечься от воспоминаний. Сильнее прижимаешь письма к груди, боясь, что стук сердца разбросает их по всему кафе. Собираешься мыслями и спокойно и ровно, будто тебе все равно. - Извините, я, наверное, ошиблась... - пытаешься развернуться и уйти, но понимаешь, что тебя взяли за руку, заставляя остановиться. И как быть? Дать пощечину и уйти, напомнив, кто ты такая? Или вести себя, как ни в чем не бывало? О. Мерлин, почему все так сложно? Почему ты не можешь выплеснуть весь свой гнев сейчас? Ведь ты его копила столько лет. Со школы. Ровно столько ты не видела этого человека. Точнее, в школе ты его просто избегала, ровно, как и своего позора. Ты почти забыла об этом, точнее, хотела так думать. Но он сам о себе напомнил. И только в это мгновение ты понимаешь, что все надежды на твоего анонима рухнули сейчас. Что нет того человека, которого ты сама себе придумала. Что есть только Забини, самовлюбленный и самоуверенный, который не думает о чувствах окружающих. По крайней мере, таким ты его знала. И вряд ли он стал другим.

Отредактировано Constance Yaxley (2013-07-03 03:50:22)

+1

4

Не важно, с кем ты спишь. Важно, о ком ты думаешь, когда закрываешь глаза.©

Здравствуйте, волшебная незнакомка.
Пишу Вам с некоторой неловкостью на языке и зажатостью на сердце, ибо не привык излагать свои мысли в письмах. Да и доверять меня учили только тем, кто молчит уже несколько веков. Книги, вот тот источник в котором можно найти все ответы, однако раз я решился на данную авантюру…было бы глупо и невежливо проигнорировать Ваше письмо мне.
Я крайне тронут тем, что Вы мне написали, но совершенно растерян. О чем писать? О чем мы будем говорить? О погоде в Лондоне писать глупо и бессмысленно, а о политике опасно. Какие книги Вы любите? Быть может моя библиотека сможет пополниться Вашими любимыми книгами, если наши вкусы окажутся схожими, или же эта самая библиотека окажется идентичной?
Вам не кажется, что книги- они как и глаза- зеркало души?
Ваш и только Ваш Аноним.


Я, наверное, глупо выгляжу со стороны. Непонимание во взгляде и легкая растерянность, цепкий взгляд, пробегающийся по глазам, позе, письмам в руках. Я понимаю, что это ты, и то, что ты знаешь кто я. Но я не знаю кто ты. Молча, стоишь и смотришь испуганными глазами на меня. Я люблю этот взгляд. Мои демоны пропитываются страхом, страхом и твоим дыханием, я его будто ощущаю каждой клеточкой кожи, каждый вдох-выдох. Сердцебиение. Удар, еще один. Этот звук будто мотив мелодии, звук которой слаще Моцарта и Баха вместе взятых. Слаще любого ритма, стона, крика. Сердцебиение страха. Того самого, всепожирающего, разочарование, боль, паника… Жадно ловлю глазами любое изменение на лице. Это все то, что я жадно поглощаю, все то, что питает меня, что придает мне сил, нет, не смей уходить!
Моя рука непроизвольно ловит луку девушки. Не под локоть- тактично и вежливо, нет. Моя кисть ловко ловит кисть девушки и я останавливаю ее держа за руку, будто мы как минимум пара. Официанты и несколько постояльцев уже начинают оглядываться на нас, на что я лишь лучезарно улыбаюсь каждому из них, после чего они возвращаются к трапезе.
- Тогда почему у тебя мои письма, прекрасная незнакомка?- отпускаю руку, и делаю шаг назад к столику, позволяя девушке самой совершить выбор. В конце-концов я здесь лишь по своей прихоти и если девушку что-то не устраивает она может свободно уйти. Я сожгу письма и забуду про этот инцидент, как и про сотни других маленьких интрижек… но это казалось чем-то другим. В конце-концов даже ловеласы ошибаются и ими пользуются. Я нужен был ей как друг по переписке, точнее ей нужен был не я. Просто кто-то. И я чем-то не подхожу ее идеалу образца этого «анонима».
Я поглаживаю взглядом её плечи и руки, чувствуя, как молчание затягивает на моей шее петлю.  И ведь надо же хоть что-то сказать...но что?
Сейчас мне очень смешно над собою. Но это не тот смех, что становится исчадием веселья или пошлых анекдотов. Это смех ребенка над одноглазым млекопитающим: смех жалости, смех сквозь боль и истерику, больной и обезумевший смех. Страх быть осмеянным, непонятым и показаться жалким.
Взгляд, подобно серфингисту, скользящему на бешеной скорости по волне, спешит вдоль линии, отделяющей кремовую кожу от ткани ее платья. Её кожа имеет цвет топленого молока и созвездия из нескольких родинок на плечах шее. У всех девушек,  что нравились мне были родинки, это как маленький пунктик и фетиш, который я вполне могу позволить себе. Но у нее они самые прекрасные из всех что я видел. Она стоит, сложив руки у самой талии и, кажется, ждет от меня чего-то. Слегка ссутулившись и небрежно закинув голову чуть назад, смотрит в куда-то внутрь себя, а в глазах отражается боль. Да, видимо ей так же несладко как и мне, но в ее глазах я вижу и что-то, что есть в моих, когда я вижу ее... Петля молчания всё туже затягивается на моей шее.
Я не могу оторвать взгляда от кожи на её шее. Темные волосы струятся по дорогой ткани одеяния и кончиками пробираются под него у самой груди, я завидую им, я завидую им и платью, завидую всему, что касается ее тела. Она глубоко вдыхает всего 2-3 раза в минуту, и, кажется, в эти моменты её грудь заполняется огнем, который горит в ее глазах, волосы становятся в тысячи огней рыжее, но стоит ей выдохнуть, как жизнь покидает её безупречное тело, она точно вянет. Это цветок, распускающийся и увядающий, а потом снова и снова... что доводит меня до безумия.
Это не может длится вечно, я необдуманно, каким-то детским, дрожащим голосом все же спрашиваю: Ты останешься?
После столь долгого общения на Вы, перехода к Ты и еще более долгого общения уже невозможно обращаться на вы. Я знаю ее вдоль и поперек. То, что она хотела рассказать и то, о чем лишь намекала. То, о чем говорят ее пристрастия, любимые вещи и цвета. Я не могу обращаться к ней на Вы так же, как и она не сможет ко мне. Мы слишком сильно вросли друг в друга корнями, что бы притвориться, что нас ничего не связывает. Слишком.
В голове тем временем пробегает анализ. Анализ нашей переписки, анализ ее внешности и сопоставление данных. То, что она знает меня не вызывало сомнений. Точно так же как и тот факт, что я весьма неприятен для нее. Взгляд пробегает по бровям, глазам и переносице. Прикидка на глазок возраста дает понятие о том, что она младше. Следовательно Хогвартс. По манере общения и речи, да и чего скрывать, на той встречи были только чистокровки, можно было выявить, что девушка с благородного факультета Слизерин. Взгляд пробежался по ее позе- закрытая. У нас был секс. Я слегка прищурился. Что ж, это не облегчает задачу, но по крайней мере ясно ее негодование, в школе я был не так осторожен, как сейчас и о моих похождения знали все. Скромнее надо было быть, Забини, скромнее. Жестом приглашаю девушку сесть за стол, ибо мои мыслительные мучения продолжаются едва ли более секунды. Мне не важно, что было в прошлом между нами, моя дорогая незнакомка, мне важно что будет между нами в ближайшем будущем.

Отредактировано Azazel Zabini (2013-07-08 00:01:20)

+1


Вы здесь » HP: Non serviam » Омут памяти » Как ты был со мной самый ласковый зверь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC