Вверх страницы
Вниз страницы

HP: Non serviam

Объявление

Приветствуем вас на FRPG «HP: Non serviam»!

Скорее всего, вы не найдете здесь ничего, что уже стало обыденным на ролевых по миру Дж. Роулинг. Мы предлагаем вернуться вам к самым истокам давно известной всем войны, мы предлагаем вам откинуть все сомнения и окунуться в этот загадочный и волшебный мир магической Англии, мы предлагаем вам открыть историю 50-х годов, где гордые и честолюбивые маги только-только присоединяются к юному Темному Лорду, а Инквизиция смело шагает по их головам. Мы предлагаем вам знакомый, но по-новому захватывающий Туманный Альбион, и желаем потрясающей воображение игры.

» Свод правил » Сюжет » Список ролей » Занятые внешности » Устройство магического мира » Новости от администрации
» Акция О. Кастинг » Нужные персонажи » Акция I. "Инквизиция" » Акция II. "Ex ponto" » Акция III. "L'adolescence prophétique" » Акция IV. "Загубленное детство" » Акция V. "Меч правосудия" » Акция VI. "Сеть порока"

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА


03.07. Открыто продолжение сюжетного квеста "Шум и Ярость", ссылка - » картина 1, ст. Хэмптон Корт. Церковь Св. Марии.
26.06. Стараниями мистера Блетчли у нас появилась полная информация о структуре и деятельности Инквизиции. Ссылка - » Инквизиция. Так же не забываем про голосование в 5-ти вечерах. Нам пора определиться с новой жертвой!
18.06. » Галлеоны [универсальный магазин]. Поздравляем Вивьен Лестрейндж! Почти единогласно она стала лучшим игроком июня!
17.06. » Галлеоны [накопление баллов]. Дорогие, у нас новая жертва для допроса с пристрастием - » 5 вечеров с Druella Black. А так же, поздравляем нашего первого и, надеемся, не последнего модератора со вступлением в должность - Constance Norton. Пожелаем ей удачи в этом нелегком деле!
16.06. Внимание, внимание! Открыта новая срочная акция - » Акция О. Кастинг - торопитесь занять двух потрясающих персонажей по пробному посту!
16.06. Уважаемые гости и любимые игроки! Мы готовы порадовать вас новым и удобным объявлением. Теперь вся важная информация будет находиться в скором доступе. Мы обновили дизайн, чтобы угодить всем летним переменчивым настроением и поддержать волшебную атмосферу. А так же, с этого дня мы запускаем чудесную новостную ленту: о прошлых и грядущих событиях вы узнаете именно из нее.
16.05. К маленькому Дню Рождения нашего форума мы подготовили первый выпуск газеты. Торопитесь узнать последние новости из мира магии!
16.04. Итак, тройное ура в честь нашего официального открытия! Мы приветствуем вас у нас и приглашаем окунуться в волшебный мир Магической Англии. Прогуляйтесь по нашим улочкам, а с вопросами ждем в гостевую на чашечку чая.
СОВЕТ МАГОВ


модераторы: Catherine Gautier и Lucrezia J. Swan

ОБ ИГРЕ

» картина 1, ст. Хэмптон Корт. Церковь Св. Марии

» картина 1, сп1. Пожиратели Смерти.
» картина 1, сп2. Аврорат.
» вечер встреч
» the first bell
ЛУЧШИЙ ПОСТ

Письмо… В том, что это почерк его супруги, сомнений никаких не было. Как и в том, что писала она. Перечитав несколько раз послание, и вновь закурив, Лестрейндж уничтожил этот листок бумаги. Наблюдая, как буквы исчезают в пламени. Как просто. И как сложно. Я качусь в какую-то пропасть, с отчаянием думал Данталиан, рассеянно закуривая еще одну сигарету. Каждый час, каждую минуту все становится только хуже, хотя, казалось бы… куда дальше? Почему раньше всегда хотел найти выход, более того – в глубине души всегда знал, что он есть, он рядом, нужно просто не бояться и протянуть руку… А сейчас… Сейчас, кроме как – напиться, ничего больше придумать не получается… Данталиан прикрыл глаза, вспомнив, как однажды мать сказала ему, что, если ему так хочется видеть вокруг себя людей, идеально похожих на него самого, ему стоит окружить себя зеркалами. Жестоко, но правда. Вивьен была такой, какой она была… и, возможно, именно это и притягивало к ней настолько сильно. Притягивало так, что любое раздражение могло схлынуть, смываясь волной, стоило только увидеть ее точеный профиль. Увидеть, как она поворачивается навстречу, как на ее лице вспыхивает озорная, непокорная улыбка – и тут же хочется забыть обо всем на свете, лишь бы это никогда не закончилось… читать продолжение
Dantalian Lestrange

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Non serviam » Омут памяти » unexpected meeting


unexpected meeting

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

дата, время: 20 сентября 1950 года, 12:00
место действия: дом Блэк
направленность: встреча давних знакомых
участники событий: Sybill Meier, Antonin Dolohov

0

2

- русь-матушка -
- И что вы мне предлагаете? - холодно поинтересовался Антонин у одного из железнодорожников, который что-то мямлил о нехватке билетов. Срочное возвращение, подкрепленное срочными же, внезапно появившимися планами, операциями, делами, грозило сорваться из-за какой-то неразберихи в стане международного сообщения. И Долохов, злой как черт, едва сдерживался, чтобы не применить непростительное к своим недалеким сородичам. В очередной раз выслушав бредовый поток извинений в свой адрес, Антонин решил, что проще будет потребовать у русского Министра Магии его личный портал в Англию, чем добиться у этих идиотов билета на поезд. Но Мерлин, Один и другие великие боги, видимо, услышали тихие русские молитвы сквозь зубы, и совсем скоро, раскланиваясь и пища, работник кассы все-таки вручил Долохову долгожданный билет, бесплатно. Ну, хоть что-то за такие нервы. Антонин был крайне пунктуален, и в его планы не входило опоздание. Да и чем раньше он прибудет в Англию, тем быстрее сможет рассказать о последних важных новостях Темному Лорду из-за рубежа.
Сев в поезд Долохов позволил себе немного расслабиться: в ближайшей видимости пока еще никого не было. Самое страшное, что сей прекрасный поезд ехал только до морских границ, а дальше, извольте - по водному сообщению и никак иначе. Нет, определенно, стоило использовать портал. Радовало Антонина только то, что магические поезда ходили гораздо быстрее маггловских. И корабли, тоже. Уже сегодня утром Долохов должен был оказаться в Англии. Уже утром. Антонин, поразмыслив несколько минут, запечатал дверь в купе заклинанием и прикрыв глаза блаженно заснул.

- альбион - батюшка -
Долохов с трудом вспомнил координаты дома Лестрейнджей, по которым, к тому же, обитал Темный Лорд. Сам Антонин бывал там пару раз перед отъездом, но с тех пор прошло уже чуть больше года и много воды утекло. Где-то Долохов даже слышал, что Лестрейндж женился: но сейчас мужчине было не до таких деталей. Он аппарировал к поместью и, не останавливаясь, направился к Риддлу. За пазухой у него было слишком много новостей, чтобы их откладывать. Но и вместо вполне адекватного и уместного разговора по делу вышла какая-то меланхолия. Темный Лорд, задумчивый и неприступный, вручив Долохову посылку, будто тот - курьер, почти сразу сплавил его в дом к миссис Блэк. Миновав собственное негодование, молодой человек отправился выполнять новое неясное дело.
Антонин, появившийся на Туманном Альбионе буквально в последний час, был неприятно удивлен тем, что первое поручение, выпавшее ему, было связано с посещением дома Блэк: довольно мелкое поручение, которое, почему-то, Темный Лорд велел держать чуть ли не за семью печатями. Все дело заключалось в том, что Антонин должен был лично передать миссис Блэк зачарованное письмо и такую же посылку от Тома, которую, из-за совершенной секретности нельзя было переслать с обычной совой, и вся эта личность, и вся эта секретность довольно сильно раздражала Долохова. Он толком не успел отдохнуть после довольно продолжительного пути, как его сразу засунули в такие не притягательные обстоятельства. Мало ему проблем с одними чистокровными снобами, так его отправили к другим. Правда, к чести Вальбурги, она редко велась на его язвительные провокации, а если велась, то всегда могла достойно ответить.
Антонин с неутешительными мыслями аппарировал к кованым воротам, ограждавшим старинный дом от посторонних глаз. К Долохову сразу подоспел домовик, который, узнав о цели визита, провел дорогого гостя в дом, отобрав, предварительно у него мантию. Молодой человек, тяжело вздохнув, вошел внутрь, чтобы из приветливого сентябрьского денька оказаться в темных закоулках чужого дома. Он прошел в гостиную, как и полагается, ожидая с минуту на минуты хозяйку, но ее все не было. Антонин, который намеревался решить все вопросы быстро, сначала бороздил широкую комнату вдоль ее длинной стороны, а затем, поняв, что это делу не поможет, сел в кресло, закинув для солидности и недосказанности недовольства ногу на ногу. Но, в какую-то секунду, Антонин услышал тихие чужие шаги, а потом и их хозяйку, только совсем не ту, которую так долго ждал. В гостиную вошла девушка, появление которой сразу заставило Долохова принять учтивую позу - то есть встать, почти вскочить, что не склонно для его характера вообще. Усталость не позволила Антонину сразу узнать свою давнюю хорошую знакомую, но только в первые несколько секунд.
- Сибилл? - с легким оттенком вопроса произнес Долохов, чуть прищуриваясь, и с некоторым удивлением разглядывая девушку. Что могло занести эту прелестную немку сюда - Антонин терялся в догадках. Да и с момента последней их встречи прошло несколько лет.

+1

3

Сегодняшний день был для Сибилл довольно суматошным. Вечером Вальбургу ждали на каком-то светском приеме, а значит для ее компаньонки нашлась работа. Необходимо было сделать все, чтобы молодая фрау Блэк выглядела блистательно, согласно ее благородному происхождению, и, вместе с тем, не слишком скучно. Молодой светской красавице это не пристало. Но у Сибилл было все под контролем. Со свойственной ей практичностью и любовью к порядку, девушка давно упорядочила свою работу, доведя  ее до четкой Системы: все вовремя, все по часам. Нет ничего прекраснее порядка и пунктуальности. Ибо из них черпаешь уверенность в том, что все пойдет как надо.
Просмотрев все требования дресс-кода, сопоставив их с погодой, вкусом хозяев вечера и конечно же предпочтениями самой Вальбурги Сибилл принесла той всего два платья на выбор. И когда хозяйка, не долго думая, выбрала подходящее –принялась за прическу. И совсем скоро, когда молодая Блэк была готова, налила той чашечку ароматного кофе по-венски и направилась к себе .
Вот уже пять лет Сибилл верой и правдой прослужила дому Блэк и за это время ни на секунду не пожалела об этом.
Блэки были добры к ней: предоставили достаточно красивые и просторные апартаменты в замке, исправно и довольно много платили. Да так, что девушка могла содержать свою милую крошку Гретхен, включая даже няню. Ее молодая хозяйка –Вальбурга относилась к ней по-дружески. Благо они были ровесницами. И частенько по вечерам девушки болтали за чашкой ароматного кофе. Именно Сибилл Вальбурга доверяла свои секреты, даже такие, которых не могла рассказать родным. Сама Сибилл очень привязалась к этим людям: гордым, суровым, довольно жестоким, но по-своему обаятельным, умеющим быть благодарными, способным протянуть руку помощи, когда нужно. Вот уже много лет у Сибилл не было друзей кроме Вальбурги. Почти все, кого она любила, кем дорожила –погибли в той страшной войне. Из близких у девушки остались лишь ее младший брат Вольфганг, недавно окончивший Дурмстранг и 7-летняя малышка Гретхен, ее племянница, оставшаяся сиротой. Гретхен почти не помнила своих родителей и давно уже считала Сибилл своей матерью. А та заботилась о ребенке со всей любовью, на которую только была способна. На малышку уходило очень много денег. Сибилл хотела, чтобы та ни в чем не нуждалась, поэтому у девочки было все, о чем только можно мечтать: красивый дом, дорогие наряды и игрушки, хорошая еда и милая молодая няня-француженка. С одной стороны этого было достаточно. Но с другой… она часто тосковала по «Mami Sybill», а та не могла видеться с ней слишком часто. Девочка жила в Германии, а Сибилл, из-за работы, не могла часто туда ездить.
Но сейчас, по прошествии почти 5 лет с приезда к Блэкам, у Сибилл  появилась надежда, что когда-нибудь, в скором времени, она откроет магазинчик редких зелий, как она мечтала. У девушки был настоящий талант к зельеварению, она изобрела достаточно много интересных зелий и подумывала о том, что они смогут приносить доход.
Еще больше ее радовала маленькая, казалось бы неприметная подшитая книжица. Ее девушка привезла с собой из Германии и берегла как реликвию. Может из-за того, кому она принадлежала раньше, может из-за того, что она там нашла. Но жизнь определенно налаживалась.
Вечер сегодня у нее был свободный, поэтому Сибилл  решила отправиться в Лютный переулок, купить там пару нужных ей компонентов для зелий. Девушка надела свое любимое синее платье, расшитое кружевом: элегантное, но чуть мрачноватое, мантию с куньим мехом, и, отправилась в гостиную, ожидая найти там домовика Кикимера. Необходимо было отдать тому распоряжения насчет уборки.
Но, войдя в гостиную, Сибилл застыла от удивления. Там в кресле сидел мужчина, которого она меньше всего ожидала там увидеть. Антонин Долохов, старый друг и соратник, с которым Сибилл не виделась вот уже несколько лет.
Впервые они встретились в Германии, на празднике у одного из общих знакомых. Обоим было тогда лет по 17. И Сибилл усмехнулась, вспомнив как сильно Тони отличался от присутствовавшей там молодежи, большинство из которой было избалованными отпрысками богатых семейств. Не слишком умные и эрудированные, капризные и высокомерные они не представляли для Сибилл интереса. Поэтому они с Антонином сбежали из бальной залы, бродили по замку, разговаривая на тысячи разных тем, смеясь и путаясь в переходах.
Долохов много рассказывал о своей Родине. Далекая Россия, холодная и загадочная выглядела для юной немки удивительной и невероятно притягательной. Еще бы! Страна, с прекрасной, столь непохожей на ее собственную, культурой, с огромным множеством удивительных существ, разбросанных по ее невероятных размеров территории, страна, где можно было увидеть настоящее северное сияние. Это завораживало. И Сибилл решилась, по приглашению Антонина посетить его Родину. Почти сразу после окончания Шармбатона, она приехала к нему в гости. Эта встреча была довольно короткой. Ведь дела, творящиеся в Европе в то время, не давали слишком уж много возможностей для таких путешествий. Но и за пару дней девушка успела очароваться этой северной страной. Также она успела получше узнать и самого Долохова. За то недолгое время пока они общались, тот оставил о себе хорошее впечатление. Серьезный, рассудительный, хладнокровный человек, он был так похож на саму Сибилл, что ей было приятно с ним общаться.
Но их общению не суждено было затянуться. Едва вернувшись в Германию, Сибилл попала в водоворот войны, в который уже были втянуты почти все ее родные. Они воевали на стороне Гриндевальда, и, будучи одними из самых верных его сторонников, погибли, оставив девушку одну с двумя детьми на руках.
А потом был переезд в Британию и служба, снова служба, но уже Блэкам. С тех пор они не то что не виделись –даже не списывались.
И вот теперь для Сибилл было чем-то удивительным встретить здесь своего старого друга.
Долохов при виде ее встал с кресла. - Сибилл? - с легким оттенком вопроса произнес он , чуть прищуриваясь, и с некоторым удивлением разглядывая девушку.
Сибилл поспешила подойти к нему. –Да, Тони, это я. Много воды утекло с тех пор как мы не виделись. И вот теперь я здесь, ты, видимо, тоже связал свою жизнь с Островами. –сказала Сибилл спокойным тоном, но, сияющие радостью глаза говорили сами за себя. Она помолчала немного, разглядывая мужчину, затем добавила. –А ты изменился с нашей последней встречи. Так возмужал и твой взгляд… так изменился. Ты многое пережил, вне всякого сомнения.

+1

4

Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма. О. Мандельштам.

Антонин, который в последнюю половину суток чувствовал только бесконечное раздражение и недопонимание, впервые услышал среди собственных эмоций что-то сродни радости. Он был приятно удивлен. Вместо Вальбурги первой его встретила Сибилл, воспоминания о которой существовали только положительные. Но, сравнивая ее с теми воспоминаниями, Долохов не мог не восхититься какой одновременно простой и изысканной, молодой и взрослой она стала. Почти ничего от той твердой юной девочки-немки с холодными глазами. Антонин всегда относился внимательно к окружающим, особенно к женщинам, поэтому продолжал отмечать кое-какие новые детали образа своей старой знакомой. Она была ему интересна, как будто он видел ее впервые, хотя, в какой-то степени, это так и было.
Долохов довольно скоро взял себя в руки и позволил себе легкую улыбку. Он сделал шаг вперед, чтобы поцеловать девушке руку. - Рад встрече, - даже не представляешь насколько, дорогая Сибилл. - И рад, что ты по прежнему не похожа на кисейных барышень, - с улыбкой продолжил он. Сомнительный комплимент, но, кажется, Сибилл он должен прийтись по вкусу. Она же не елейная особа с истеричными замашками и постоянными обмороками, коих он знавал в каждой элитной семье. Нет, Сибилл довольно жесткая и непримиримая особа, насколько он успел распробовать ее характер тогда, почти пять лет назад. Или больше? Память Антонина довольно часто подводила, особенно с датами, временами и числами. Можно скинуть на разницу в часовых поясах, конечно, но... - Англия заманчива, стоит побывать здесь один раз - и она пускает тугие корни в твоей груди, - лукаво произнес Антонин, максимально и заранее уводя возможные расспросы о причинах его появления на этом гуманном острове. В связи с ближайшими планами Темного Лорда глупо делиться о нем и о его деятельности информацией с кем бы-то ни было, даже с хорошими давними знакомыми, даже с теми, кто умеет держать язык за зубами.
Долохов внимательно слушал Сибилл. Возмужал? Кажется, мать сказала ему перед отъездом тоже самое, только в каком-то своем печально русском манере, будто провожая сына на каторгу в Сибирь, а не по делам в гостеприимный Лондон, где Антонин имел пусть не официальный но заработок и развлечения, тоже неофициальные, конечно. - Взгляд? - на этот раз вслух. Взгляд. О таком мать ему не говорила, поэтому Антонин почти искренне удивлен. Приятно слышать о переменах.  - Может быть, со стороны виднее, - усмехнувшись ответил Долохов, незаметно проигнорировав ту часть, что про пережил. Хотел бы он отдать все, чтобы это было действительно так. Его же должна была хоть как-то изменить жизнь на две страны, на две магии, почти на два лагеря. А пережил - пережил, слишком громко сказано. Что ему переживать? Отлучку из Англию, а потом наоборот? Нет, это что-то вроде длительной командировки. Уход с головой в Темную Магию? Это, кажется, единственное, что могло его сколь чуть изменить.
- А что ты здесь делаешь? - чуть сменив интонацию спросил Антонин. Насколько ему не изменяла память, Майер не имела никакого отношения к семейству Блэк, никакого родственного точно, а в доме этом она явно чувствовала себя почти хозяйкой. Да и если он не любил личных вопрос в свой адрес, то это не значит, что он не любил задавать подобные в чужой. Тем более, Долохов всегда хотел знать все. Упустив целый год из жизни Англии, он собирался быстро наверстать его по количеству полученной информации, а не только отданной. Антонин, наконец, отложил письмо от Темного Лорда в сторону, на какой-то кофейный столик, мысленно отмечая в голове галочку - забрать и передать Вальбурге лично, а то Том его потом в рогалик скрутит за малейшее нарушение рецептуры действия. - Выглядишь на высоких правах, - но на правах ли? По тому, как смело вела себя здесь Сибилл, Антонин мог сделать только единственный вывод - не гостья. А так в голову Долохова закрадывались самые разные подозрения. Самые разные и фантастические, которые он смелым жестом отметал в сторону. Фантастики в его жизни хватало и так, чтобы привносить ее в превратную реальность. - Я, в общем-то, к Вальбурге, - сказал Антонин наконец, - С совершенно секретным письмом от мистера Риддла, - ухмыльнулся Долохов, уже сейчас догадываясь о секретном содержании этой записки и прилагающейся к ней посылки. Только недавно Том писал ему, что Блэки отказались участвовать в открытом противостоянии на его стороне. И, очевидно, он и сейчас пытался надавить на Вальбургу всеми возможными методами, всеми способами. Только сам Долохов считал, что все это бес толку, абсолютно бессмысленное действие или действия - Блэк упертая как бык никогда не согласится на то, отчего успела отказаться. Исключительно из принципа. - Знаю, о нем ходит постоянный шум в аристократических сплетнях, - пояснил Антонин то, что считал Сибилл осведомленной, называя имя Тома. И все-таки целый год - жуткая пропасть, из которой Долохов собирался вылезти как можно скорее. Он ненавидел чувствовать себя ограниченным в информации, а официальные источники никогда не оглашали истинных причин. Хотя, опять же, в письмах за этот год упоминалась какая-то новая газетенка, отвечающая головой за правдоподобность своих печатных знаков. - И как давно ты здесь? - кажется, это последний вопрос, который интересовал Антонина, пока что. И он надеялся, что все ответы будут достаточно полными, чтобы он смог составить полную картину ситуации происходящего и произошедшего.

+1

5

Долохов довольно скоро взял себя в руки и позволил себе легкую улыбку. Он сделал шаг вперед, чтобы поцеловать девушке руку. - Рад встрече, - даже не представляешь насколько, дорогая Сибилл. - И рад, что ты по прежнему не похожа на кисейных барышень, - с улыбкой продолжил он.
Сибилл усмехнулась:- Слава Богу, не похожа. Вся кисея в моей душе разлетелась в клочья вот уже пять лет назад. Сейчас я скорее из стали. И я тоже очень рада встретить тебя здесь. Сколько времени прошло с тех пор, как мы в в последний раз виделись.
Да, из стали. Ах как наивна я была когда-то, когда верила в стабильность жизни. В то, что стоит только придерживаться заведенного порядка –и жизнь будет размеренной, стабильной и спокойной. За эти годы от той наивной девочки не осталось и следа. Теперь на ее месте была валькирия, суровая, безжалостная, всегда готовая к бою, все равно с судьбой ли или с людьми.
- Англия заманчива, стоит побывать здесь один раз - и она пускает тугие корни в твоей груди, - лукаво произнес Антонин.
-Возможно у иных людей. –задумчиво произнесла девушка. –Но вот из моего сердца ничто не вырвет образ милой Германии. Мне кажется, что нигде я не могу быть так счастлива как там. Несмотря на всю ту боль, которую я там познала. Англия –хорошая страна. Мне грех жаловаться на нее и на людей, живущих тут. Меня приняли очень радушно. Но это все не то. Как много бы я отдала сейчас за возможность оказаться вновь в Потсдаме, пройтись по каменным набережным быстротечного Хафеля, вдохнуть упоительно-сладостный запах цветущих лип в аллеях Сан-Суси, вновь увидеть родных.
Мысли о Германии словно погрузили Сибилл на миг в сладостный мираж воспоминаний. Перед глазами пронеслась милая сердцу Родина, их небольшой, но красивый дом, лица родных… Нет! Сейчас нельзя об этом думать! Я не могу позволить себе размякнуть как какая-нибудь неженка! –усилием воли девушка остановила опасные «миражи».  Не стоило сейчас поддаваться воспоминаниям. Она вернется к этому как-нибудь попозже.
.  - Может быть, со стороны виднее, - усмехнувшись ответил Долохов, незаметно проигнорировав ту часть, что про пережил.
Так выглядят глаза того, кто привык убивать, у кого убийство уже не вызывает ни страха, ни отвращения. Те, кто перешли этот ужасающий Рубикон. Для таких людей уже нет пути назад. Поэтому их глаза, как и их душа меняется раз и навсегда. Конечно, Сибилл не сказала этого. Но подумав, первым делом вспомнила свое первое убийство. Убийство предательницы Марты Эрлих, их соседки, открывшей аврорам время и место их рейда. Мерзавка, которую Майеры столько лет считали другом семьи, сразу же, при первой удобной возможности, написала донос в полицию. Это и стало причиной гибели стольких близких Сибилл. И она даже посмела первой принести той эту горестную весть. Сибилл вспомнилось , как улыбнулась тогда ей через силу, поблагодарив за «участие», поспешила проститься. Как, уложив спать маленькую Грете, пошла к себе в комнату и всю ночь варила зелье. Страшное зелье, которое изобрела сама, зелье, выпускающее наружу все страхи, которые только были в человеке.Сибилл впервые сильно захотелось, чтобы другой человек страдал. Даже не просто умер, а именно мучительно.  Девушка собрала по «закромам» последние редкие компоненты, чтобы купить которые ей пришлось продать часть своих платьев, еще раз проверила все ли на месте и сварила. Небольшая скляночка с жидкостью грязно-зеленого цвета была припрятана ею в карман.
На следующее утро Сибилл навестила Марту и, улучив момент вылила содержимое склянки ей в кофе. После первого же глотках в глазах Марты показался ужас, из горла вырвался ужасающий крик:- Помогите, Сибилл, деточка, он здесь! Он пришел за мной! О, как больно…ааа… Женщина долгое время каталась по полу в агонии, затем схватив со стола нож, с криком вонзила его себе в грудь.
А Сибилл стояла в стороне и смотрела. А в сердце ее поднималась ранее неведомая девушке радость: радость мщения, радость победы. Впервые девушка не только убила, она наслаждалась мучениями своего врага. Трусливая старуха умерла так же, как жила –в страхе. Страх сделал ее предательницей, страх же и погубил. Никто не убил бы ее лучше, чем собственная трусость. Что ж. Она получила по заслугам. Но и Сибилл принесла в тот день свою первую жертву. Отомстив за родных, она разрушила спокойствие и невинность своей души. С того дня она стала другим человеком. Хладнокровным убийцей.
А потом она расправилась также и с прямыми убийцами ее родных, убив каждого лично, и опять с помощью своего искусства зельеварения. Приехав же в Англию, Сибилл присоединилась к Пожирателям Смерти, тем самым окончательно распрощавшись с мирным периодом своей жизни.
Поэтому не мудрено что она научилась и в других безошибочно определять себе подобных.
- А что ты здесь делаешь? - чуть сменив интонацию спросил Антонин.
-Что делаю. Я теперь здесь работаю. Экономка, домоправительница, компаньонка фрау Блэк –все эти обязанности я исполняю вот уже не первый год. –Сибилл сказала это спокойным тоном, пристально наблюдая за реакцией Антонина. –Я многим обязана Блэкам. Они очень помогли мне тогда, когда я была на волоске от помешательства или же самоубийства. Дали мне возможность снова быть кому-то полезной, быть частью чего-то важного.
- Я, в общем-то, к Вальбурге, - сказал Антонин наконец, - С совершенно секретным письмом от мистера Риддла, - ухмыльнулся Долохов. . - Знаю, о нем ходит постоянный шум в аристократических сплетнях, - пояснил Антонин то, что считал Сибилл осведомленной, называя имя Тома.
-Тогда я сейчас же проведу тебя к Вальбурге. Она отдыхает перед приемом, но это письмо, думаю ждет . А ждать долго она не любит. –Сибилл произнесла это с небольшой иронией, она была в курсе всех интриг и перипетий, которые связывали этих двоих, но открывать их Антонину она не имела права. –Да, я в некотором роде, знакома с Милордом. Имела честь быть ему представленной.
Сибилл, после принятия ею Метки не смела отзываться о Темном Лорде иначе как Милорд или Господин. Так она, да и вся ее семья раньше называли Гриндевальда, который был очень дружен с ее отцом, верным своим сторонником. Но теперь обстоятельства изменились. Гриндевальд был в Нурменгарде и Сибилл, волею случая, присягнула на верность Риддлу. А присягнув однажды, она уже не могла нарушить присягу. Такова была ее честь, такова была честь ее рода. Она слышала о том, что Долохова связывали с Лордом весьма дружественные отношения. Этим она и объяснила некоторое панибратство, услышанное в тоне первого.
- И как давно ты здесь? - кажется, это последний вопрос, который интересовал Антонина, пока что.
-Уж пять лет. Но не здесь же обсуждать все это. Если ты сегодня свободен, я бы с удовольствием посидела с тобой где-нибудь . Думаю, нам есть что обсудить, что вспомнить, о чем поговорить. –Сибилл посмотрела Антонину прямо в глаза. Зрительный контакт длился всего минуту, затем она сказала. –Пойдем, Вальбурга, думаю, уже заждалась это письмо.

Отредактировано Sybill Meier (2013-07-08 16:22:37)

+1

6

- Боюсь, что событий прошло гораздо больше, чем времени, - в тон Сибилл ответил Долохов. Жизнь - странная штука. Часто, через много лет люди остаются прежними, а иногда - меняются в одночасье, за какой-то день или пару секунд: именно столько потребовалось Антонину для первого убийства. - Но, если мы живы, значит справились с собой, - резонно продолжил мужчина. Точнее, если мы живы - у нас всегда будет время справиться и исправить любые свои ошибки. В жизни можно исправить все, кроме смерти.
За последние несколько лет Долохов научился безошибочно определять меру, грань между этими двумя превратностями судьбы. Когда ты находишься от зеленого луча на расстоянии короткого волоска - все меркнет - а потом ты просто учишься ценить жизнь во всех ее проявлениях.
- Мне либо не повезло с родиной, либо я от рождения - не патриот, - Антонин бывал в Германии, но, честно, эта страна его не впечатлила. Хотя, говорят, каждому свое. Долохов никогда не относился к России с такой меланхолии, потому что никогда не чувствовал себя там уместным, своим - скорее так, нечто вроде чужестранца или мальчика на птичьих правах. Россия, с новым режимом, да и старым тоже, никогда его не влекла. Он не видел в ней красоты: разве что столичные купола, но это не трогало максимально антирелигиозного и беспринципного Долохова. Может быть, раньше, когда ему было лет пять - он всматривался в их золото с благоговением, но не сейчас. Сейчас на смену всему этому пришло глубокое, не выкорчевываемое презрение. Презрение к своим же корням. Разве что - водку делали русские хорошо.
- Что делаю. Я теперь здесь работаю. Экономка, домоправительница, компаньонка фрау Блэк –все эти обязанности я исполняю вот уже не первый год, - брови Долохова в удивлении взлетели вверх. Но следующая фраза Сибилл шокировала Антонина настолько, что на его лице не отразилось никаких эмоций вовсе. – Я многим обязана Блэкам. Они очень помогли мне тогда, когда я была на волоске от помешательства или же самоубийства. Дали мне возможность снова быть кому-то полезной, быть частью чего-то важного, - нет, определенно, нельзя прерывать общение с такими сильными дамами: они, действительно, либо погибают, либо сходят с ума, когда дело касается их собственного бессилия. А бессилие, как считал Долохов, самое страшное из возможных чувств, испытываемых человеком.
- Мне жаль, что, - Антонин запнулся. Не было на тебя времени? Не было возможности? Он остановился, подбирая фразу, которая больше всего подходила под смысл, что кружился и в голове, и на языке. - Меня не было рядом, - еще тогда, за несколько встреч, Сибилл глубоко запала ему в душу. Задней мыслью Долохов догадывался до того, что могло случиться, и понимал, что, скорее всего, Майер просто было не к кому обратиться. Не к кому, хотя, может, и гордость не позволила. Кто знает. Но те, кому ты дорог, часто не ждут просьбы .
Последние несколько лет Антонин погряз в Темной Магии, завис, как в болоте, добывая для Темного Лорда самые разные фолианты с описаниями ритуалов и прочего, прочего, прочего. И, конечно же, для себя, для себя добываю ту магию, с которой, очевидно, никто и никогда не знакомится в школе и на практики у мастеров-преподавателей.
А теперь о Вальбурге. Действительно, эта женщина ждать не любит. Она вообще не любит, когда что-то не по ее. Так же, как и Темный Лорд. Одинаковая парочка. Почти спелись.
- С Милордом? - уже почти рассмеявшись переспрашивает Антонин. - В таком случае, я могу говорить с тобой совершенно свободно, - теперь все ясно, просто очевидно. Долохов никогда так не называл Темного Лорда в чужом, непосвященном присутствии, да и знакомы с ним они были достаточно давно, чтобы делать друг другу реверансы. Но Сибилл... Удивлен, Долохов, удивлен. Поразительно. Кажется, давние знакомые выбирают схожие пути. И да, действительно, не здесь же это обсуждать. Долохов согласно кивнул. - Тогда, мне стоит тебя пригласить в какое-нибудь милое меланхоличное местечко, напоминающее о Германии, если хочешь, мы даже можем выбраться непосредственно на твою родину, не поверишь - кажется у меня где-то завалялся портал - доброжелательно произнес Антонин, оставляя себе пунктик в голове - говорить с Вальбургой вежливей, чем обычно. Кажется, Сибилл в ней души не чаяла. - Кроме письма - посылка, на заклятья можешь не проверять, я трогал ее руками, как видишь - без подвоха, - говорит он, припоминая слова Риддла о кольце, которое он передал Блэк. И до которого она так и не дотронулась в силу объективных причин. Кольцо-портал. Мерлин, Долохов никогда не думал, что Темный Лорд настолько настойчиво-романтичен. И когда он уже будет больше времени уделять делам, нежели этой чистокровной замужней пассии? - Надеюсь, что эта станет последней, - все же тихо и недовольно вслух промолвил Антонин, хоть ему раньше и не приходилось быть курьером между этими двумя.

+1

7

- Боюсь, что событий прошло гораздо больше, чем времени, - в тон Сибилл ответил Долохов. - Но, если мы живы, значит справились с собой, - резонно продолжил мужчина.
О, да. Событий с той поры прошло достаточно. Достаточно для того, чтобы изменить саму сущность человека, невольно закрутившегося в этом бешеном водовороте. Жалела ли Сибилл о том, что наивная девочка в ней разбилась на куски, уступив место "железной леди"? Скорее нет, чем да. Конечно определенные сожаления были. Но они были всецело посвящены разрушенному войной тихому, спокойному, размеренному укладу жизни, к которому, казалось, теперь не было возврата. А вот в остальном девушка чувствовала, что если бы не сила воли и внутренний стержень, она давно бы погибла. -Ты прав, произошло много чего и это многое так сильно повлияло на нас. -сказала она в ответ.
- Мне либо не повезло с родиной, либо я от рождения - не патриот, - сказал Долохов и Сибилл в ответ только удивленно вскинула брови. Раньше Тони довольно восторженно рассказывал ей о России. Может, конечно, для того, чтобы впечатлить. Но, чуждая излишнему тщеславию девушка сразу же отбросила такой вариант. Скорее всего он просто успел разочароваться в своей стране. Столько всего там произошло, многое из чего его явно не радовало, вот и выплескивает разочарование. Вслух же она сказала:- Все может быть. Но, как бы то ни было, я ни на что не променяю свою милую Германию. Иногда мне кажется, что она уже стала частью меня, что во мне, где-то там. -она указала на область сердца. -живет ее огонь и ее сила. Это помогает бороться дальше.
На ответ о том, что она тут работает, Тони отреагировал неожиданно.
- Мне жаль, что, - Антонин запнулся.  - Меня не было рядом. Девушка ожидала, что тот скажет что-то общее, например,  что ему жаль видеть девушку столь высокого происхождения, вынужденную прислуживать. Но как видно он действительно хотел быть рядом. Сибилл несколько смутилась, но, справившись с волнением, ответила: -Это не твоя вина, Тони. У тебя были свои дела, да и ты , находясь далеко, не мог знать насколько была ужасна та война, охватившая Германию. Именно там было средоточие всех боевых действий . И мы не смогли остаться в стороне. Тем более что папа остался верен нашему Господину и вся наша семья тоже обязана была последовать за ним. Как хорошо, что мне  удалось спасти хотя бы детей.
- С Милордом? - уже почти рассмеявшись переспрашивает Антонин. - В таком случае, я могу говорить с тобой совершенно свободно.
-Несомненно, ты можешь. Я думаю, что теперь мы с тобой в некотором роде коллеги. -Сибилл рассмеялась в ответ. Забавная ситуация, когда двое знают о чем идет речь, но вынуждены говорить об этом полунамеками.
Долохов согласно кивнул. - Тогда, мне стоит тебя пригласить в какое-нибудь милое меланхоличное местечко, напоминающее о Германии, если хочешь, мы даже можем выбраться непосредственно на твою родину, не поверишь - кажется у меня где-то завалялся портал - доброжелательно произнес Антонин.
Сибилл счастливо улыбнулась, наверное в первый раз за довольно долгое время. Неужели у нее будет возможность вновь, хотя бы ненадолго вернуться в милую Германию, по которой так тоскует сердце. О, да она уцепиться за любую такую возможность! -Было бы прекрасно посидеть именно в Германии. Я так давно там не была. Я... была бы тебе благодарна за такую возможность. Девушка посмотрела в глаза Долохову и благодарно улыбнулась ему.
Но сначала дела, отдых потом.
- Кроме письма - посылка, на заклятья можешь не проверять, я трогал ее руками, как видишь - без подвоха, - говорит он, - Надеюсь, что эта станет последней, - все же тихо и недовольно вслух промолвил Антонин.
Сибилл едва сдержала усмешку. Да, роль подобного посланника довольно хлопотна. Поэтому немудрено, что Антонин предпочел бы ей боевое задание. Не каждый может окунуться с головой в мир амурных интриг и семейных тайн.
-Хорошо. Я доверяю тебе. А теперь пойдем, отнесем ее фрау Блэк и тогда сможем и отдохнуть. -девушка хитро подмигнула Долохову и добавила. -Сладко отдыхается только с чувством выполненного долга.
Сибилл прошла в комнату Вальбурги, жестом приказав Долохову следовать за собой.

Отредактировано Sybill Meier (2013-07-09 23:16:46)

+1

8

Пусть серебро годов вызванивает уймою
надеюсь верую вовеки не придет
ко мне позорное благоразумие. Маяковский

Как ни странно, не только магическое шествие Гриндевальда по разным странам, но и маггловская разрушительная война сильно сказались на отдельных волшебных островках и Германии, и России. За это время Долохов успел явно разочароваться в менталитете своих сограждан и товарищей, которые, в низшем своем большинстве, старались урвать кусок себе и побольше, игнорируя народное бедствие. Антонин, конечно, не моралист, но неверности и подлости не принимал ни в каком виде. Подобные картины сильно пошатнули его веру в собственную родину и, даже, в себя самого. Но последнее было быстро развеяно фамильной гордостью и привычкой становиться лучше, чем хочется другим.
- К сожалению, Гриндевальд оказался не столько хорошим магом, как хорошим болтуном: обещал гораздо больше, чем мог сделать, - довольно резко отозвался Долохов. Лет семь назад он очень интересовался деятельностью этого волшебника, но был быстро разочарован его помешательством на Дарах Смерти - Антонин упрямо не верил в подобные сказки и считал Гриндевальда либо лгуном, либо сумасшедшим. Хотя, учитывая его дружбу с Дамблдором, первое подходило под образ гораздо больше. Кажется, Антонин даже видел его: когда-то давно Гриндевальд приезжал в Дурмстранг, оставив о себе не самое однозначное впечатление, скорее, самое неоднозначное. К тому же, жертвовать своей семье ради верности идеалом - как минимум, глупо. Чистой крови, к тому же столь образованной, довольно мало, и разбрасываться жизнью своих детей непозволительно никому.
- Несомненно, ты можешь. Я думаю, что теперь мы с тобой в некотором роде коллеги, - Сибилл рассмеялась в ответ. Отлично. Сказать, что Долохов наконец-то почувствовал что-то вроде раскованности - не сказать ничего. Значит, за последний год Том успел привлечь довольно много людей. Компания выходила самая разношерстная, и, кажется, появилось гораздо больше женщин. Странно, Риддл всегда относился к дамам с недоверием, но при этом всеми силами сейчас пытается перетянуть на свою сторону Вальбургу - проще было бы начать с ее мужа, по мнению Антонина, он уже давно "созрел". Еще до его отъезда в Россию.
Долохов не мог не испытать теплые чувства глядя, как искренне улыбается Сибилл. Говорят же, что нет лучшей награды для мужчины, чем счастливая женщина рядом. Значит, не врут.
- Тогда решено, - уж что-то, а порталы Долохов всегда носил с собой - мало ли какая ситуация, например, экстрадиция. А портал лишал многих формальностей и бумажек. А в случае преступления, мм, совершил - и уже заграницей. Никаких следов. Тем более, что на старых порталах никаких не фиксировалось количество и качество перемещений. Путешествуй сколь тебе будет угодно. - Сегодня же мы будем в Германии, там все и обсудим, - все-таки дому Блэк он бы не стал доверять важные разговоры. А сейчас Долохову было особенно интересно, появится ли Сибилл в Хэмптоне. И, на самом деле, Антонин не хотел бы ее там видеть. Как бы он не считал Темного Лорда не правым, он разумел одно: боевые грубые действия - не для дам. Пусть лучше тихо травят зельями и добывают самую разную информацию с помощью своего безграничного обаяния. В этих делах стоило бы полагаться только на женщин.
Черт, он опять забыл об этой посылке. Видимо, сознание Долохова так хотело отделаться от этого подарочка, что вытесняло его образ из памяти.
- С удовольствием быстрее отделаюсь от подобных писем и презентов, - усмехнулся Антонин, следуя за Сибилл. - Возможно тогда, Милорд быстрее переключиться на ближайшие дела, нежели, - но не договорил. Не ему осуждать замашки Риддла. Нравится ему эта Блэк - пусть бьется, правда, все равно бес толку, чистокровные не разводятся и своим положением, особо не жертвуют. Может еще побьется месяца два - и надоест ему. Или получит, что хотел - и отстанет. Все равно, исход скорее всего будет одинаков, а как еще? Тем более, Долохов не хотел лишний раз указывать, что пусть и наследник Слизерина, но все-таки полукровка, а для Блэков этот вопрос столь важен, что даже будучи незамужней, Вальбурга не предоставила бы ему никаких шансов.
Антонин шагнул в комнату за Сибилл и, подавив тяжелый вздох и подождав, пока девушка представит его, начал говорить.
- Мистер Риддл велел передать лично вам, миссис Блэк, впрочем, на этом моя миссия окончена, - не смог не добавить он в конце, надеясь, скорее покинуть этот дом вместе с Сибилл и предаться более приятным разговорам.

+1

9

[audio]http://www25.zippyshare.com/v/63970373/file.html[/audio]

вдохновиться

http://s019.radikal.ru/i617/1307/f0/b22f6e0ae104.jpg
http://s55.radikal.ru/i149/1307/bc/3538d0c944ca.jpg
http://s43.radikal.ru/i101/1307/f6/52719e80b658.jpg
http://s004.radikal.ru/i207/1307/60/19925ffd1986.jpg
http://s018.radikal.ru/i515/1307/97/8c6881974b4a.jpg
http://s020.radikal.ru/i710/1307/5a/9b74e85d1cfb.jpg

Нет, Антонин совсем не верил Гриндевальду. Может быть потому, что так мало знал об этом великом волшебнике? Не знал как много талантов ему было дано, какой внутренней силой тот обладал. Да, в России о Гриндевальде почти не слышали. Самых своих верных последователей он нашел в Центральной Европе. После размолвки с Альбусом Дамблдором он разочаровался в Туманном Альбионе и обратил свои взоры на континент. Там у Гриндевальда нашлось немало сторонников, самым приближенным из которых, пожалуй, был Генрих Эберхардт Майер, молодой прусский волшебник из чистокровной семьи. Генрих был моложе Геллерта, поэтому стал тому чем-то вроде ученика. Майер поверил в силу своего учителя и поклялся ему на верность. И сдержал свою клятву. С тех пор он безукоризненно нес свою службу, за что был вознагражден доверием Гриндевальда. Тот открыл ему свои замыслы, а незадолго до той трагической битвы, он отдал Генриху тетрадь с изложенными в ней планами и всем, что ему уже удалось узнать про Дары Смерти. Дары Смерти должны были дать могущество самому Гриндевальду, а значит и укрепить положение волшебников, возвысить их над презренными магглами, разумеется под началом того же Гриндевальда. Геллерт планировал забрать тетрадь, когда все уляжется, но ему не было суждено это сделать. Он проиграл и был заключен в Нурменгард. Генрих же погиб в битве за своего Господина. Тетрадь попала в руки старшей дочери Генриха -Сибилл, которая решила сберечь тетрадь до лучших времен и постараться сделать так, чтобы ее содержимое послужит освобождению и возвышению ее хозяина.
Прочитав  все эти записи, Сибилл была удивлена тому, насколько далеко Гриндевальд продвинулся в своих поисках, ему оставался буквально шаг до победы. Но этого шага ему как раз и не хватило. Но ничего, она, Сибилл постарается помочь Господину в этом. Она не оставит его гнить в этой ужасной крепости!
Сибилл ужасно не любила скрытность, но все это она пока не могла рассказать даже Долохову. Слишком велик был риск. Может быть потом, когда она будет ближе к победе. Но не сейчас.
Поэтому в ответ на горькие замечания Антонина, она лишь сказала:- Ты не знаешь его, Тони. Он был очень талантливым и сильным волшебником. Ему не хватало лишь верных сторонников, способных пойти за него до конца. Но для моей семьи это было делом чести. Господин доверился нам и мы не могли его подвести. Майеры всегда сражаются до конца за свои идеалы, за свою верность. Так было завещано нам основателем нашего рода.
Но сейчас это не было самым важным. Важно было то, что Антонин раздобыл портал в Германию и они в скором времени направлялись в милый сердцу Потсдам.
- Тогда решено. Сегодня же мы будем в Германии, там все и обсудим, - эти слова Долохова прозвучали для Сибилл как музыка. Что может быть прекрасней возвращения после долгой разлуки на милую Родину. Сердце девушки учащенно забилось в предвкушении. Лицо озарила улыбка.
Но, прежде, чем отправиться в путь, нужно было завершить дела.
Сибилл отвела Антонина к Вальбурге и он отдал ей письмо. Письмо Вальбурга ожидала, судя по довольному выражению лица. Она поблагодарила "почтальона" и заверила Сибилл, что в этот вечер сможет обойтись без ее помощи.
Молодые люди вышли из особняка, Антонин достал портал. Взявшись за руки, они дотронулись до него и вот перед ними уже не хмурый английский пейзаж, а светлые , залитые солнцем аллеи Сан-Суси.
Сердце девушки защемило от восторга. Она и не надеялась на то, что так скоро сможет здесь снова побывать.
Тут все было таким родным. И вековые деревья, в тени которых она играла еще, будучи ребенком, и пруд с огромными важными зеркальными карпами, с прозрачной чистейшей водой, навевавшая такое спокойствие, и старый дворец. с триумфальной аркой, память о героическом прошлом великой Германии, и красивый кованый мост, как портал в этот прекрасный мир.
В воздухе пахло душистыми липами, из расположенной неподалеку кондитерской тянуло пряным сладостным запахом свежего кофе по их особому рецепту. А в аллее так хорошо пели птицы.
Если и было место, где Сибилл ощущала покой и умиротворенность, где могла забыться и не думать ни о чем плохом, то только тут. Девушка оглядывалась по сторонам, пытаясь раствориться в прекрасном чувстве единения с этим благодатным краем.

+1

10

интернациональные сегодня посты
------------------------------------------
Антонин никогда не видел смысла в идеалах. Не то чтобы совсем, но идеалы навязывали человеку чувство долга, поведение, определенную мораль. Идеалы связывали по рукам, а значит мешали плодотворной работе и саморазвитию.
Долохов поднял ладони вверх, демонстрируя, что не готов дискутировать на тему Гриндевальда и ему подобных. Его взгляды довольно разнились со взглядами Сибилл, а, как завещано традицией, в обществе не говорят о религии и политике. Поспорить или просто поговорить они смогут чуть позже, когда будет больше времени и аргументации. Тем более, что Антонин считал себя абсолютно правым, а в таких случаях он был особо упертым. Единственное, что вызвало у Долохова легкую улыбку: Сибилл говорит о Гриндевальде в прошедшем времени, а значит.. значит Темный Лорд не зря на нее положился.
Вальбурга моментально приняла и письмо, и подарок без лишних вопросов, будто бы ждала его уже более нескольких суток. Что вполне может быть. Все эти записочки попахивали плохой мелодрамой, но, теперь Долохова уже ничего не связывало. Они с Сибилл вышли из темного закоулистого дома Блэк, навстречу свежему воздуху. Антонин притянул к себе с помощью заклинания искомый портал - типичный портал для международных перемещений, прошелся по нему пальцами, убирая блок на случайное прикосновение и крепко взяв девушку за руку, коснулся его одновременно с ней.

- Германия -
Окружающий пейзаж разительно поменялся: все-таки английская тяжелая манерная погода давала о себе знать. Антонин любил ее, но сменить обстановку иногда не мешало, особенно, после такого затяжного и неприятного путешествия и прибытия.
Они шли по аллее, наслаждаясь тем, что поблизости никого не было, и тишину нарушали лишь медленные шаги магов, да пение птиц. Долохов краем глаза наблюдал за тем, как сразу изменилась Сибилл - расслабленная, улыбчивая, спокойная, как будто наконец-то окунувшаяся в свою стихию рыбка, по долгу обстоятельств на длительный промежуток времени выброшенная на берег старым, повязанным в водорослях неводом старика. И старик здесь вовсе не аллегория, а вполне реальный объект. Старик - Гриндевальд, который слишком много натворил бед, бед неразумных - подставить так много людей, которые шли за тобой, без оглядки, кануть в своей же тюрьме из-за своего же бахвальства - лучше бы залег в тень, затаился на некий срок, чтобы потом ударить, но нет - действия Гриндевальда больше напоминали предсмертную агонию раненой птицы. Подрезанный, подстреленный коршун сам стал добычей стервятников. И теперь в рейтинге темных магов появился новый, перспективный молодой человек. Пусть, любитель по-рисоваться, но в остальном, по мнению Антонина, Том Риддл сохранял истинно нечеловеческое благоразумие. То, коим должен обладать настоящий Темный Маг.
- Твоя нежность к родине вызывает уважение, - отозвался Долохов, всматриваясь в просторное светлое немецкое небо. Никаких отголосков прошедшей войны. Затишье не перед бурей, а после. Таков мир, которого так долго ждут, он строен и благоговеен. Только немного пуст и относительно холоден к чужестранцам. Своим себя Антонин чувствовал только в Англии. И никак иначе. - И все же, я бы очень хотел знать, что же произошло, - пауза, - Хотя бы за последний год, и, - Антонин задумался, чуть хмурясь, - Ты же появилась здесь раньше? - год это и, одновременно, очень много, и, одновременно, очень мало. Долохов редко бывал у Блэков, точнее - не бывал вовсе, и поэтому мог не видеть Сибилл. Если бы не сегодняшнее поручение Темного Лорда - он бы не знал о том, что она здесь еще очень долго. Судьба удивительная вещь. Полчаса назад Долохов хотел растерзать Тома за его неразумное и неприятное поручение, а сейчас даже был в чем-то ему благодарен за такую возможность. Может быть он знал? Да, конечно знал. Вполне возможно, и отправил его специально. Хотя, с целями и причинами всегда сложно, особенно  с таким проблемным человеком, как Риддл - сплошные комплексы, откуда только такие таланты? Все-таки кровь берет свое.

+1

11

Сибилл все еще пребывала в состоянии блаженства. О, сколько времени она ждала этого. И что может быть сладостнее возвращения на милую Родину! Все здесь словно напоминало ей о ее детстве, о тех невинных годах, полных безмятежного счастья, годах с ее родными. Теперь все было не так, но здесь, в прекрасном парке Сан-Суси, девушке казалось, что она повернула время вспять и что вот-вот из-за поворота выбежит один из ее младших братьев-сорванцов, или выйдет, чеканя шаг, уверенной походкой отец, или ,прошелестя платьем,  подойдет мать.
А легкий ветерок трепал листья деревьев, теплое ласковое родное потсдамское солнце грело своими лучами лицо, откуд-то издалека, из распахнутого окна донеслись звуки клавесина.
Девушка настолько глубоко погрузилась в этот сладостный мир, что слова Долохова донеслись до нее как-будто издали:- Твоя нежность к родине вызывает уважение. И все же, я бы очень хотел знать, что же произошло, - пауза, - Хотя бы за последний год, и, - Антонин задумался, чуть хмурясь, - Ты же появилась здесь раньше?
Сибилл вздрогнула, словно очнувшись ото сна, и ответила: -Я вот уже пятый год в Англии. Моя бабушка, Герда Майер, да, та самая суровая дама, которая так рассердилась на нас тогда, давно, когда мы сбежали из парадной залы и лазили по замку, в поисках приклиключений, помогла мне сбежать туда от своего горя и безысходности.
Блэки хорошо приняли меня, для Вальбурги я стала не просто прислугой, я стала ее верной подругой. Она -хорошая женщина, гораздо лучше, чем кажется на первый взгляд. Да и ее родители помогали мне.
Я просто обязана была куда-то сбежать отсюда. Слишком болезненным было любое воспоминание о гибели родных.
Я не могла просто сидеть сложа руки. Бездействие губительно, особенно для меня, ты знаешь.
-Сибилл посмотрела мужчине в глаза и добавила. -И теперь все наладиться, теперь я служу человеку, великому и талантливому. Такому не зазорно служить. Да ты, я думаю, и сам обо всем догадался. Ты всегда был прозорливым, Тони. И этим ты мне нравишься. С тобой не нужны лишние слова. Ты всегда так разительно отличался от всех этих светских болтунов. Но не все так просто. Я рада тому, что я занимаюсь делом, но, с другой стороны, мне нельзя слишком рисковать, пока я не подниму на ноги мою малышку Гретхен. Она нуждается во мне как никто другой. да и разве можно обмануть доверие милого, любящего тебя существа? Я не могу предать ее. Поэтому мне приходится нелегко. Но жизнь вообще -непростая штука. Так уж заведено.
Но расскажи мне, чем ты занимался все это время? где пропадал? Я уж не чаяла услышать от тебя и весточку!

+1

12

- Пятый год, - растерянно, вслух повторил Антонин. Почему, почему столько времени он не встречал ее, когда расстояние было куда ближе, чем предполагалось. Долохов схватился за голову. Какой же идиот! - Меня не было в Англии только последний год, уезжал по поручению Риддла, надо было разобраться с кое-какими магическими свитками, фолиантами, рунами, ну и дальше по списку - выдохнул Антонин, до сих пор застревая на том, первом оглушающем заявлении. Пять лет - четверть жизни. Слишком много. Слишком странно. Неужели Сибилл вела столь незаметный образ жизни? Неужели все настолько плохо?
В голове Долохова роилось миллион мыслей. Конечно, хорошо, что Сибилл так нравится у Блэк, но всякому есть предел - его несколько возмущало, что чистокровная волшебница вынуждена быть пусть и по-дружески, как она уверяет, но прислугой.
Антонин никогда ни в чем не нуждался. Наследство его предков могло обеспечить безбедную жизнь еще десяти поколениям вперед. Точнее, даже не безбедную, а вполне разгульную. Но Долохов понимал, что Сибилл помощи не примет - потому что так воспитана, потому что слишком гордая и немного упрямая. Он, Антонин, сам бы не принял.
- Знаешь, Сибилл, - Долохов вздохнул. - Тебе, возможно, понадобится время, чтобы подумать, - издалека начал он. Антонин хотел, чтобы она согласилась. - Но, - он усмехнулся собственным мыслям, - Вполне возможно, что Герда Майер не одобрила бы и этого, - да, он помнил ту прекрасную женщину - его родственники не были такими строгими, мать и вовсе в нем души не чаяла, чтобы допустить хоть какую-то строгость или суровость по отношению к нему. - Стыдно, конечно, приглашать в дом женщину, когда сам там не было целый год и не знаешь, насколько он разрушен, - снова усмешка. Он взял Сибилл за руки и остановился, глядя Майер в глаза. От чего-то ему была не безразлична судьба своей старой знакомой, от чего-то она всегда казалась ему лучше других, и сейчас Антонин думает, что поступает как минимум правильно. - Но он всегда к твоим услугам, к твоим и Гретхен. Если она в Германии, то наверняка чувствует себя одиноко, если здесь, то ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью, за любой помощью, - подчеркнуто, настойчиво. Ведь принимать решения должен мужчина. А Сибилл, нет, Сибилл не должна была заниматься всем этим, не должна была выкарабкиваться из сложившегося положения своими силами, и не потому что она благородная леди, нет. Антонин до сих пор не принимал, как это возможно - когда бросают все, кто крутился рядом, пока у тебя были деньги и уважения, и как мало тех, кто остается. Понимал, но не принимал. И он не мог представить, подумать, что судьба со всеми ее любимицами отвернулась от Сибилл в Германию, но предоставив помощь здесь - на Альбионе, в чужой стране, где люди гораздо хитрее и лживее, то ли в силу климата, то ли в силу привычки, а может быть и крови, наполовину размешанной с дождевой водой и слезами Ровены по ушедшему из замка Салазару. Все великие волшебники собирались в Англии, но чем больше величия в одних людях, тем больше низости в других.
- Я все же прошу тебя подумать, не отказываясь наспех, - Антонин понимал, как тяжело бывает договориться с собственными гордостью или стыдливостью. - Можешь посоветоваться с Вальбургой, я не думаю, что переезд оторвет тебя от нее, - пусть посоветуется, Долохов почему-то был уверен, что Блэк против не будет. Но дело даже не в этом, Антонин не хотел, чтобы Сибилл, будучи его подругой, испытывала хоть какие-то неудобства и перед теми, кто ее приютил, и перед обстоятельствами, и перед не совсем полной жизнью - как бы Вальбурга не платила, зарплата не могла бы обеспечить достойной жизни ни Сибилл, не Гретхен. Достойной, конечно же, ее рода. Единственное, чего Долохов боялся, единственное! - что Майер откажется, не подумав. А если она откажется, то вряд ли согласится после, пусть даже и передумает - менять свои решения не в силах у людей с подобным жестким характером.

0


Вы здесь » HP: Non serviam » Омут памяти » unexpected meeting


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC