HP: Non serviam

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Non serviam » Омут памяти » free vacancy


free vacancy

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

дата, время: август 46 года, 12:00 - 15:00
участники квеста: Minerva McGonagall, Lord Voldemort
описание ситуации: Том Риддл - соискатель должности преподавателя ЗОТИ - в дверях у директорского кабинета сталкивается с бывшей однокурсницей, с которой одну сторону они так и не поделили.

0

2

Том не спеша шел по коридорам Хогвартса, которые последний раз видел два года назад. Он намеревался вернуться. Конечно, занять пост преподавателя - не было основной целью. Точнее, за этой целью находилось довольно много подводных камней, связанных, конечно, с темной магией и созданием вокруг себя организованной преступности, но все же, все же - главное - детская привязанность к замку, который стал для Риддла единственным настоящим домом, который открыл ему, кто он есть на самом деле.
Ходатайство на роль профессора ЗОТИ не пришло в голову Риддлу спонтанно, нет. Еще за год до окончания Том твердо решил, чем будет заниматься дальше. Только после школы его не брали на должность даже в практиканты,  и он ушел, ушел, вынужденный подрабатывать у Горбина - единственная возможность быть близко к темным артефактам и прочим прелестям, а так же поддерживать материально свое существование.
И все же Тома не покидало ощущения, что ходатайство будет провальным. Он уже заранее приготовил в своей голове список возможных проклятий, которыми он одарит директора в случае отказа. Риддл ускорил шаг, подогреваемый собственной злостью, чтобы быстрее преодолеть расстояние до директорского кабинета. Хорошо, что хоть этот идиот Диппет заранее выслал ему пароль, который необходимо назвать горгулье. Иначе бы Тому пришлось довольно долго ждать других представителей власти в Хогвартсе, чтобы попасть внутрь.
За своими мыслями, Том совсем не заметил человека, который неудачно встал прямо у входа. Риддл налетел на этого неудачного волшебника, гася в себе ярость. Поднимаясь и отряхиваясь, Том, наконец, посмотрел в сторону того, кого уронил. И был крайне удивлен. Он протянул упавшей девушке руку. Он, конечно, ожидал, что МакГоногалл останется в Хогвартсе, но не ожидал он ее встретить сегодня. Нет уж, если она здесь работает, то Риддл не имеет права получить отказа.
- Минерва, - что-то вроде приветствия, но оскала несколько больше. К сожалению, эта ведьма всегда отказывалась поддерживать его взгляды, и жертвовала свой острый ум науке, Дамблдору и прочему, прочему, прочему, но не делу. Не делу, которому Риддл собирался посвятить всю свою, предположительно, бесконечную жизнь. - Рад встрече, - совершенно не искренне, но, впрочем, Том пришел минут на пятнадцать раньше, чем ему было назначено, а значит - почему бы и не поговорить? Может быть, за то время, которое прошло, Минерва уже передумал насчет радикальных методов, мало ли, люди меняются, идеалы меняются, а умными сторонниками разбрасываться - не впрок.

+1

3

Вчера утром Минерва МакГонагалл, сотрудник отдела охраны магического правопорядка, написала заявление об увольнении по собственному желанию и положила его на стол начальнику отдела. Какова была его реакция – девушка не имела удовольствия наблюдать, потому что покинула здание Министерства раньше, чем у руководителя, разбирающего бумаги, дошли руки до её заявления. Общественное мнение, а так же то, выплатят ли ей жалование за последние отработанные недели, Минерву не волновало.
К вечеру она получила два письма. Первое – от бывшего коллеги Элфинстоуна Уркхарта – было сожжено и развеяно по ветру непрочитанным, потому что он один ещё мог повлиять на ее выбор; второе – от будущего коллеги Альбуса Дамблдора – сообщало о том, что завтра в десять часов ей следует быть на пороге директорского кабинета. Разумеется, она прибыла раньше. Разумеется, Дамблдор ждал её, и им удалось около получаса просто побеседовать, прогуливаясь по школьному двору.

Потом был разговор за дверьми кабинета директора. Достаточно долгий и непростой, так что к его завершению МакГонагалл чувствовала себя хуже, чем после бессонных ночей на работе. Полтора часа ответов и вопросов, заклинаний, споров, сомнений, и снова вопросов, и снова ответов. Диппет не видел такой уж необходимости принятия практиканта именно по трансфигурации, но был готов предложить иную должность. Дамблдор желал видеть эту выпускницу в помощниках и выпускниках именно у себя. Минерва просто хотела остаться в замке. И осталась.
Услышав долгожданное «да» и просьбу подождать некоторое время в холле, она покинула кабинет, спустилась по лестнице и замерла у стены – как во сне, медленно, с трудом осознавая происходящее вокруг. На лице застула улыбка, взгляд был устремлен в высокое окно зала: из него был виден кусочек одной из замковых башен и ясное августовское небо. Впервые за долгое время она была на своем месте. И теперь пребудет здесь всегда.

… Поэтому падение оказалось для Минервы совершенной неожиданностью. Она вынырнула из мира мыслей уже в полете, не успела ни за что схватиться иди хотя бы как-нибудь удачно развернутьмя, чтобы смягчить падение, и потому оказалась на кА каменном полу с болью в… спине, ушибленном локте и подвернутой каким-то непонятным образом ноге.
- Ты сногсшибателен, Том. И это не комплимент, а претензия, - проговорила МакГонагалл, с помощью молодого человека поднимаясь на ноги. Конечно, она узнала его, как только взглянула. Слизеринец, на год младше, один из талантливейших учеников. Их ставили в пример друг другу и остальным. А от нескольких запомнившихся разговоров и по сей день хотелось поежиться, как от порыва ледяного ветра. Он был умен – и он был опасен. Чем-то непонятным, неназванным. И тогда, и теперь. Она не боялась. Ей просто становилось холодней. – Здравствуй. Не думала, что ты захочешь вернуться.

Девушка отступает на пару шагов и прислоняется к стене, дабы не выдать того, что падение её задело хоть сколько-нибудь. Юбка не помялась, мантия даже не запылилась (хотя её-то как раз она уже успела подправить простеньким очищающим заклятьем) – «смотрите, даже упасть я способна с достоинством».
МакГонагалл не отвечает и не задает встречного вопроса. Ей интересно, но интуиция подсказывает ответ. Ответ ей не по нраву. И она надеется, что не только ей.

+1

4

- Я всегда говорил, что гриффиндорцы - грубые и невоспитанные существа, - надменным голосом, коим чаще балуются Малфои, произнес Том. - Все-таки надо подавать сигнал присутствия в этом мире, - легкая усмешка, скорее защитная - Риддл никого не хотел видеть здесь, он, скорее, предусматривая вариант отказа, желал, чтобы никто не знал о существовании попытки вовсе. Хотя Минерва всегда была умницей - уже догадалась.
Том кривовато улыбнулся, рассчитывая в голове количество дозволенного времени.
- Но ты же вернулась, - резонно, если вдаться в подробности: у него, Риддла, гораздо больше причин для возвращения, гораздо больше больных тем, гораздо больше нестабильности, начиная от места жительства, заканчивая заработком и доступом к хорошей библиотеке, к магии, ко всему тому, что Том все еще мог любить, точнее, к единственному, что Том мог любить.
Риддл не сразу, но оценивающе прищурился. То ли так мало времени прошло, то ли она и впрямь не капли не изменилась. Все тот же высоко вздернутый подбородок и крутой нрав, скрытый под внешней маской послушности и покорности правилам, моральным нормам. Том был уверен, что действительно маска была внешней, что все это было ненастоящим, наносным, а значит - изменяемым. Он до сих пор был уверен, что у него, с его-то обаянием, был шанс изменить мнением Минервы о его планах. Минерва отошла назад: нет не боялась, но словно чувствовала себя неуверенно или неуместно. Гордая и молчит. Том делает небольшой шаг навстречу, беря Минерву за руку и поднимая рукав мантии до локтя, которым она ударилась.
- Сильно ушиблась? - почти извинения, которые не свойственны для Тома от природы, противоестественны ему, но ведь Риддл должен быть джентльменом. Не дожидаясь попыток со стороны гордой и непримиримой МакГоногалл вырвать руку и послать его, Тома, куда подальше, юный маг молча провел рукой, накладывая легкое обезболивающее заклятье. Это было сделано не только из желания помочь, но и из желания впечатлить владением магией без палочки. Внешний эффект, театральный эффект, Том вообще любил впечатлять окружающих. - Надеюсь, что синяка не будет, и ты не будешь ставить в вину мне это преступление против человечности, - уже без улыбки, почти серьезно, хотя сама фраза отдает плохим сарказмом или плохим комизмом. Действительно, он мог бы насчитать преступления посерьезнее и по бесчеловечнее, жаль только, что они мало кому были известны - чертово тщеславие.
А потом - тишина. Том прокручивает в голове минуты ранее. Минерва тоже стоит около дверей кабинета, значит, скорее всего, она уже побывала там - Диппет не стал бы назначать им одно и то же время. Применив все свои дедуктивные способности, Риддл задал вопрос.
- Тебя взяли? - если да, то заход Тома в кабинет директора будет с ровни взятию реванша, второго похода на Эверест без альпинистского снаряжения. Если нет - то проигрывать будет не так страшно, но, все же, из здравых смыслов и логических соображений - не желательно.

+1

5

Минерва не любит прикосновения. Нет, не так. Минерва не-на-ви-дит чужие прикосновения. Людей, которых она готова терпеть ближе, чем на расстоянии пяти шагов от себя, можно пересчитать по пальцам. Конечно, речь идет не столько об общественных местах, там в любом случае приходится жертвовать личным пространством. Речь о ситуациях, подобных этой.
- Как будто места ему здесь мало! – МакГонагалл, действительно, едва сдерживается, чтоб не отдернуть руку и не начать ссору. Окончательно выводит ее из себя примененное Реддлом заклинание. Это хуже, чем взять за руку. Это как будто посторонний дергает за ниточки-нервы, лишенные защиты из крови и кожи.

- Не сс… - начинает она. «Не смей ко мне прикасаться! Не смей делать то, чего я не просила и не позволяла!». Начинает, но говорит совершенно иное, снова запрещая самой себе ввязываться в спор. - …стоило беспокойства, Том. Я в порядке и в состоянии позаботиться о себе сама. Обойдемся без обвинений, разумеется. Во-первых, со вчерашнего дня я ни в чем не могу официально тебя обвинить, а во-вторых… размениваться на синяки было бы глупо, когда есть шанс отыскать что-нибудь поинтереснее, - усмешка. Это не столько намек на какое-то знание, сколько месть за нарушение личного пространства. Попытка съязвить, раз уж сама себе запретила открытое наступление.
Возможно, он лишь посмеется над ней. Над её явными попытками держать себя в руках, не сказать, что абсолютно провальными, но и не вполне успешными. А может быть, ему безразлично. Что ж, а ей и подавно. Нужно просто дождаться. «Нужно просто дождаться Дамблдора… и не брать в руки палочку» - успокаивает себя МакГонагалл.

Пауза. Призрачная надежда на то, что разговор завершен. Но пауза не похожа на спокойное молчание двух посторонних людей, пребывающих каждый в своих мыслях. Она требовательно ожидает продолжения, и первым задает вопрос Реддл. Минерве не хочется отвечать. Ей кажется, что решение ещё не принято окончательно, ей страшно оступиться на пороге.
- Скажем так… вероятнее всего, - помедлив, с осторожностью отвечает она. Девушка с радостью поговорила об этом с любым из друзей, с профессором, приведшим ее сюда, даже с бывшими коллегами, пусть они и сердиты на неё. Но ни слова о том, что происходило с ней за закрытыми дверьми, она не скажет выпускнику Салазаровых подземелий. – И какую же должность ты хочешь занять, если не секрет?
Вот тут ей становится действительно интересно. Минерва пытается примерить на Тома поочередно роль каждого из профессоров, но все они на ее вкус ему великоваты и категорически не идут. Худо-бедно она готова согласиться с заклинаниями или зельями, но профессор Слагхорн незыблем и вечен, а заклинания… нет, не ими прельстился Реддл. Чем же? Она мало интересовалась в школьные годы его личность то, что знала.

+1

6

Тома веселила эта легкая агрессия, накрученная антипатия, с которой Минерва смотрела на него. Хотела она сказать, конечно, что-то другое, но привычка выглядеть прилично не изменила МакГоногалл. Все в рамках, пусть и с некоторой паузой, пусть и с зажимом, в которой чуть ли ни челюсть сводит от злости - так это выглядит со стороны. И ее попытка сохранить спокойствие: надуманная сдержанность, которую легко было выбить из-под ног, словно неровную, неустойчивую почву.
- Со вчерашнего? - недоверчивый изгиб брови. Нет, все может быть конечно, особенно, в фигурах речи. Том попытался пронестись по собственной памяти, чтобы вспомнить, в чем же до вчерашнего дня Минерва могла официально предъявить ему. Ну, разве что, вымотанные в некоторой степени нервы, но только в некоторой - в Азкабан за это не сажают, даже иск не стребуешь за моральный ущерб. - Отыскать поинтереснее, - Риддл деланно нахмурился, поинтереснее - это серьезное заявление. У Тома было целое досье на "поинтереснее" и из уже совершенного, и из только задуманнго. - Вряд ли, для этого необходимо наблюдать ситуацию изнутри, - легкий намек. В конце концов, если брать не идеями, то обычным интересом, губительным любопытством. Хотя здесь явно - пропащий случай, из шансов - один полу куцый процент. Вероятнее всего.. Звучит слишком неуверенно, особенно, для Минервы. И ее вопрос - странно, что сама не догадалась. Конечно, с образом Тома соотносилось нечто более отстраненное, нежели защита, но все же, все же.
Дело было даже не в должности, а в возможностях. Как ни странно, Том считал, что давно превзошел своего учителя, хоть и признавался сам себе, что боялся, нет, боится Дамблдора. Директора он ни во что не ставил - сам он редко принимал решения, и отказать Риддлу по собственному разумению не мог - только по чужому наущению. Только по наущению Дамблдора. А теперь, когда Минерва говорит, пусть и с сомнением, о том, что ее взяли - это выливается в одно, он обязан заполучить желаемую должность. Официальных причин для отказа быть не может по логическим доводам, кроме молодости соискателя. Хотя и это, с другой стороны, может сыграть Тому на руку. А если учесть, что в Хогвартсе как раз нет преподавателя по этому замечательному предмету..
- Не секрет. Защита от темных сил, - невозмутимо ответил Том. И все-таки. - Или ты считаешь, что я и прочие слизеринцы могут учить детей только плохому? - хотя, если ты вообще считаешь, что я и кто-либо из моих последователей способен учить детей - промелькнуло несказанное в голове - ухмыльнулся Риддл. По его мнению этот вопрос так и витал в воздухе, и в силу своей циничности Том просто не мог его не задать. К сожалению, в Хогвартсе Темные Искусства давно не преподавали, не то, что в Дурмстранге. Но все же, это место было Тому куда ближе, чем любые другие возможные места, куда роднее, и вызывало действительно теплые чувства.
- Впрочем, я согласен и на практиканта, - сбавил обороты Том. Все же, от практиканта до преподавателя недалеко. Самое главное закрепиться здесь, в замке, и нигде больше.

0


Вы здесь » HP: Non serviam » Омут памяти » free vacancy


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC