Чем шире ты раскрываешь объятия, тем легче тебя распять. Фридрих Ницше.

Эти 50-е напоминают больше исход девятнадцатого века, нежели середину двадцатого. В этих 50-х больше аристократии, платьев, писем и чернил, чем за всю гравюрную эпоху. В эти 50-е распускаются самые цветы зла, предвосхищая все последующие военные годы. Не хотите окунуться в море порока? Тогда порок окунется в вас.
Над Британией гремит имя Темного Лорда. Под его знаменами собирается дерзость, страстность и магия, воспитанная родовыми книгами и проклятиями. Огненных мечей аврората слишком мало для такой нарастающей силы, готовой выплеснуться через край. Магловский мир под воздействием точного расчета постепенно ввергается в хаос, так же, как и волшебный. Но Вольдеморт безжалостен и к себе. Он крошит свою душу в собственных пальцах, он все менее человечный, а планы его все более грандиозны. Кто же способен выступить против?

«Своими нравами мы пытались возродить средневековое прошлое, и оно возродилось. Оно предстало пред нами в таком извращенном виде, что мы не смогли низвергнуть его в небытие вновь. Оно стало целовать нас в лбы, как покойников, но и тут от фигуры речи до истины недалеко. Маглы, обозленные войной, жаждут нашей крови, крови не пострадавших. Они изобретательны и жестоки. Наш новый бич. Современная инквизиция напустилась на жалкую пародию великих магов.»
Теренс Уильямс «История магии: Библия атеиста»


Слабые мира сего показали зубы. Вооружившись ножами и плетками они стали нападать на магов. Новое поколение инквизиторов действует слишком слаженно. И сильные гибнут. У слабых мира всего - артефакты, сквибы и даже маги, обделенные жизнью. Они берут в плен или уничтожают с особой жестокостью. Они гибнут сами от действия своих артефактов, но это не усмиряет их воинственного пыла. Кто бы мог подумать, что война пойдет на два фронта?

«Мы сами накликали на себя беду. Мы, победившие чуму инквизиции, мы, пережившие отголоски магловской тирании, мы, заключившие Гриндевальда в его же темницы, мы - забыли, что мир всегда должен находиться в равновесии. Мы посмели забыть, что на смену великому дню всегда приходит великая ночь. И теперь эта ночь настигла нас в угаре дымного утра.»
Теренс Уильямс «История магии: Солнце мертвых»

Один из артефактов может вызывать ночные кошмары у населения целой страны. Как боггарт он будет вынимать из души человека самое страшное и сокровенное одновременно, а днем - воплощать в жизнь в самых превратных формах. Хотите Вы этого или нет. Этот артефакт лежит в недрах Министерства, воздействуя на всю Магическую Британию с каждым днем все сильнее. Чем больше кошмаров сбывается, тем сильнее становится артефакт. А Министерство, обессиленное ужасами, бездействует еще более, чем раньше. Инквизиция торжествует. Самое непревзойденное оружие за всю историю человечества действует по их замыслу. Неужели, угроза от маглов будет опаснее интриг Вольдеморта?